Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Дневники » Искры и пепел


Искры и пепел

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Персонажи: Аннаэйра и Малыш, кузнец Сориан (НПС), возможно дополнение
Время: 1005 Оборот
Место: холд Телгар, главная мастерская Гильдии кузнецов
Краткий сюжет: Как известно, стражи порога не переносят яркого солнечного света, поэтому, спустя пару лет после знакомства с Малышом, Аннаэйре приходит в голову интересное решение этой проблемы...

К концу дня, когда солнце уже валяется на боку в зарослях ковыля, а глава каравана милостиво разрешает начинать приготовления к ночевке, все, о чем мечтает усталый путешественник - это костер пожарче, сидушка помягче да миска с похлебкой - погорячее и побольше! Причем все это должно сопровождаться либо блаженной симфонией из треска поленьев и стрекота  насекомых, либо неспешной беседой о ценах на зерно, Весенних Играх и красавце-скакуне, которого удалось приобрести на прошлой ярмарке...
Но уж никак не истошными звериными воплями, способными даже матерого мужика довести до икоты!
- Уа-ау-а-а!
- Драконье... - начал, было, поперхнувшийся горячим кла погонщик, однако тут же замолчал, едва ему в бок ткнулся локоть товарища, украдкой покосившегося на небо. Несмотря на то, что караван шел из Лемоса, находящегося под опекой Бендена, направлялись они в Телгар, и не нужно было быть арфистом, чтобы знать, как относятся "черноколосники" к нелестным о себе упоминаниям. Правда, в данном случае телгарские всадники разве что презрительно задрали бы носы, но, как говорится, осторожному и удача улыбается, так что, буркнув себе под нос что-то более-менее нейтральное, погонщик вернулся к кружке... чтобы мгновение спустя снова подпрыгнуть!
- Уа-а-а-а! - и, дернувшись всем телом, огромный страж порога завопил, скребя когтями по иссушенной земле и оставляя на ней глубокие борозды. Подобное зрелище могло бы напугать кого угодно, особенно если находиться неподалеку от "эпицентра" звукового взрыва, однако темноволосую девушку, хлопотавшую рядом с гигантским зверем, это, похоже, не смущало, и она лишь недовольно хлопала "пациента" по шее, если тот силился поднять голову.
- Терпи, терпи, - бормотала она, одновременно пытаясь что-то найти в раскрытой сумке, из которой за милю несло лекарствами, а закатное солнце зловеще подсвечивало острые инструменты, разложенные на чистом белом полотне. Правда, пока что в руках девушки разок промелькнул только маленький скальпель, когда пришлось, чертыхаясь и кляня некачественные нитки (не говоря уж о беспокойном питомце), срезать на совесть завязанные узлы.
- Дурачина беспросветная, - ворчала девушка, вытаскивая кусочек нитки из распухшей, как сарделька, брови, рассеченной почти пополам, - Вот надо ж тебе было попадаться тому пастуху на глаза! Ну охотился себе в холмах, так охотился бы и дальше - чего было к стаду-то лезть? Змеи там, что ли, вкуснее?.. А и этого бедолагу тоже понимать надо - у него твои дикие собратья не одну животину за этот год украли, так что человек нервничает... ага, это значит - сам виноват! Умнее будешь, остолопина. По крайней мере, не будешь лазить непонятно где, пока у тебя бровь не заживет! - и, мстительно ткнув бронзового в морду, девушка бросила последний окровавленный огрызок шва в общую кучу и потянулась за холодилкой - снять воспаление. Учуяв ненавистный запах, страж заворчал и попытался отодвинуться, но не тут-то было - рука целительницы мертвой хваткой вцепилась ему в ошейник, пока другой она с завидной ловкостью откручивала крышечку банки.
- Не нра-а-авится? - пропела Аннаэйра сладчайшим голоском, - А мне-то как нравится - тебя, болезного, во второй раз за неделю штопать! Вот что тебе мешало мимо пройти, гордость твоя беспросветная? Ах, он пьет! Ах, твой прежний хозяин был тем еще пьяницей! И что? Ты теперь половину Перна готов обрычать, только из-за собственных воспоминаний? - и, отвернув все-таки крышку, девушка наклонилась к самому уху зверя, - Я понимаю, Малыш, тебе тяжело это помнить, но ты должен понять: это в прошлом. Ты никогда не вернешься в эти шахты, и никто уже не сможет тебя обидеть, слышишь? Никто, пока я жива. Так что... - и, не договорив, она начала наносить бальзам из холодилки. Руки, ополоснутые разбавленным раствором редворта, частично уберегли ее пальцы от перспективы превратиться в десять малочувствительных деревяшек, но некое скованное ощущение все же присутствовало, и лишь богатый опыт в подобного рода делах позволил девушке, по завершении работы с бальзамом, вполне уверенно взять в руки кривую иглу и начать зашивать порванную плоть. Изрядно осложняли процедуру два факта: во-первых, после предыдущего вмешательства кожа еще не успела толком зажить, так что стежки приходилось делать вдвое длиннее, а во-вторых - шкура у стражей была довольно толстой, и целительнице приходилось буквально заталкивать инструмент в морду безропотно молчащего Малыша, лишь жмурившего на нее огромные бледно-желтые глаза.
- Фу-у-ух, - наконец, выдохнула она, тыльной стороной ладони утирая выступивший пот. Солнце вот-вот готовилось убраться за горизонт, так что вдоволь полюбоваться результатом своих усилий не удалось, но, ощупав морду питомца, целительница признала его удовлетворительным. Нет, красоты эта операция стражу не добавила, но, по крайней мере, если тот удержится от совершения глупостей еще, по меньшей мере, несколько дней, то в конце концов ему грозит, самое большее, небольшой шрам. До тех же пор Аннаэйра планировала добраться до Телгара, а оттуда - прямиком в Цех кузнецов, повидаться со старым знакомым Сорианом. Этот подмастерье не отличался добродушием или склонностью к благодеятельности, но, по крайней мере, он точно был ей должен, а значит, девушка не считала зазорным попросить его об одной услуге. Ничего, с цеха не убудет - часть материалов она готова была предоставить лично, и ей требовались лишь умелые руки, что смогут по предоставленному наброску (да, да, кривоватому, но Сориану сгодится) воплотить идею в жизнь.
- Думаю, тебе понравится, - целительница покосилась на Малыша, все еще лежавшего рядом, пока она споласкивала руки водой из бутылки и убирала свои инструменты обратно в сумку, - Будет несколько непривычно, но зато такая штука убережет твои глаза от шальных пастушьих кнутов, да и солнечный свет больше не будет тебя так доставать... Что скажешь?
- Пф-ф-ф, - вздохнул страж, подбирая крылья и поудобнее устраиваясь на коленях хозяйки. Кажется, он уже давно смирился с ее неистребимой шебутностью, и каждую новую идею воспринимал на волне "чем бы дитя не тешилось...", так что, усмехнувшись и потрепав его за ухом, Аннаэйра не слишком-то нежно высвободилась из-под тяжести лобастой башки и полезла за спальным одеялом - пора было устраиваться на ночлег...
Кажется, на этот раз ее ждет совсем не скучное путешествие!

+1

2

В мастерских Цеха кузнецов, расположенных у великого холда Телгар, как обычно, было на редкость шумно - мало того, что вовсю грохотали водопады, так еще и скрипели древние водяные колеса да гудел огонь, раздуваемый мехами в ревущих горнах. На широкой площадке, находящейся неподалеку от главной мастерской, на жидкой травке разлегся громадный посетитель - коричневый дракон с лоснящейся шкурой, но, судя по повернутой куда-то в сторону голове и полуприкрытым веками глазам, крылатый зверь откровенно скучал, дожидаясь всадника, так что можно было надеяться, что визит не самый важный. Как бы то ни было, меньше всего Аннаэйре хотелось привлекать лишнее внимание... тем паче, она и без того с трудом отвязалась от Крушина - местного подмастерья-целителя, а совместно ее единственного и, как она некогда поклялась, последнего ученика, найденного ею в Южном Лемосе. Когда-то он чудом выжил в страшном пожаре, унесшем жизни всех его родных, после чего побиравшегося по полям и огородам беспризорника подобрала проходившая мимо целительница. Пришлось клятвенно пообещать, что "картофельного воришку", доведшего до белого каления не одного фермера, пристроят в надежные руки, и в конце концов покрытого многолетним слоем грязи, ершистого и запуганного Крушина удалось "приручить" и увести в Форт Холд, где его, пусть и нехотя, но приняли в ученики. Которым он оказался вовсе не сахарным - выросший в, мягко говоря, не самой благополучной семье, Крушин с детства привык во всем заботиться о себе сам, так что, угодив в место, где было полно еды, одежды и теплых постелей, но при этом заставляли постоянно работать, он решил, что это не для него... В те годы, когда и без дополнительных забот хватало, Аннаэйре, еще даже не познакомившейся с Малышом, пришлось, как ошалелой, мотаться из Форта и обратно, едва через драконью сеть новостей до нее долетало очередное: "Твой паршивец опять сбежал"!
- Мелкопакостный гуляка, - невольно фыркнула девушка, вспоминая, как выковыривала паршивца то из угольных складов, то из пустых чанов на складе. К счастью, найти негодника удавалось всегда, а постепенно паренек понял, что после очередного почетного возвращения к целителям его столь же торжественно где-нибудь прикопают (и его "благодетельница" будет у могилки первой, с заступом), после чего начал ограничивать свои выходки пределами Цеха... Конечно, легче его наставникам от этого не стало - фантазия у мальчишки была поистине безграничная, а способов применения ее он знал еще больше, но, по крайней мере, теперь это были мелкие проказы, какие учиняют почти все мальчишки, а пото-о-ом... у-у-у, там развернулась настоящая история! Как Аннаэйре позже рассказывали ее коллеги, на обучение поступила Аруна - застенчивая, тихая девчонка из Нерата, маленькая и неприметная... но каким-то невероятным образом это скромная пташка умудрилась затронуть самые глубинные струны в душе Крушина, после чего шалопая как подменили! Аруна, золотце, оказалась той еще работяжкой, заинтересованной исключительно в том, чтобы стать дипломированной целительницей, и, так как присоединяться к проказам Крушина она не собиралась, последнему, дабы оказаться рядом, пришлось пересмотреть свои привычки  и засесть за свитки...
"Не удивлюсь, если этот старый лис, наш Мастер, специально взял Аруну на обучение, лишь бы найти управу на проходимца", - подумала Аннаэйра не без улыбки, пока, крепко держась за ошейник Малыша, она вела стража по дороге, ведущей к главной мастерской. Бронзовый явно нервничал - присутствие гигантского родственника, как ни странно, его не смущало, а вот масса движущихся, грохочущих и смрадящих объектов поблизости заставляли нервно расправлять крылья и чуть слышно ворчать, мотая головой.
- Да ладно тебе, как будто на бойню веду! - шутливо шлепнула его ладошкой хозяйка, буквально подтягива отнюдь не легонького стража за ошейник, чей не закрытый повязкой (обязательная мера предосторожности при дневных прогулках) глаз, затянутый непрозрачной пленкой слепоты, отчетливо просвечивал тревожной желтизной. Даже дракон, до этого неподвижно валявшийся на своем месте, почувствовал его страх и, как и положено всем телгарцам, тут же издал какой-то странный звук - то ли кашель, то ли трубный рев, в котором и без переводчика можно было распознать презрительную нотку. Реакция Малыша последовала незамедлительно - на мгновение застыв в неподвижности, две секунды спустя он уже поднял губы и оскалил клыки, на что коричневый ответил уже малость оживленнее - ведь, как ни крути, обычно стражи порога при виде драконов себя забывали от страха! Откуда ж ему было знать, что пришлось пережить этому бронзовому в юности... И каких усилий стоило Аннаэйре, пусть и не сразу, не полностью и не навсегда, избыть в нем его ненависть к драконьему роду!
- Это не один из тех, кто убил его, - тонкие пальцы крепко сжали складку кожи на шее зверя, слегка его встряхнув, - Не он, слышишь? Это другой. Не он, - и, перехватив питомца поудобнее (только уже не тащить, а удерживать рвущегося в бой стража), она потянула его ко входу в мастерскую. Может, бравым кузнецам и не по нраву придется рычащий на все углы полутонный зверь, но уж драка между ним и драконом явно понравится им еще меньше!
- Ну, Сориан, держись...

Отредактировано Аннаэйра (2013-10-18 09:07:44)

0

3

В мечтах об отдыхе прошёл весь вчерашний рабочий день. Кажется, он перетрудился. Или переутомился. В любом случае, Сориан чувствовал всё больше накатывающей, копящейся усталости, которая рано или поздно заставит жилистого кузнеца, наконец, взять паузу, и отправиться на несколько дней к родственникам, чтобы как следует отдохнуть.
Работа с каждым днём становилась всё беспросветней, это Сориан осознавал уже чётко. Раньше-то трудиться не в тягость было. Каждый мог успешно применить свои наработки, предоставлялась свобода для творчества, его не раз отмечали за те небольшие ухищрения, которые позволяли кузнецам выполнять некоторые процессы вроде ковки и плавления чуть-чуть, но быстрее. А теперь что? Как только Арчи занял пост главного мастера, все словно оказались связаны по рукам и ногам. Работать, работать и ещё раз работать, беспрекословно выполнять все заказы, среди которых всё чаще попадались странные заявки на утяжеление оружия или заострение клинков. Нововведения того же Сориана, конечно, использовались, но как-то уже не с тем воодушевлением,как раньше. Кузнец ощущал, что над цехом повисала гнетущая обстановка, да и сам становился с каждым днём всё угрюмее.
Ну ничего, сегодня он решится и подойдёт к Арчи, чтобы потребовать отпуск и, наконец, навестить родных. Конечно, и в отпуске придётся поработать, но Сориан был почему-то уверен, что стоит ему только оказаться подальше от мастера-кузнеца, как сразу работа станет не в тягость, а в радость.
А родных ему увидеть хотелось с каждым днём всё сильнее. Как-то там жена, Льяна, и дочурка шести - ох, неужели уже шести? только недавно была пятилеткой - Оборотов, Солли...
Сориан погрузился в воспоминания. Последний раз он был дома, в родной Исте*, целых полтора Оборота назад, во время Встречи и проходивших в Вейре Весенних Игр - издалека драконы хоть и казались маленькими, но наблюдать за ними было не менее интересно, чем вблизи, куда ушли многие жители холда. Жена несказанно радовалась его визиту, да и дочка то и дело норовила обнять папу, тоненькими ручками ухватываясь то за шею, то за мощный торс кузнеца... Солли уговаривала отца то на сладости, то на развлечения... Но последняя прихоть девочка едва не оказалась роковой. Солли захотелось покататься на скакуне, с виду смирном и покладистом. Дочка с трёх лет питала страстную тягу к лошадиному роду, и поэтому Сориан просто не мог ей отказать.
Но, едва Солли уселась на скакуна и закрепилась в седле, как тот вдруг резко сорвался в галоп и, перемахнув через средней высоты изгородь, умчался за пределы поля. Видимо, скакуна испугал дракон, во время манёвра слишком близко подлетевший к холду.
Сориан побежал следом за скакуном, и вскоре с ужасом увидел, как девочка выпадает из седла прямо на землю, а скакун как ни в чём не бывало удирает в небольшой подлесок... Испугавшись не на шутку, кузнец поспешил к упавшей, но ещё раньше туда успела увидевшая происшествие девушка, видимо, где-то задержавшаяся и только сейчас идущая к месту проведения празднества. На девушке была одежда цветов цеха целителей; Сориан увидел издалека, как она склонилась над Солли. Подойдя ближе, он увидел, что у Солли над бровью кровоточит рана - видимо, девочка ударилась головой. Сейчас его чадо было без сознания, но целительница аккуратно наложила бальзам из холодилки, промыла рану, обработала ещё каким-то сбором трав и, наконец, перебинтовала девочке лоб. Вскоре Солли очнулась, а через несколько дней боль отступила, рана зажила, и спасительница, которую звали Аннаэйра, разрешила снять бинты. Сориан тогда долго не знал, как благодарить девушку, спасшую его дочь, а та лишь скромно пожала плечами и намекнула, мол, в будущем сочтёмся...
...Сориан оторвался от воспоминаний, не прерывая, впрочем, работы, доведённой едва ли не до автоматизма. В этот момент у входа в цех послышался какой-то шум, кто-то вполголоса выругался. Кузнец с интересом повернул голову в ту сторону и с изумлением увидел входящую в цех Аннаэйру! "Вот уж действительно, легка на помине!" - удивился Сориан и обратил внимание, что целительница вошла в цех не одна, а с собственным стражем порога. "И чего она с ним всюду таскается? Это ж такая обуза..." - задумался было кузнец, но поспешно прервал мысль, боясь показаться невежливым к гостье - а в том, что Аннаэйра пришла именно к нему, у кузнеца не было ни малейших сомнений.

*в Исту я его определил, поскольку в компьютерной игре по Перну там обитал одноимённый персонаж

0

4

- Не упрямься, - вполголоса выговаривала девушка артачащемуся Малышу, что явно намеревался вырваться во двор и как следует заняться коричневым драконом из Телгара, - Подерешься с ним ты, а вот отдуваться потом мне! Сидеть! - и, вложив в этот приказ всю силу мыслей, она-таки заставила упрямца опустить свой охочий до приключений зад на пол главной мастерской. Кажется, в сердце Цеха кузнецов работы было не так много - во всяком случае, ожидаемого оживления, которое целительница всегда связывала с кузнечеством (во всяком случае, в Бендене и Нерате дело обстояло именно так), там не наблюдалось, и лишь какой-то молодой подмастерье, заметив вторгшегося под его верстак без малого десятиметрового стража порога, вполголоса выругался, помянув Рассветных Сестер.
- И чтоб без глупостей, понял?.. - на всякий случай Аннаэйра дернула стража за ухо - этот жест он понимал прекрасно, и тут же улегся, с ворчанием спрятав морду в сгибе передней лапы. Одобрительно потрепав мускулистый загривок, девушка подмигнула подмастерью (тот, впрочем, уже вернулся к работе - видно, страж стражем, а подкова по расписанию!) и, отряхнув с одежки уже налипшую сажу, направилась к знакомой кряжистой фигуре, деловито стучавшей молотком по какой-то заготовке... что, впрочем, не мешало ему быстро окинуть гостью тяжеловатым взглядом темно-серых глаз.
- Доброе утро, Сориан, - как ни в чем не бывало, поздоровалась целительница, ловко огибая чан с водой и подходя поближе - в грохоте мастерской следовало стоять вплотную, чтобы хоть что-нибудь услышать, - Вижу, как всегда - головой в работе?
- Не жалуюсь, - хмурого выражения с его лица, впрочем, так и не исчезло, - Чем обязан честью, целительница?
- Да вот, дело у меня к тебе, молотковых дел мастер, - Аннаэйра по-прежнему благожелательно улыбалась, - При этом дело несколько хитрое... но ведь ты трудностей не боишься, так? - и, чуть наклонив голову набок, она добавила, - Кстати, я так полагаю, что твоему начальству об этом знать необязательно.
- Кхм, - рука с занесенным молотком на мгновение замедлилась, и взгляд кузнеца стал острым, - Я надеюсь, это не что-то... опасное?
- Вовсе нет, - девушка засмеялась, - Думаешь, я бы позволила отцу Солли связаться с чем-то опасным?.. Это скорее... м-м... ну, с точки зрения вашего Мастера - пустяковое. Не заслуживающее внимания, понимаешь? Короче, моя личная прихоть, не имеющая отношения к нынешним интересам Цеха, - она похлопала по сумке ладонью, - Только мне бы не хотелось обсуждать ее под носом у Арчи, так что как насчет встретиться где-нибудь в холде после рабочего дня?
Судя по выражению лица, Сориану ее затея не слишком понравилась, но - как она и рассчитывала, он был человеком слова, так что через пару мгновений буркнул:
- "Ошпаренный верри". Это у западных ворот.
- Замечательно, - улыбнулась Аннаэйра, после чего намеренно громко добавила, - И передавай привет Солли! - после чего, кивнув на прощание, направилась к выходу. Малыш послушно ждал ее там, хотя напряженные губы стража выдавали его настроение с головой, и, на всякий случай, девушка крепко взяла его за ошейник, собираясь тащить на выход... потом мимо мастерских... по дороге... через ворота холда... а там наверняка попадутся эти несносные телгарские стражники, на дух не переносящие стражей порога!
М-да. Путешествие обещает быть веселым...

0

5

"Ошпаренный верри" оказался скромным постоялым двориком, явно недавно появившимся у стен богатого Телгара и рассчитанного не на приезжающих в холд зажиточных гостей, а на людей непривередливых - бродяг и путешественников, которым после ночевок под открытым небом и жесткий соломенный тюфяк покажется роскошью! Располагался он в малость покосившемся домишке, то ли переделанном из старого сарая, то ли на скорую руку построенном в начале Интервала, и лишь покачивающаяся на ветру вывеска - излишне жирная верри, во весь дух удирающая от - тут Аннаэйра не удержалась от фырканья - огромного бронзового дракона с полощущимся по ветру языком. Да уж, если бы кто-то из телгарских всадников увидал такие художества в "своем" холде - владелец заведения огреб бы горячих по первое число, но - большинство жителей Вейра предпочитали развлекаться в более представительных местах, так что, зайдя внутрь, целительница без особого удивления не обнаружила ни одной летной куртки или нашивки всадника - сплошь какие-то ободранные куртки, потертые жилеты да сапоги, которым явно не помешала бы дратва! Солнце еще висело над горизонтом, окрашивая небо в алые цвета заката, но разномастные столы уже ломились от посетителей, а сам хозяин - малость одутловатый крепыш лет сорока - только и успевал разливать дешевое пиво и щедрой горстью рассыпая вяленую рыбешку, в которой костей было больше, чем мяса! Женщин среди собравшихся почти не наблюдалось, но, тем не менее, вся компания была уже настолько "в состоянии", что появление целительницы прошло незамеченным, и, облегченно выдохнув, Аннаэйра кое-как притулилась на лавочке рядом с входом - поближе к Малышу, которого, в силу определенных коричнево-крылатых обстоятельств, пришлось-таки привязать к вкопанному в землю столбику для скакунов. Столбик, судя по всему, не использовался уже несколько десятков Оборотов, но девушка на его прочность и не надеялась - ей важно было показать упрямому стражу, насколько серьезно она настроена, и, судя по глухому ворчанию, с которым он укладывался наземь, ей это удалось.
На некоторое время...
- А я-те говорю, эти с... сволочи только посмотрели - и с... с... свалили в свой проклятый Промежуток, чтоб-б им пу-у-у-усто было! - неожиданно гаркнувший прямо в ухо голос едва не заставил девушку подпрыгнуть, а помятый и явно хмельной мужчина, в чьей одежде лишь с большим трудом можно было признать камзол зажиточного купца, с такой силой махнул кружкой, что лишь чудом не угодил целительнице по голове. К счастью, кружка оказалась пустой, - Моя девочка... моя м-маленькая девочка... они могли ее спасти! Им с... стоило только какого-нибудь распоследнего з... зеленого прислать! Так нет же... Нет! У них, видите ли, дела! Дела! Когда моя Теви помирала от лихорадки, у этих были дела! - он со злостью сплюнул, - Эти пустозвоны, только и знают, что болтать... уважение... жирные задницы... - и, откинувшись назад, крикун захрапел во все горло, так что Аннаэйре осталось лишь неодобрительно покачать головой. И жест этот относился вовсе не к пьяному купцу, оставшемуся, что говорится, у разбитого корыта, а... ну да, вот именно к "жирным задницам", очевидно засидевшимся в теплых Вейрах.
- И такое тут слышишь каждый день, - раздался у нее над ухом негромкий голос, причем на этот раз она действительно подскочила - приближение Сориана Аннаэйра как-то умудрилась проморгать... Ну, Малыш, услужил! - Иногда хочется плюнуть на все и убраться обратно в Исту... Наши всадники, по крайней мере, не воображали о себе невесть что! - после чего, махнув рукой, дескать, не слушайте меня, он добавил, - Так о чем разговор-то?
- Кхм, - девушка покосилась на сумку, - Место бы для этого...
- Можно и место, - кузнец лишь пожал плечами, после чего двинулся к стойке. Там, конечно, толпился народ, но вот Сориана природа плечами не обделила, и вскоре достаточно трезвые, чтобы понять это, посетители сместились кто куда, а сам он, обернувшись, похлопал ладонью по ближайшему стулу. Фыркнув - ну, хитрец! - Аннаэйра не стала читать нотации об отношении к окружающим и просто присоседилась рядом, после чего открыла сумку - в воздухе запахло лекарствами - и начала активно в ней копаться.
- О! - воскликнула она, вытаскивая наружу кусок кожи, явно малость потрепанный и обсыпанный крошками хлеба, но вполне еще приличный на вид, после чего, позаимствовав у храпящего рядом пьяницы кружку, придавила один край и развернула свое "тварение" во всю длину. Конечно, долгое путешествие и исполнение "на коленке" не пошли картинке на пользу - кое-где она смазалась или расплылась, но все же общий контур угадывался: это были очки. Очень похожие на те, что носят всадники, только довольно странные: с несколькими ремнями, толстой оправой и затемненными стеклами, размером с кулак немаленького мужчины! А что самое удивительное - под самой схемой приводился поясняющий рисунок, где сие творение безумного художника, как ни в чем не бывало, красовалось на голове у... стража порога!
- Вот - донельзя довольная, Аннаэйра сияющими глазами посмотрела на собеседника, - Как думаешь, сможешь такое сотворить?

Отредактировано Аннаэйра (2013-10-31 08:48:07)

0

6

Постепенно над холдом Телгар сгущались сумерки, и в веселом "Верри" становилось все тише - самые пьяные решили, что неплохо бы вздремнуть, самые буйные ушли бедокурить в другие места, а самые разумные уже давным-давно вернулись к своим караванам и повозкам, дабы готовиться ко сну, так что в скором времени нестройный храп и булькающее пение из недр недопитой кружки прерывал лишь шорох кожи да деловитое обсуждение двух самых трезвых посетителей заведения. И тщетно хозяин заведения неодобрительно косился в их сторону - кружка с пивом, ради приличия купленная Сорианом, так и стояла рядом, а сам кузнец с выработанной годами привычкой чертил заготовку для будущих очков. В родном холде он достаточно насмотрелся на этих зверей, и теперь без труда представлял эти шишковатые, покрытые складками кожи головы, лишь отдаленно напоминающие драконьи, а так как ему всегда нравилось придумывать что-то новое, то очень скоро между ним и хозяйкой стража разгорелся нешуточный спор, словно собирались мастерить не странное приспособление для страхолюдного зверя, а нарядные застежки для дочери какого-нибудь лорда! И Аннаэйра, пользуясь своим положением, как раз очень вдумчиво объясняла упрямому кузнецу, зачем нужен этот короткий защечный ремень, цепляющийся за выступающую кость под нижней челюстью, как вдруг сонную тишину "Ощипанного верри" нарушил дикий вой, заставивший протиравшего кружки трактирщика с руганью уронить все на пол, спящего поблизости пьяницу - мгновенно протрезветь и сползти под стол, а саму Аннаэйру - побледнеть до зелени и, сорвавшись с места, вихрем выскочить за дверь.
- Стой! Куда помчался, скотина, стой! - если человеческим голосом можно было бы убить, неизвестная "скотина" уже должна была отбросить копыта, но, судя по всему, чуда все же не случилось, и выглянувший на улицу Сориан увидел воющего стража, закрывавшего лапами морду, и кипящую от гнева Аннаэйру, возившуюся рядом. В воздухе отчетливо пахло паленым, а потухшая головешка, брошенная в грязь, завершала картину преступления.
- Маленький, маленький, не плачь, - ворковала целительница, пытаясь отвести когтистые лапищи в сторону, - Ну Аннарск, ну бронзовенький ты мой, дай мне посмотреть. Я помогу тебе, я обязательно... В Пустоту и в Промежуток! - невольно и очень громко выругалась она, стоило ей рассмотреть голову любимца. Пальцы девушки невольно скрючились, и сама Аннаэйра как-то сгорбилась, подняв плечи и вытянув руки, точно хищная птица... Однако чуть погодя, вздрогнув, она точно проснулась, после чего опрометью бросилась обратно в таверну - за своей сумкой. Ожоги следовало обработать немедленно, пока в раны не попала зараза, и, несмотря на злость (а ее было видно невооруженным глазом), целительница работала с выработанной Оборотами аккуратностью, словно давая урок непонятливому ученику. И лишь когда обмазанный холодилкой страж затих, едва различимый из-под наложенных бинтов, девушка легонько отряхнула руки, сбрасывая с них последние капли масла, и поднялась в полный рост, встав рядом с ожидавшим ее Сорианом.
- Ну? - мрачновато спросила она, - И что ты думаешь? Кому в вашем холде мог помешать мой страж?!
- Да тут их мало кто любит, - кузнец слегка пожал плечами, - То ли потому, что так хочет Вейр... то ли потому, что они все же родственники драконам. Ты лучше поспрашивай у торговцев - они, порой, знают не меньше, чем арфисты. Хотя говорят немного.
- Торговцы, хм? - девушка задумчиво постучала себя по подбородку, - Ладно, я разберусь, - после чего, глубоко вздохнув, слабо улыбнулась, - Так что, Сориан - берешься за дело, а? Как видишь, мне эта штучка может очень даже пригодиться...
- Да уж похоже на то, - усмехнулся кузнец, - Мерки только снять бы.
- Угу, - кивнула целительница, - А потом - ты мне подскажешь, где здесь найти постоялый двор с не слишком злым хозяином, и чтобы цены не кусались?..
Через полчаса, закончив работу с ворчащим Малышом, Аннаэйра тепло попрощалась и, взяв стража за ошейник, направилась к югу-восточной оконечности холда, где, если верить Сориану, располагался постоялый двор "Звезда на рассвете". Несмотря на романтичное название, на деле дворик оказался довольно скромным, но - но! - что важно: там имелась собственная конюшня, и хозяин, вернее, хозяйка не слишком возражала против смирного, ухоженного и явно натасканного на охрану стража порога. Вдобавок удалось уговорить оставшиеся после ужина объедки не выкидывать на мусорную кучу, а отдать на растерзание неприхотливому Малышу, так что, расправившись со скудной трапезой, удовлетворенная Аннаэйра поднялась на чердак, к ждущему ее матрацу, набитому прошлогодней соломой. Конечно, не шикарно, но в ее положении бродячей целительницы было грешно привередничать, так что, мысленно связавшись с Малышом и убедившись, что у него все в порядке, девушка потушила светильник и блаженно опустила голову на скрещенные руки. Да... ей определенно следовало отдохнуть...
Ибо завтра, похоже, ее ждал еще более безумный день!

0

7

Следующее утро выдалось бодрящим и не по-весеннему солнечным, так что, хоть стылый сквозняк и не располагал к прогулкам на свежем воздухе, лукаво заглядывающее сквозь мутное окошко солнце намекало на обратное, и, вволю попотягивавшись и взъерошив пальцами спутанную после сна гриву, целительница все-таки покинула теплое гнездышко и с непрекращающимися зевками начала спускаться по лестнице. Внизу, естественно, еще никого не было, и только хмурый хозяин сидя в кресле, мастерил что-то из старой веревки - кажется, ловушку на туннельных змей.
- Совсем достали? - сочувственно спросила девушка, и тот, не поднимая головы, буркнул:
- А то! - после чего, кивнув (и про себя сделав заметку "поболтать" с надоедливыми паразитами), выбралась на улицу. Первым делом она сходила проведать Малыша - не начался ли жар. К счастью, пока что температура тела стража держалась в пределах нормы и, проверив его ожоги, девушка одобрительно похлопала больного по плечу - тот, впрочем, даже не пошевелился, после чего, аккуратно прикрыв дверь в сарайчик, где он отдыхал.
- Бр-р-р! - все-таки не удержалась она от красноречивого упрека в сторону погоды, после чего как можно быстрее зашагала в сторону торговой площади, где уже наверняка собирался народ, стремясь занять места получше. Обошлось все, впрочем, вполне мирно, и, когда Аннаэйра все же добралась до места, большинство торговцев уже стояли на своих местах, лишь сдержанно рыча друг на друга и любовно раскладывая свои драгоценные товары. Понимая, что в таком состоянии к ним пока лучше не лезть, целительнице пришлось вволю погулять вокруг, отведать горя-а-а-ачих пирожков и подлечить какому-то тягловому зверю разбитое копыто, и только после этого осторожно подкатить к одному из купцов, выглядящему более миролюбивым, чем остальные.
- Доброе утро, - поздоровалась она с обтянутой кожаной курткой спиной, после чего дородный детина, кое-как развернувшись под навесом, повернулся к ней широким бородатым лицом, по которому без труда угадывался житель Севера. Потрепанный плащ Аннаэйры явно не вдохновлял его на продолжение беседы, но нашивка целительницы сделала свое дело - он все-таки ответил.
- И вам того же, госпожа целительница. Чего ж так рано пришли - торг-то еще не начался?
- Иногда все самое интересное случается еще до начала ярмарки, - улыбнулась девушка, кивая на хрупкие, искусно вылепленные горшки, выставленные на прилавке, - Судя по горлышкам, вас учил мастер Арадин?
- Он самый, - несколько удивленно заметил торговец, - Вы знаете мастера?
- Пару лет назад доводилось с ним побеседовать. Как, все еще передвигается по двору с помощью стула, или таки послушал доброго совета и?..
- Так вы самая...! - с радостью узнавания начал купец, однако, поперхнувшись, смущенно замолчал, и Аннаэйре пришлось, усмехнувшись, договорить за него:
- Язва пониже спины, ага. Рада, что этот старый упрямец меня не забывает.
- Вас забудешь! - хохотнул он, после чего, помедлив, все же протянул ручищу, - Морик из Лемоса.
- Далековато вас занесло, - кивнула девушка, осторожно пожимая ему пальцы, - Но я рада, что Арадин все еще не оставляет работу... Давно в Телгаре?
- Уже полторы семидневки, - улыбнулся Морик, - Холодновато тут, конечно, но зато пироги отменные! Вижу, уже попробовали?
- Угу, чуть язык не проглотила, - Аннаэйра похлопала себя по животу, - Только вот народ тут больно нервный, как я погляжу.
- Обидел кто?..
- Не меня. Моего стража.
- Вы все еще таскаете его за собой?
- И он доставляет мне куда меньше хлопот, чем думает твой мастер, - фыркнула целительница, - Только, вижу, не всем телгарцам это по вкусу...
- Стражей тут вообще не очень-то любят, - пожал плечами Морик, как о известном каждому младенцу, но, прежде чем его собеседница успела разочарованно вздохнуть, добавил, - Правда, я бы все же посоветовал поговорить с Гудом. Это во-он тот торговец, видите? - указал на рыжего малого с тонким веснушчатым лицом, как раз расправлявшим на прилавке свои ткани, - Он несколько застенчив, но человек неплохой. Вдобавок, он из Крома.
- Вот оно что, - кивнула Аннаэйра. Кром, где располагался Цех горняков... Да уж, если кто и может помочь, так явно шахтер! - Отлично, тогда пойду с ним побеседую. Рада была познакомиться, Морик. И передавай привет Арадину.
- С удовольствием, - фыркнул в бороду тот, явно представляя вытянувшееся лицо мастера. Невольно засмеявшись, Аннаэйра хлопнула его по руке и, бочком выбравшись из-за прилавка, направилась к Гуду. Тот оказался не слишком разговорчивым (ну, впрочем, в Кроме они все были такие), однако охотно поделился с внимательной слушательницей последними новостями. Вдобавок, оказалось, что в родном холде он когда-то был воспитателем стража порога - о Гуск он вспоминал с тихой нежностью, так как старуха ушла в Промежуток пару лет назад - и постепенно разговор перешел на быт стражей северного Перна. Вскользь был упомянут и некий Аннару из какого-то малозначимого кемпа, заставивший девушку насторожить уши.
- Хороший был человек, - вздохнул Гуд, чисто механически разглаживая отрез шерстяной ткани, - Бывал я у него когда-то, так за три дня так друг друга узнали, будто всю жизнь знакомы были! И страж у него был отличный - такой здоровущий, бронзовый... Суровый, правда, малость. Мне еще Аннару рассказывал, как однажды - а в кемпе он какое-то время заменял целителя - ему прислали записанные баллады... ну, из тех, которым учат молодежь, плюс парочку произведений посерьезнее - так какой-то прощелыга, увидев, как главный караванщик передал старику какой-то сундучок, видно, решил, что там находится нечто ценное, и решил его ограбить. Конечно, только полный идиот полезет в дом, где есть