Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 1.02.1010 Файры ищут хозяев


1.02.1010 Файры ищут хозяев

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Персонажи: Т'мир (НПС), Корта, К'тиан
Время: 1.02.1010. Утро.
Место: Вейр Бенден.
Ключевые события:
- Корта получает коричневого файра.
- К'тиан получает золотого файра.

0

2

Синий Гаминт улетел из Вейра еще до рассвета. Его всадник, Т'мир, махнул на прощание загадочно рукой Хозяйке Нижних Пещер и обещал вернуться "скоро и не один".
- Только пусть это будет не дочь Лорда, - крикнула ему вдогонку одна из кухарок, а он только загадочно улыбнулся.
  И вот, спустя четыре часа, весь в песке и пыли, с порванной рубашкой, но при этом страшно довольный собой синий всадник спрыгнул со спины своего дракона, погладил его по морде - Гаминт светился самодовольством не меньше своего всадника - и подхватил с его спины какой-то плотный мешок.
  Т'мир осмотрелся по сторонам, кивнул знакомым, а таковыми были абсолютно все обитатели Вейра, и быстро побежал в сторону Нижних Пещер. Оттуда его вытолкали очень скоро, но, судя по довольному виду юноши, он успел стянуть то, что хотел. И уже после этого, по-прежнему не выпуская свой загадочный мешок из рук, молодой всадник пошел в сторону Главных Пещер. По каменным ступеням принято было ходить медленно, во-первых, из уважения к обитавшим здесь Предводителям Вейра, а во-вторых, просто потому, что ступени были старыми и довольно узкими, и здесь легко можно было свернуть себе шею, но девятнадцатилетнему мальчишке было некогда об этом задумываться. Он почти бегом пробежал по лестнице и свернул в Зал Архивов.
- Смотрите, что у меня есть! - От его крика старый мастер архивариус чуть не поставил на коже жирную кляксу и, не сдержавшись, помянул битую скорлупу.
- Что ты там притащил на этот раз? - Поинтересовался арфист без особого энтузиазма.
  Но синий всадник не ответил и только загадочно улыбнулся. Он прошелся вдоль столов с записями, дошел до камина и очень аккуратно положил свой мешок рядом с огнем.
- Холодно тут у вас.

0

3

Корта с самого завтрака сидела за столом в Зале Архивов, пытаясь разобраться в схеме маленького холда на восточном побережье. Чернила были плохие, а сама кожа в одном месте порвалась, так что теперь трудно было даже сказать, где у карты верх, а где - низ. Название тоже было написано неразборчиво: видимо, писал не арфист, а кто-то из холдеров.
"Как ты думаешь, могли они сделать ямы для огненного камня рядом с кузницей?", - поинтересовалась женщина у своей зеленой, в очередной раз переворачивая кожу. 
"Ну, если они не собирались насыпать туда огненный камень, то может быть", - сонно-флегматично ответила Тиата. Она в этот момент спокойно дремала на карнизе перед своим вейром, и ей не было особого дела до того, над чем мучается ее всадница.
"Если я не разберусь с этой кожей, мы с тобой сами полетим туда", - пообещала женщина, с мстительным удовольствием чувствуя, как недовольная зеленая просыпается окончательно. - "Причем, если я не смогу прочитать название холда, мы полетим на побережье и будем искать все похожие ориентиры".
"Там сегодня ветрено", - проворчала зеленая, переворачиваясь на другой бок, пряча большую голову в пещере.
  "Откуда ты знаешь?"
  "Мне Лант сказал, он говорит, что вода неспокойная".
  "А он что, уже вернулся? И где же он был?"
  "На южном берегу. А потом на Исте".
  "И что же он там..."
  Женщина не успела договорить, потому что в этот момент в пещеру как раз ворвался всадник синего Ланта. Увидев у него в руках драгоценный мешок и услышав ликующие нотки в голосе, Корта почти сразу поняла, в чем дело. Мальчик уже два месяца бредил файрами: с тех пор, как увидел у своего приятеля из Вейра Иста миниатюрную золотую красавицу. Тиата тут же подтвердила ее догадки.
- Конечно холодно по сравнению с пляжами Исты, - заметила зеленая всадница, когда парень прошел мимо к огню.
- Уже догадалась? Тогда один - тебе, - Т'мир ткнул пальцем в мешок и широко улыбнулся.
- Ну спасибо, - не стала отпираться женщина, возвращая такую же искреннюю улыбку. Чего уж скрывать, она бы тоже не отказалась от маленького яркого создания. Стоило женщине подумать об этом, как тут же пришлось успокаивать возмущенную Тиату и трижды повторять ей, что она - в любом случае самая умная, красивая, замечательная и яркая, и никакие файры, даже золотые, не смогут с ней сравниться.

+1

4

К’тиан лежал на песке, растянувшись во весь рост, рядом огромной бронзовой тенью расположился Лит, его сетчатые глаза были закрыты, дракон наверняка получал больше удовольствия, чем его всадник.
Это по настоянию Лита они полетели сюда, не смотря на то, что древние считали Южный материк не пригодным для жизни купаться в теплом заливе и греться на раскаленном песке было просто волшебно. Лит вообще не проводил ни дня без купания, ему доставляло одинаковое удовольствие плескаться в теплых водах залива, куда они летали с заядлой периодичностью, и в холодном озере в холде Руат. Дракон понимал, что его всаднику намного больше нравится теплая вода и еще более теплый песок.
Поэтому сегодня утром, как только К’тиан проснулся в его сознание промелькнул богатый ментальный голос дракона.
-Сегодня нет тренировки. - К’тиан был уверен, если бы у Лита могла быть человеческая мимика, то он бы сейчас лукаво улыбался.
-Сегодня нет. – Согласился К’тиан, выходя в пещеру, где на углубление в камне свернулся его бронзовый.
Лит был поистине огромным, глаза не обманывали всадника, рядом с остальными бронзовыми, а Бенден всегда славился большими зверьми, он был поистине велик, лишь немного меньше золотой королевы.
К’тиан давно привык к Литу, он был неотъемлемой его частью, словно лишь вместе они были одним целым. Как будто-то мужчина пробудился только когда переливчатые глаза Лита заглянули ему в душу, порождая там вечную преданность и бесконечную любовь.
-Я хочу купаться. – капризно протянул Лит, выгибая шею, чтобы видеть своего всадника. – Давай полетим в наш залив?
К’тиан  поднял руку и любовно почесал надбровные дуги дракона, он никогда не лишал Лита этой ласки.
Признаться, бронзовый всадник и сам был не прочь искупаться, но сначала ему нужно было выполнить поручение мастера кузнецов, ему понадобились какие-то записи, хранившиеся в Вейре. Бенден всегда помогал мастерам, поэтому им с Литом сначала предстояло слетать в Главную мастерскую, а лишь потом нежиться на пляже Южного континента. 
Всадник спустился в Нижнее пещеры, слава богу его вейр находился не так высоко, как вейры Предводителей, поэтому ему не всегда приходилось обращаться к милосердному Литу, готовому в каждый момент отвезти своего всадника вниз. К’тиан быстро сбежал по ступеньками и оказался в Нижних пещерах, где уже во всю кипело кла и готовилось жаркое.
Ленора, молодая златовласая девушка мило улыбнулась ему и налила в кружку горячего кла, а проходя мимо легонько коснулась рукой спины. У них что-то было несколько оборотов назад, когда они с Литом нашли ее в поиске в Наболе, но в тот раз маленькая королева выбрала не ее, и девушка осталась в Вейре, как делали многие. Жизнь Вейра была намного интереснее, чем в холде или мастерских, К’тиан знал это не по наслышке.
Кажется, поговаривали, что у Леноры он него сын, но сама девушка ничего не говорила, она лишь недавно скрасила его одиночество, это было во время прошлого Рождения. Он перекусил на скорую руку, нетерпение Лита передалось и ему, теперь мужчине не меньше, чем его дракону хотелось окунуться в гостеприимные воды их излюбленной бухточке.
Лит нетерпеливо смотрел на своего всадника.
-Я хочу плавать. – В который раз горько признался дракон. 
К’тиан расхохотался, прижимаясь к теплому боку бронзового.
-Летим в Мастерскую Кузнецов. – Прошептал всадник, давая своему дракону ориентиры. Лит сорвался с карниза, резко бросился вниз, ловя поток воздуха и вошел в Промежуток.
И вот теперь, как К’тиан и обещал они грелись на солнышке, устало развалившись на пляже, летное снаряжение всадника лежало неподалеку.
-Лант сказал мне, что они нашли яйца огненной ящерицы. – Дракон приоткрыл один глаз, смотря на своего всадника. – Он просил нас прилететь.
К’тиан быстро натянул летную куртку и штаны, и взобрался на Лита, через несколько минут они уже были в промежутке. Моментальный холод сковал все его члены, он не чувсовал ни чего, даже своих рук и ног, даже теплого тела Лита под собой.
Через время, равное трем вздохом все кончилось. Они парили над чашей Вейра, медленно спускаясь вниз.
-Они в Зале Архивов. – Подсказал Лит, К’тиан потрепал его по шее и неспешной походкой прошел в Зал Архивов.

Отредактировано К'тиан (2011-12-25 20:14:02)

+1

5

- Значит так! - Синий всадник убедился, что с его драгоценным мешком все в порядке, встал с колен, выпрямился в полный рост и еще, для пущей важности, поднял вверх руку. - Одного файра я оставлю нашей милой Корте, если они пообещает мне нарисовать моего Гаминта.
  Молодой человек на несколько секунд прикрыл глаза, делая невольную паузу, чтобы послать своему синему мысль, полную любви и обожания. Давно привыкшие к это странности обитатели Вейра не обратили на нее никакого внимания. Через пару секунд от входа в пещеру послышался довольный рокот огромного зверя. Т'мир улыбнулся еще шире и снова вернулся в действительность.
- Еще одного файра я подарю нашему уважаемому арфисту, - мальчишка подмигнул и отпустил глубокий поклон в сторону мастера архивариуса.
- Ну, одного я, конечно, оставлю себе. А последнего...
- А что, в кладке было всего четыре яйца? - Удивился арфист.
- Нет конечно. Остальных забрал себе Р'тар.
  Заметив удивление на лицах своих слушателей, Т'мир вздохнул, но пояснил:
- Это мой приятель из Вейра Иста. Это он нашел кладку и позвал нас с Гаминтом. Мы-то сегодня все утро копались на южном берегу. Вместо облета территории, все равно смотреть не на что, - последнюю фразу юноша проговорил скороговоркой и показал руками на свой костюм, наглядно показывая, сколько времени у них с синим на это ушло.
- Так вот, последнее яйцо я отдам твоему командиру крыла, Корта. А то он в последнее время какой-то больно грозный: сверкает глазами так, что я при нем есть не могу.
  Разумеется, все это ему надо было сказать как раз в тот момент, когда К'тиан появился на пороге.
- Ой. Здравствуй, бронзовый. Рад тебя видеть.

0

6

Услышав про портрет дракона, Корта усмехнулась. Т'мир не мог говорить серьезно - просто не умел. Хотя, наверное, стоило нарисовать ему картинку с его обожаемым Гаминтом - порадовать паренька лишний раз было приятно.
  "Кстати", - вдруг пришла в голову мысль зеленой всаднице. - "Вот что можно можно будет подарить Когану, если он запечатлеет дракона на этом Рождении".
  "Что скажешь, Тиата? Если я зарисую его дракончика, это будет хороший подарок?"
  "Почему бы и нет? Вы, люди, всегда так сентиментальны. Ты до сих пор вспоминаешь, какая я была неуклюжая на Площадке Рождений", - в голосе зеленой не было никакого недовольства, просто задумчивое непонимание. Драконы по-другому относились ко всему, что касалось времени. Они не интересовались ни прошлым, ни будущим. Особенно странно вели себя в этом отношении золотые королевы - иногда казалось, что они заранее знают все, что с ними будет, но их это ничуть не волнует. Главное, чтобы сегодня и сейчас дракон был сыт, лежал в тепле, и у него не чесалась шкура. А вот Корта не могла не вспомнить снова горячий песок под ногами и радостные огромные глаза маленькой зеленой, когда они встретились в огромной пещере.
"Ты ничего не понимаешь. Это был самый замечательный момент..."
"Понимаю. Но не обязательно это все время повторять, чтобы знать, что это так".
  Всадница почувствовала, как ее дракон прикрывает глаза и погружается в ощущение тихого спокойствия. Именное такое чувство она испытала, когда после нескольких страшных и одиноких минут нашла, наконец, своего человека. Покой.
  Корта вздохнула и с трудом выпала из мыслей Тиаты. Как раз вовремя, чтобы услышать реплику Т'мира про его неудавшийся облет.
"Хоть бы не говорил", - усмехнулась про себя женщина, но решила поддержать игру и сделать вид, что ничего не слышала. Она не одобряла такое поведение молодого всадника, но признавала, что многого он не упустил. Действительно, ежедневные патрули вот уже восемь Оборотов не приносили ничего, кроме разочарования, потому что в воздухе не было никаких следов Нитей, и вряд ли что-то изменилось именно сегодня, когда мальчишке на синем драконе приспичило покопаться в песке вместе того, чтобы парить над горами. И все-таки, если Т'мира на этот раз поймают и оставят на несколько дней дежурить у Звездных Камней, это будет справедливо.
"Ты же не будешь ничего говорить его командиру?" - С искренним изумлением поинтересовалась Тиата.
"Я - нет", - улыбнулась всадница.
  Она сидела у входа и как раз видела, как в пещеру входит К'тиан.
- Здравствуй, - тихо проговорила женщина, чтобы не отвлекать разглагольствующего синего. Ей вдруг стало очень интересно, как отреагирует ее командир крыла: поблагодарит резвого мальчишку за то, что тот принес ему яйцо файра, или отчитает за пропущенное дежурство.

+1

7

К’тиан нечасто бывал в зале архивов, после того, как его юношей забрали из мастерской арфистов, он почти не притрагивался в летописям, только если для особых нужд. Он и так знал все обязательных песни наизусть, ему не нужно было их повторять. Они словно каленым железом были выжжены у него в мозгу.
А может быть, все дело было в том, что К’тиану просто не нравился запах старой кожи, на которой хранились записи.
Его шаги глухо отдавались в туннеле, мужчина еще будучи учеником арфиста научился этому. Иногда тишина передвижений очень помогала, если тебя не слышали, то и не трогали, не посылали с поручениями, и ты мог спокойно достичь нужного места.
Не было ничего удивительного, что молодой всадник не услышал его шагов, продолжая говорить.
К’тиан широко улыбнулся, юноша был прав, в последнее время он был хмур, Лит часто замечал это.
-Думаешь, если у меня будет огненная ящерица, ты снова сможешь поглощать все запасы в Нижних пещерах?
В его голосе не было угрозы или осуждения, скорее веселость.
-И я рад, Т’мир.
Он сделал небольшую паузу, смотря на синего всадника.
-Лит передал мне, что вы с Лантом хотите видеть именно нас.
Сейчас он говорил не просто как мужчина, за ним стоял его дракон, огромный бронзовый гигант Лит, глубокий бархатистый голос которого постоянно звучал у него в голове.
-Здравствуй, Корта. – Улыбнулся зеленой всаднице командир крыла, Лит нежно протрубил, сидя на солнышке, около входа в пещеру. – Лит приветствует тебя, всадница Зеленой Тиаты.
И снова повернулся к молодому всаднику, который, лучась улыбкой, держал около груди яйца файров. Взгляд К’тиана стал суров, когда он посмотрел на синего всадника. Синие всегда отличались взбалмошным характером, но Т’мир, как и обычно, бил все рекорды. Он был слишком своевольным, слишком резким. Он был мальчишкой, мальчишкой с огромным драконом за спиной, который стоял за каждым его поступком.
-Каков всадник, таков и дракон. – Почти весело раздался у него в голове голос Лита.
Дракона явно только радовала вся эта ситуация, ему были непонятны метания своего всадника. Гаминт с Т’миром принесли яйца огненной ящерицы и решили одно отдать К’тиану. Для Лита все было просто и понятно. Не смотря на весь свой незаурядный ум, дракону было невдомек, почему К’тиан немного раздражен.
Мужчина сам выжидал паузу, он не был командиром крыла Т’мира, поэтому, чисто теоретически, не мог сделать ничего: мальчишка нашел яйца и решил поделиться ими, это в любом случае был весьма благородный поступок. Файры были очень полезны, они передавали сообщения, тоже могли сжигать нити, как и драконы.
Лит мысленно фыркнул, как и любой дракон, он не мог смириться, что его вывели из этих маленьких ящериц, конечно очаровательных, но совсем нелогичных.
-Т’мир… - Начал было К’тиан, парень бросил на него почти испуганный взгляд. - … я не командир твоего крыла, поэтому у меня нет прав наказывать или выговаривать тебе. – Он внимательно посмотрел на всадника, стараясь понять, что именно сейчас он чувствует. По мнению К’тиана в глазах молодого крылатого должно быть хоть немного вины. – Но, надеюсь, ты понимаешь, что поступил безответственно. Особенно теперь, когда люди перестали верить, что Нити упадут.
К’тиан тяжело вдохнул.
-Мы не должны подводить их. Мы должны верить, что они упадут.
Он чувствовал, как все напряглись, как напряглись всадники, находящиеся в зале, как снаружи напряглись драконы.
-Я не чувствую, что Нити должны упасть. – Виновато признался Лит.
-Я знаю. Знаю.
Кивнул К’тиан, понимая, что сейчас не время и совсем не место. Он только хотел что-то сказать, как с улицы донесся гул драконов.
-Начинается. Начинается. – Воскликнул в его голове ментальный голос дракона.
Маленькие яйца файров начали раскачиваться, драконы гудели. К’тиан много раз бывал на Рождение, но всегда это было Рождение драконов, праздник для всех жителей Холдов и Мастерских, и, особенно, для Всадников.
Это всегда было величественно, тревожно и невероятно радостно. Великий день Рождения драконов, возможность попытать счастье для обычных мальчишек, которые всю жизнь мечтали обрести огромного друга, который на всю жизнь станет тебе опорой. Который никогда не предаст, который всегда будет рядом, и вы навеки станете одним целым.
-Да. – Тихо подтвердил Лит, нежно воркуя.
-С древнейших дней гласит закон – едины всадник и дракон. – Прошептал К’тиан, делая шаг ближе к синему всаднику.
-Спасибо, Т’мир, это настоящий дар.

+1

8

При слове "должны" Т'мир едва заметно поморщился. Эту кислую мину его командир крыла узнал бы сразу. Не любил парень это отвратительное слово, особенно когда его произносил кто-то из старших. Но все равно он честно постарался сделать виноватое выражение лица, скосил глаза в сторону, изображая понимание, и многозначительно помолчал. Правда, хватило его ненадолго. Когда он увидел, что все-таки смог произвести впечатление на бронзового всадника, его лицо засияло.
- Не за что. Сочтемся, - парень нагловато подмигнул командиру крыла и любовно посмотрел на свою находку.
Вдруг Гамит тихим голосом предупредил его, что чувствует приближение рождения. Парень тихо вскрикнул, чуть не выронил яйца, потом опомнился, положил свою ношу на ближайший стол и побежал к выходу. На ходу он успел обернуться к всадникам:
- Быстро! Разложите их пока и выберите себе по одному. И мне не забудьте оставить! Я - в Нижние Пещеры, за мясом.
На выходе из пещеры мальчишка чуть не сбил К'тиана с ног, схватил его за плечо, чтобы удержать равновесие, и побежал дальше. Арфист успел крикнуть ему, чтобы он не свернул себе голову на ступенях, но всадник уже не услышал.
- Пойду проверю, что его кости не валяются на дне Чаши, а то ваши файры останутся без мяса, - сообщил мастер и тоже направился к выходу. По пути он не удержался и с некоторой завистью оглянулся на стол. Видимо, ему не хотелось присутствовать на запечатлении, на которое его не пригласили. В пещере остались только двое всадников и три медленно раскачивающихся маленьких яйца. И еще откуда-то из прохода слышалось довольное гудение драконов и время от времени - возбужденный голос Т'мира, который, кажется, взял новый рекорд в скорости бега и уже возвращался обратно.

0

9

Корта иногда не успевала за молодыми всадниками. За Т’миром, по крайней мере, точно, потому ч то он имел обыкновение возникать  и исчезать, как дракон из Промежутка. Когда он сорвался с места и понесся к выходу  - а зеленой всаднице сначала показалось, что прямо к К’тиану – она подумала, что парень от переизбытка чувств собрался обнять ее Командира. Проверить на практике, правда ли мужчина «оттаял». Абсурдность мысли дошла до женщины только спустя несколько секунд, когда в ее голове громко и с явной издевкой засмеялась Тиата. Она дорисовала картинку в воображении весьма специфическим образом и предложила передать ее Литу.
  «Не смей!» - Тут же отреагировала всадница. – «Если не хочешь, чтобы на следующем дежурстве нас отправили искать Нити на Южном».
«Там должно быть тепло…», - не очень уверенно протянула зеленая без особого, прочем энтузиазма. – «Яйца скоро вылупятся».
  И опять Корта не сразу смогла уловить, о чем речь. Но когда поняла, подскочила с места чуть ли не быстрее Т’мира, который к жтому времени уже успел скрыться в проходе и, судя по грохоту снаружи, как раз успел скатиться с лестницы.
  Мастер-арфист поднялся со своего места, зеленая всадница проводила его задумчивым взглядом, но ничего не сказала. На секунду у нее появилась мысль уступить ему свое яйцо, ведь, в конце концов, она может и сама покопаться в песке и найти еще одно, а немолодому уже и одинокому мужчине эта радость куда нужнее. Но яйца на столе слабо закачались, и мысль, как появилась, так и пропала. В конце концов, это ведь подарок? К тому же, потом она все равно может пролететься и найти еще одну кладку, специально для арфиста. Успокоив совесть этой мыслью, женщина сделала шаг к столу и бронзовому всаднику. Движение получилось каким-то замедленным, а по пути неожиданно вырос заваленный Записями стол, так что женщина чуть не упала.
- Никогда не думала, что после Запечатления Тиаты будут когда-нибудь еще так волноваться, - с извиняющейся улыбкой проговорила Корта.
  Снаружи раздалось мысленное недовольное ворчание, которое прекрасно услышали оба всадника:
«Нашла, что с чем сравнивать»
    Корта послала зеленой мысль, похожую на воплощение улыбки. Зеленая в ответ передала что-то очень близкое к тому чувству, с которым ребенок высовывает язык в след дразнящему его прохожему.
  - Докатились, - заметила зеленая всадница своему Командиру, забыв, что Лит, может быть, и не стал передавать ему тонкости ее общения с Тиатой.
  Наконец, она прошла последние пять шагов до заветного стола и смогла повнимательнее рассмотреть яйца. На вид все они были примерно одинаковыми, разве что одно казалось чуть крупнее.
- Выбирай, Командир. Первое яйцо твое. – Самое большое яйцо вдруг резко и опасно накренилось в сторону. – И лучше поскорее.

+1

10

Т’мир, как всегда был бессбашен и отчаянно молод, но это совершенно не мешало ему быть отличным Всадником, который замечательно ухаживал за своим драконом, вероятно поэтому К’тиан не обратил внимания на резкость юноши. Не было в этом никакого неуважения к бронзовому. Не прошло и минуты, как яйца закачались, а драконы начали гудеть, приветствуя рождения своих дальних сородичей.
К’тиан не знал, как к этому относятся остальные драконы, но Лит отрицал, что они были выведены из крошечных не больше локтя файров.
-Уже совсем скоро. – Передал дракон, не обращая внимания на мысли Всадника.
Рождение всегда было чем-то замечательным. Собравшиеся сделали шаг в сторону стола, на котором все сильнее покачивались несколько яиц огненной ящерицы. Бронзовый Всадник заметно волновался, что не случалось с ним довольно давно. Он краем глаза обратил внимание, что Корта тоже волнуется, ее движения стали каким-то нерасторопными, а голос девушки был извиняющимся.
-Я тоже волнуюсь. – Успокоил ее К’тиан.
Он почти не обращал внимания на то, что твориться вокруг, его взгляд был направлен только на маленькие пятнистые яйца, которые были так похожи на яйца драконов в миниатюре. Снаружи донеслось недовольное ворчание Тиаты, зеленой Корты, Лит передал своему Всаднику их разговор и К’тиан снова улыбнулся. Сегодня он делал это чаще, чем весь последний оборот.
-Не понимаю к чему она ревнует. – Отозвался Лит. В его сознание не было ни капли ревности, только возбуждение так похожее на волнение бронзового всадника.
-Лит говорит, что не понимает к чему ревнует Тиата. – Ответил командир крыла Всаднице на ее короткое заявление.
Ему тоже была непонятна ревность зеленой, но отношения дракона с его Всадником – сугубо личное дело, если это не касалось дел Крыла, то К’тиан соблюдал нейтралитет.
Теперь они вместе с Кортой стояли рядом со столом, на котором все сильнее раскачивались маленькие яйца, они все были примерно одинаковые, у файров никогда нельзя было понять в каком яйце бронзовый, а в каком Королева. Яйца драконов, кроме золотого, тоже особо не отличались, но на яйцах, из которых обычно рождались бронзовые всегда были странные отметины, похожие на причудливые знаки.
Самое крупное яйцо опасно накренилось, К’тиан почти не слышал  слова Корты, как и много оборотов назад, с Литом, он не осознавая этого сделал шаг вперед и твердое яйцо упало ему прямо в ладони. Он странно посмотрел на Зеленую Всадницу, ему совершенно не улыбалось забирать у остальных самое большое яйцо, он считал, что его должен забрать Т’мир, так как оно принадлежало ему по праву. 
-Вылупляется. – Голос Лита звенел от напряжения.
К’тиан опасливо поглядывал на ее, которое в его руках начало трескаться, большая продольная трещина быстро расширялась. Бронзовый не мог отвести взгляд от этого чуда, оно буквально происходило в его руках. Чудо Рождения. Пение Лита перешло в нежное воркование.
Яйцо раскололось пополам и на руках у Всадника оказался маленький, чуть больше ладони, золотой файр. Золотая королева поднялась на нетвердые ножки и распахнув прозрачные хрупкие крылышки, пронзительно закричала, вращая во все стороны сетчатыми глазами, в которых преобладал красный цвет.
-Ты прекрасна. – Прошептал К’тиан, вкладывая в свой метальный сигнал всю любовь и восторг, которые в нем вызывала маленькая Королева.
Дракончик верещал на его ладони.
-Она очень голодна. – Передал Лит. – И ей страшно.
К’тиану было тоже немного страшно, но он старался не выдавать страха, чтобы маленькая красавица не ушла в Промежуток. Мужчина протянул руку, и кто-то вложил в нее кусок мяса, скорее всего это был синий всадник, который уже вернулся из Нижних пещер.
Бронзовый отщипнул маленький кусочек и протянул его маленькой ящерке, которая все еще пронзительно верещала.
-Останься со мной, малышка. – Уговаривал файрика К’тиан, сам не замечая, что говорит вслух. – Ты так чудесна, так замечательна. Останься.
Он вкладывал в свои слова всю нежность, которая была у него, всю любовь, которое порождало в нем замечательное существо.
К его сигналам присоединился Лит.
-Останься с нами, маленькая Королева. Ты так великолепна. – Уговаривал огромный бронзовый гигант.
Ящерка заверещала, но его голос уже не был столь пронзительным, она взяла передними лапками кусок мяса, который тут же исчез в ее желудке, К’тиан отщипнул новый кусок, кормя ящерку и приговаривая полушепотом какая она замечательная, как он ее любит, как хочет, чтобы она осталась с ними навсегда.
Вскоре глаза файра перестали отливать краснотой, она обвила запястье Всадника маленьким хвостиком, а ее животик стал похож на туго набитый мячик. Сытый файрик нежно верещал, К’тиан осмелился погладить надбровные дуги маленькой Королевы. Дракончик нежно заурчал. Сытый и довольный, согретый теплом К’тиан и Лита он явно никуда не собирался.
-Она останется? – Спросил Всадник у своего дракона.
Снаружи слышалось нежное воркование огромного бронзового дракона.
-Она не хочет никуда уходить. – Дракон явно был доволен, ему нравился файрик, которого он видел через мысли К’тиан. – Она хочет ко мне. – Довольно сказал дракон, выгибая шею, чтобы заглянуть в зал архивов.
К’тиан рассмеялся, не заметил направленных на него странных взглядов, вышел из Зала к Литу, который сидя на карнизе все еще выгибал шею. Маленькая Королева увидев бронзового гиганта расправила крылья и заверещала, К’тиан усмехнулся:
-Малышка, он тебе не по размеру.  – Сказал бронзовый всадник, подсаживая Королеву на нос Бронзового дракона.
Ящерка свернулась калачиков на носу Лита, который пытался не дышать, чтобы не разбудить малышку, К'тиан вернулся в пещеру, посмотреть, как дела у остальных.

Отредактировано К'тиан (2012-01-08 19:31:42)

+1

11

К'тиан подошел к столу первым, а Корта все еще нерешительно стояла где-то у него за спиной и смотрела на миниатюрные яйца. Ей было немного страшно взять их в руки - настолько они были маленькие. Но тут кто-то толкнул ее в спину, и, обернувшись, женщина увидела улыбающееся лицо Т'мира. В руках у мальчишки была целая миска мясных обрезков.
- Ну чего ты замерла?
  Корта улыбнулась синему в ответ, не выбирая, взяла со стола одно из двух оставшихся яиц и сразу забыла обо всем остальном.
  "Оно шевелится. Я чувствую", - мысленно проговорила женщина, обращаясь к своей зеленой.
  "Я тоже. Это он".
  "Ты уже можешь..."
  Но тут яйцо у нее в руках треснуло, и из трещины показалась любопытная коричневая головка. Корта немедленно почувствовала, что малыш голоден. А файр почувствовал запах мяса. Его сверкающие глаза окрасились красными пятнами.
- Да, да, сейчас, сейчас, - женщина на ощупь нашла кусок мяса и сунула его под нос ящерке. Мяса тут же не стало.
Корта краем уха услышала, как К'тиан и Т'мир воркуют над своими файрами. Женщине стало немного смешно и сразу вспомнилось Запечатление. Тогда она тоже, кажется, мысленно болтала без умолку, повторяя сама не зная что.
- Ты тоже очень красивый, малыш, - заметила женщина файру, пока еще не своему, но тот не обратил на ее слова никакого внимания и даже отвернулся. Отвернулся он, правда, в сторону миски с мясом, но всадницу это неожиданно развеселило.
- И гордый, - добавила она и протянула маленькому следующий кусок.
  "Подходящее имя", - заметила Тиата.
  "Я тоже так думаю".
  За следующие несколько минут файр ухитрился съесть столько мяса, что Корта даже начала волноваться. Наконец, он стал глотать медленнее и даже вспомнил о том, что еду полагается жевать, а последний кусок так и застрял у него в пасти - и со свисающим клочком ярко-красной плоти под носом он уснул.
  "Теперь ты снова будешь по пять раз в день доставать банку с маслом", - ехидно заметила Тиата. Она не забыла, сколько было вздохов, пока она росла.
  "Я на него за всю жизнь не изведу столько масла, сколько у тебя уходило на день".
  Зеленая тихо фыркнула и улетела с карниза к озеру. Корта поняла, что возвращаться в свой вейр ей предлагается самой и улыбнулась.
"Я все равно тебя люблю. И его теперь тоже".
"А как же иначе?", - без тени сомнения заметила дракон и нырнула в воду. Сонный коричневый дракон на ровне эмоций подтвердил ее уверенность. Действительно, как их можно было не любить?

+1

Похожие темы


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 1.02.1010 Файры ищут хозяев


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC