Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Запечатление

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Это короткий рассказ о том миге, когда всадник обретает своего дракона. Думаю, он поможет вам понять всю важность и красоту события.

Запечатление
(Энн Маккефри)

По мнению Фелессана, яйца, скорлупа которых постепенно твердела на Площадке Рождений, были совершенно разными. Ну, может, не такими уж разными. А, может, и вовсе одинаковыми. Возможно, это было всего лишь его осознание того, что этот момент, это Рождение, — его первая попытка Запечатления, и это представляло для него яйца абсолютно в ином свете. Сама мысль о том, что его посчитали достойным юношей для Запечатления одного из великих драконов Перна, восхищала, но в то же время пугала его.
Солнечные лучи проникали сюда сквозь высокие просветы в Чаше Вейра, причудливо отражаясь от скорлупы яиц. С тех пор, как Ф'лар два дня назад отвёл его и еще двоих мальчишек в сторонку в Нижних Пещерах, чтобы сообщить о том, что они могут стать Кандидатами, если пожелают — как будто кто-то в здравом уме мог бы упустить подобный шанс — Фелессан уже несколько раз отлынивал от своей ежедневной работы, чтобы пройти через большую пещеру, порождающую эхо. В каком яйце бронзовый дракончик, а в каком голубой? Насколько Фелессану было известно, способа узнать, какого цвета вылупится дракончик из любого обычного яйца, ещё никто не придумал. Королевское же яйцо, конечно, было легко определить. Оно почти целиком золотое, как и маленький дракон внутри, больше, чем все остальные, и лежит, любовно охраняемое, между когтями Золотой Королевы.
Рамота приоткрыла один большой фасеточный глаз, похожий на драгоценный камень, и равнодушно посмотрела на мальчика. К его облегчению, глаз светился голубым цветом сонливости, а не желтым или красным раздражения. Фелессан боялся, что, разглядывая его, она принимает решение: «Может получиться голубой всадник, но не более», как уже в течение двух дней это делали старшие и молодые всадники. Он не понимал, с чего вдруг остальные начали говорить о нём. Только Фаранта знает, на какие уловки пошли всадники, чтобы предпочтение драконов, на которых они летали, пало именно на них! Он прижал ладонь ко рту, испугавшись, что его недобрые мысли могут стать словами. Что если Рамота услышит его? Кто знает, что именно приводит к Запечатлению?
Спальни были переполнены в последнюю неделю: из разных холдов прибыли новые мальчики, найденные во время Поиска. Большинство из них были ему не знакомы, но Фелессан узнал Боранда, из холда Лемос. Боранд однажды сопровождал караван с десятиной, и они вместе с другими мальчишками провели долгий жаркий день, складывая мешки с зерном в кладовые под присмотром Маноры. Он был рад, что Боранд приехал в Бенден. Только двое других мальчиков его возраста из Вейра подойдут к кладке в ближайшее время, и другие смотрели на трёх избранных с подозрением. Фелессан не знал, почему никого из них не избрали Кандидатом в этот раз. Он даже не до конца понимал, почему выбрали его.
Как можно Запечатлить дракона? Всё, что они слышали от старших всадников, были расплывчатые предупреждения. «Не делать того… не делать этого… ни в коем случае не делай так…» И самые непонятные: «Не давай переедать своему дракону», «Ты не должен бояться своего дракона». Ф’нор наставлял мальчишек перед тем, как передать их Фелене для примерки туник: «Он никогда не причинит вам вреда». Всё это, конечно, полезно, но основной-то вопрос, как привлечь к себе дракона.
Кандидатов было почти в два раза больше чем яиц, зреющих на песке. Ф’лар любил давать дракончикам широкий выбор, но это всегда значило, что и разочарованных на площадке после Рождения оставалось намного больше. Фелессан только пожал плечами. До тех пор, пока он не стал одним из них, это его не волновало. С девушками дело обстояло ещё хуже. В любом случае, их набиралось от двух до десяти, а королева для Запечатления только одна.
У всех мальчишек была возможность дотронуться до яиц. Погладив один из вытянутых овалов, Фелессан вздрогнул, увидев, что Рамота смотрит на него. Он вспомнил тот случай, когда они с Джексомом пробрались сюда, чтобы взглянуть на кладку, из которой потом и вылупился Рут. Их поступок никак не повредил маленькому дракончику, но еще в течение нескольких недель Фелессан боялся, что кто-нибудь узнает об этом.
— Как говорится — ещё один день закончился, — пожаловался мальчик из Цеха Кузнецов, как только Фелессан вернулся в спальни за охотничьими принадлежностями и ножом. — Мне придётся разбивать огненный камень до самого обеда. Я мог бы этим заняться и дома.
— А я должен охотиться на туннельных змей в кладовых под кухнями, — сказал Фелессан. Охота была его коньком, и он гордился этим. — Хочешь пойти со мной?
— Нет, спасибо, — ответил мальчик, поглаживая себя по животу. Его звали Варон. Он был коренастым парнем с чёрными волосами и тёмными веснушками на щеках. — Я могу застрять там, где такой проныра, как ты, пролезет без труда.
— Я пойду, — с улыбкой сказал рыжеволосый мальчишка. Его звали Катрул, он прибыл из небольшого холда в Битре. Сложен он был почти как Фелессан: длинноногий и худощавый, что, скорее, говорило о плохом питании, чем о природной склонности к худобе. Он достал из своих вещей обоюдоострый охотничий нож, на который Фелессан посмотрел с завистью. Это было как раз то, что нужно, чтобы отрубить голову туннельной змее с одного удара.
— Я лучше займусь этим, чем буду скрести котлы. Мясо чешуйчатых змей очень вкусное.
— У этих гладкая кожа, — извиняющимся тоном сказал Фелессан. — Могу я посмотреть твой нож?
— Если я могу одолжить один из твоих силков, — ответил Катрул, передавая блестящий клинок. — Пошли.
Катрул мастерски обращался как с ножом, так и с силком, и Фелессану было приятно, что его новому другу охота доставляла такое же удовольствие. Весь фокус в охоте на туннельных змей заключался в том, чтобы избежать острых когтей и зубов и ударить в незащищённую спину или шею. Мальчишки молча следили, как одна из тварей подбиралась ближе и ближе к месту, где Катрул расставил силок. Змея, невидимая в темноте, осторожно ползла по крупинкам светящегося вещества, рассыпанным вдоль коридора. Мальчики могли следить за её передвижением по тому, как быстро крупинки исчезали и появлялись снова. Очередная длина в рост человека, потом ещё одна.
— Тяни, Катрул! — неожиданно крикнул Фелессан. С воплем, рыжеволосый мальчик вскочил с коленей и упал на спину, затягивая верёвку покрепче.
В свою очередь, Фелессан прыгнул ей на середину спины, где находились опорные конечности, и рванул хвост и заднюю часть змеи назад и вниз. Последовал хрустящий звук, и шея сломалась. Змея дергалась несколько секунд, а затем упала замертво.
— Ура-а-а! — Фелессан схватил тушу за хвост и потряс её.
— Потише! — попросил Катрул. — Ты испугаешь остальных.
— А мне всё равно! — закричал Фелессан, наслаждаясь тем, как разносилось эхо во все уголки Вейра. Вдали оно разбивалось на два звука: высокое эхо, почти на грани слышимости, и вибрирующий звук, отскакивающий от массивных каменных стен вокруг них.
— Ой! — сказал Катрул, прижимая к ушам ладони и пригибаясь к темному полу. — Это громко!
— Яу! — снова закричал Фелессан. Эхо разлетелось, но дрожащий звук заполнил пещеру и продолжался, даже когда более высокий утих.
— Как это у тебя получилось? — спросил Катрул, с удивлением прислушиваясь. Он дрожащей рукой сгрёб светлячков и нащупал корзину.
— Это не я, — широко раскрыв глаза, Фелессан огляделся по сторонам. — Гул, похоже, доносится сверху. Это Рождение! Драконы начинают вылупляться!
— Сейчас? Но этого не может быть! Мы же не готовы!
Фелессан уже бежал по тёмному туннелю к кухням, на ходу сматывая силки.
— Нам лучше подготовиться. Это происходит!
Они пронеслись через обитаемые пещеры к внутренним. Здесь шум был громче, и люди метались туда и сюда, спеша приготовить всё необходимое для гостей, которые прибудут, чтобы наблюдать Рождение. Фелессан огляделся, высматривая Манору, но сообразил, что его приёмная мать была на кухне и следила за приготовлениями к празднику Рождения.
— Пошли, — сказал Фелессан, толкая Катрула к купальне. — Нельзя встретить Рождение грязными.
— Мы опоздаем! — крикнул Катрул, стягивая с себя одежду и забираясь в тёплую, неспокойную воду. Они одновременно добрались до горшка с душистым песком, и он скользнул мимо их пальцев в бассейн. Вдвоём нырнув за ним, они, брызгаясь, поднялись на поверхность. В спешке мальчики так взбаламутили бассейн, что воды в нём оставалось столько же, сколько было снаружи.
— Лучше уж мокрыми, чем грязными, — заверил друга Фелессан, ведя его обратно к спальням, чтобы переодеться.
Фелена ждала их, перекинув через руку кучу чистых белых туник, приготовленных для Кандидатов. При появлении Фелессана и Катрула, завернутых в купальные полотенца, она протянула им одежды и попросила поторопиться.
— Бронзовые уже заняли свои карнизы, — сказала она.
— Но это слишком рано, — крикнул один из мальчиков. — Я ещё не знаю, о чём надо думать.
— Как я узнаю, что делать? — спросил другой мальчик.
Фелессана волновали те же вопросы, но он ничего не сказал. Вместо этого он сосредоточился, натягивая тонкую белую одежду на влажную кожу. Нервно пригладил копну волос на голове. Катрул и мальчик из цеха горняков были бледны и выглядели торжественно. Наконец, одежды были приведены в порядок. Для мальчиков начало проясняться реальное положение вещей. Не имело значения, о чём они думали и на что надеялись, очень скоро уже то, что должно произойти, произойдёт. Скоро они Запечатлят. Или же нет, это как захочет дракон. В благоговейной тишине босые мальчики проследовали за Феленой по каменному коридору к Площадке Рождений.
Вокруг них по коридору суетились слуги, спеша наполнить светильники, и на их лица ложились причудливые тени. Конец же туннеля был залит блеском полуденного солнца, бросавшего косые лучи на Площадку Рождений. Людей всё прибавлялось. Фелессана вдруг охватила паника. Чуть ли не весь Перн будет наблюдать за ним. Боранд поймал его взгляд и ободряюще поднял вверх большой палец, хотя по лицу было видно, что он тоже нервничает. Чем ближе они подходили к пещере, тем теплее становилась земля под их ногами.
Оказавшись на усыпанной песком площадке, мальчики, как им и было сказано, разошлись по ней, образуя свободный полукруг вокруг подрагивающих яиц. Рамота извивалась посреди кладки, защищая королевское яйцо, шипела и рычала, пробуя воздух раздвоенным языком и сверкая красными переливчатыми глазами. Четыре избранные девушки стояли на достаточном от неё расстоянии, но их взгляды были прикованы к большому золотому яйцу.
Фелессан быстро забыл о них. Наступал величайший момент в его жизни. Перед ним лежала кладка яиц, покачивавшихся в разные стороны на горячем песке. Какое из них расколется первым? Нетерпение почти полностью сковало его, и даже чтобы дышать, приходилось прилагать усилия. В тишине огромной пещеры он одновременно ощущал собственную значимость и чувствовал себя очень маленьким; казалось, все до одного на Площадке смотрят на него. Он очень старался выглядеть спокойно, хотя ноги его будто горели огнём. Он осторожно поднял обожжённую ступню, затем — другую.
«Почему нас заставляют выходить сюда босиком?» — подумал он. Не всё ли равно дракону? Не меняя положения головы, он бросил взгляд налево, посмотреть, так ли неуютно, как он, чувствовали себя все остальные? Катрул, стоявший рядом, переступал с ноги на ногу. Сколько им ещё здесь стоять? Песок становился горячее с каждой секундой.
Жужжащий шум становился всё громче, и яйца вздрагивали, словно дракончики разделяли нетерпение Кандидатов. Фелессана гипнотизировало это движение, как и гул бронзовых, медленно нараставший, будто звук приближающегося шторма.
С громким хлопком треснуло пятнистое яйцо, рисунок на котором напоминал течение реки и водопада, и на песок с возмущенным криком выпал бронзовый дракончик. По залу пронёсся довольный вздох. Хороший знак, что первым вылупился бронзовый. Больше всего на свете Фелессан хотел взглянуть на него, узнать, ему ли будет принадлежать этот дракончик, но он не осмеливался это сделать. Что, если не ему? О, ну а что, если и ему? Он будет сильно разочарован в противном случае. Он рискнул взглянуть на маленькое создание, которое раскрывало блестящие влажные крылья, чтобы высушить их в потоке горячего воздуха. Как он был красив! Сердце Фелессана чуть не разорвалось от горя, когда цвет переливчатых, словно драгоценные камни, глаз, сменился с голубого на зелёный, и маленький дракон решительно двинулся к Варону.
— Он говорит, его зовут Хорот! — гордо крикнул высокий мальчик-горняк, становясь на колени и прикасаясь к поднятой голове дракона. Гул стал громче, будто старшие драконы одобрили этот выбор. Затем В’рон, как отныне будут именовать новоявленного всадника, повёл пошатывающегося дракончика к выходу наружу, где новых учеников уже ждали коричневые и голубые всадники, чтобы проводить их к пещерам молодняка.
Фелессан мельком посмотрел на В’рона и Хорота. Первое Рождение будто дало сигнал к началу. Внезапно разбились сразу несколько яиц. С жалобными звуками опустились на землю дракончики, ища глазами лица Кандидатов. Коричневый дракончик упал на ногу Фелессану и, крича, остался лежать на песке.
«Этот ли мне нужен?» — спросил себя мальчик, помогая маленькому созданию подняться.
Коричневый пропищал и поковылял прочь.
Маленький зелёный дракончик пронзительным криком привлёк внимание Фелессана.
«Может, ей нужен я?» — он двинулся зелёной навстречу. В это время два голубых дракона направились к одному и тому же мальчику. Затем один из них повернул в сторону. Зелёная прошла мимо, всё ещё ища нужного Кандидата. Фелессан искоса посмотрел на неё полным надежды взглядом, но она не обратила внимания.
Катрул стоял на коленях, руки тоже были на песке, слёзы катились по его щекам. Он улыбался влюблённо глядящему на него крошечному дракончику так широко, как только позволяли узкие кости его лица.
Фелессан в изумлении уставился на его коричневого. Он не знал, радоваться ли ему за друга, или отдаться своему разочарованию. Каждому дракону нужен был всадник. Он не осмеливался взглянуть на Предводителей Вейра, сидящих на своём ярусе. Затем его взгляд привлёк яркий зеленовато-золотой блеск.
— О, бронзовый! — выдохнул он. Окраска его, впрочем, была не обычной бронзовой; это было безупречное сочетание золотого, зелёного и изжелта-коричневого, что делало его похожим на пестрящиеся сквозь листья солнце. Но только ещё совершеннее. «Ах! Он идёт… ко мне?»
Сердце Фелессана сильно забилось, в то время как он шагнул вперёд к дракончику, который нетерпеливо урчал, желая оказаться рядом с Фелессаном. На длинных мальчишеских ногах добраться было быстрее, чем на неуверенно дрожащих коротких лапах новорождённого. Фелессан тут же забыл о недавних муках разочарования.
Этот бронзовый был самым прекрасным, идеально сложенным, изящно окрашенным и самым сильным во всей кладке. Ой! У мальчика перехватило дыхание, когда дракончик споткнулся о кончик собственного крыла, а непослушные задние лапы продолжали толкать его вперёд, так что его чувствительный нос всё дальше зарывался в горячий песок. Фелессан упал на колени, чтобы помочь маленькому зверьку подняться. Взгляд блестящих глаз пересёкся с его взглядом.
Неожиданно мальчика пронизало некое неизъяснимое чувство, за которым пришло самосознание, укоренившееся как в его голове, так и в нескольких футах от него, внутри маленького бронзового дракончика. Оно заставляло откликаться каждый вздох и повторяться каждое движение.
«Меня зовут Голант», — сказал бронзовый.
Фелессан потянулся вперёд, чтобы притронуться к коже дракончика, ещё до этого зная, насколько мягкой она окажется и как обрадуется ласке Голант. Полнота его любви к маленькому дракону была необъятной. Он был невероятно счастлив, счастливее, чем когда-либо в жизни. Всё, чего он хотел — это смотреть на бронзового дракончика, просто смотреть на него. Чувство того, что они с Голантом вместе, было потрясающим. Где бы он ни был, связь между ними не нарушится. Но он ни в малейшей степени не хотел находиться вдали от Голанта.
У Голанта определённо была самая мягкая кожа, к какой когда-либо притрагивался Фелессан. Несмотря на то, что маленькому бронзовому было всего несколько минут от роду, он уже очень уверенно стоял на ногах. А его крылья! Они высыхали быстрее, чем у любого другого новорождённого, даже того, кто разбил скорлупу раньше него. Они, эти полупрозрачные паруса, были столь совершенны, что казались вырезанными из стекла. Фелессана до боли в груди переполняло чувство счастья и гордости. У него болели щёки, но он всё равно не мог перестать улыбаться.
«Я голоден», — жалобно сказал ему Голант, подкрепляя свою просьбу глухим урчанием.
«Голоден!» Фелессан был смущён. Он стоял, словно статуя, в то время как его дракон был голоден! Ужасно голоден. Его собственный желудок понимающе заурчал, и мальчик понял, что через их хрупкую связь может чувствовать эту потребность в еде. Неожиданно вернулось то, чему его обучали, и он вспомнил, что еда ждёт их снаружи, в чаше Вейра.
«Идём, нужно найти тебе еды! Она здесь, совсем близко. Просто идём со мной», — уговаривал он Голанта, ковылявшего рядом. Песок был горячим, а когти молодого дракона — всё ещё мягкими и влажными после пребывания в яйце. «Всё в порядке, я помогу тебе. Не беспокойся об этом. Здесь и правда очень жарко, не так ли? Мои ноги тоже болят, но с этим всё в порядке. Просто идём на улицу. Там прохладнее. И там есть еда!»
«Я очень, очень голоден», — сказал ему Голант.
Других дракончиков уже кормили, сияя от гордости, Запечатлившие их ученики, а старшие всадники иногда направляли их действия. Один из коричневых всадников подошёл к Ф’лессану и протянул большую миску свежего красного мяса.
— Вот, возьми, Ф’лессан.
Фелессан поднял глаза, оторвав взгляд от Голанта, и узнал Т’грана. И понял, что этот улыбающийся старший всадник первым назвал его новое имя.
— Как его зовут?
— Голант, — Ф’лессан усмехнулся, впервые обкатывая это имя на языке.
«Это мой друг Т’гран, — сказал он Голанту, — Брант — его дракон. Он коричневый».
Старший всадник улыбнулся и потрепал Ф’лессана по плечу.
— Предводители Вейра тобой очень гордятся. Ф’лар выглядел крайне довольным, а Госпожа Вейра, казалось, сияла так же, как и Рамота. Теперь тебе надо следить за Голантом. Он такой симпатичный малыш, не правда ли?
Т’гран отошёл в сторону, а Голант раскрыл пасть в ожидании мяса.
Первые куски были немедленно проглочены, и Голант попросил ещё, с молящим выражением в фасеточных глазах следя за Ф’лессаном. Его желудок так сильно болел. Он был так пуст.
«Всё будет хорошо, — пообещал ему Ф’лессан. — Всё в порядке. Твой живот перестанет болеть, правда. Вот тебе ещё. И ещё. Бедняжка, ты так голоден, не правда ли? Нет, подожди, прожуй сначала! — умоляюще сказал мальчик, видя, как большой кусок мяса исчезает в горле его друга. — Ты можешь съесть, сколько хочешь, но ты задохнёшься, если не будешь жевать еду».
«Жевать?» Голос внутри него был озадачен.
«Ну… раздавливай еду между зубами, — Ф’лессан попытался наглядно это объяснить. — Вот они. Ты разрываешь мясо передними и пережёвываешь задними зубами. Да, именно так. Хорошо».
Когда острый голод дракона немного утих, Ф’лессан начал обращать внимание на то, что его окружало. Неожиданно Вейр показался ему больше, а небо — красивее, чем это было на его памяти. Всё было другим. «Видишь? Здесь прекрасно. Именно здесь мы будем жить».
«Мне нравится. Мне нравится всё, что нравится тебе», — сказал ему Голант, беря очередной большой кусок мяса. Миска была почти пуста, и дракончик хватал еду уже не так жадно. Неистовый вихрь в его глазах утих до безмятежно переливчатого колыхания. Затем кожа на плече Голанта чуть дёрнулась, и цвет его глаз изменился.
«В чём дело?»
«Моя кожа чешется», — неожиданно пришло из сознания дракончика.
Ф’лессан очнулся, услышав его настойчивый тон. Он положил миску и провёл руками по плечевому суставу дракона.
«Правда? Здесь?»
«Нет, ниже. Да, вот здесь».
«Тут кожа совсем сухая… Сейчас я найду немного масла», — Ф’лессан вертелся, осматриваясь по сторонам и пытаясь вспомнить, где хранили масло. Несколько старших всадников вопросительно взглянули на него.
— Мне нужно масло! — воскликнул он. — Он чешется. Его кожа высохла.
— Конечно, — сказал один из всадников. Он с улыбкой протянул Ф’лессану горшок с маслом и щётку.
— О, отлично! — Ф’лессан схватил масло и намазал им плечо Голанта. И тотчас же разделил испытанное драконом облегчение.
«Лучше я это сделаю основательно. Я целиком намажу твою кожу маслом, чтобы тебе уж точно было хорошо».
Полностью вымоченной в масле щёткой он смазал бронзового дракончика, любуясь тем, как блестит на солнце его шкура.
«Ты такой заботливый», — сказал Голант. Его глаза светились любовью. Запах мяса снова отвлёк его, и он погрузил мордочку в миску, пока Ф’лессан работал.
«И ты такой умный. С тобой я очень счастлив».
Ф’лессан радостно вздохнул, гладя мягкую-мягкую кожу своего друга и почёсывая его чувствительные надбровья.
«Я тоже счастлив».
Радостные крики стайки Запечатлённых огненных ящериц эхом разнеслись по просторам Чаши Вейра, когда к остальным новорождённым присоединился маленький зелёный дракончик. Одного изумлённого взгляда Фелессану хватило, чтобы узнать ученика рядом с ним. Это была Миррим. Девочка Запечатлила зелёную? Но как? Её же и в помине не было на площадке. Но Голант снова подтолкнул его руку, и мальчик принялся намазывать маслом кожу своего нового друга.
Когда она, наконец, смягчилась, Ф’лессан помог Голанту добраться до комнат учеников, которые относительно площадки рождений располагались на другой стороне Чаши. Через возникшую между ними связь мальчик чувствовал, что Голант начинал уже очень сильно уставать. В конце концов, он только сегодня вылупился. Разбить скорлупу, а потом пройти долгий путь от площадки рождений было непросто, и ему требовался отдых.
Каким-то образом Ф’лессану удалось довести ковылявшего дракончика вверх по склону до комнат, а там и до угла, отведённого им наставником. Со вздохом облегчения Голант упал на невысокое каменное ложе. Ф’лессан вдруг почувствовал, что тоже сильно устал. Он провёл на ногах почти всю предыдущую ночь, так как волнение не давало ему уснуть. Он не знал тогда, чего ожидать, и беспокоился о том, что скажут другие Кандидаты, если сын Предводителя Вейра с первой попытки не сможет Запечатлить. Но, в конце концов, всё вышло просто отлично! Он тоже Запечатлил бронзового, и притом самого красивого, умного, замечательного бронзового на Перне! Реальное Рождение было намного прекраснее и намного страшнее любых его описаний, но оно того стоило. Он никогда больше не будет одинок — и он никогда не понимал, насколько одинок, до тех пор, пока присутствие Голанта не наполнило его душу.
Он сел рядом с маленьким бронзовым дракончиком, который тщетно пытался держать открытыми блестящие, как драгоценные камни, глаза. Ф’лессан улыбнулся Голанту, и полупрозрачные веки одно за другим скользнули вниз, а мускулы дракончика сразу расслабились. Внезапно Ф’лессан почувствовал, как и его веки резко наливаются тяжестью. Они закрылись сами собой, и мальчик прислонился к плечу Голанта. С лёгким вздохом он упал рядом с бронзовым дракончиком. Через секунду к сонному хору остальных учеников Вейра присоединилось и их безмятежное дыхание.
Наставник тихонько прошёлся между рядами каменных кушеток, проверяя каждого мальчика и дракона. Он приподнял свисавшую на пол длинную худую ногу Ф'лессана и вернул её на кровать. С отеческой улыбкой при виде парочки малышей наставник подтянул тканое одеяло и укрыл их. Ф’лессан улыбался во сне.

0

2

Начитка рассказа

Часть 1 http://pleer.com/tracks/13243975qXjp
Часть 2 http://pleer.com/tracks/13243976Ctzk

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC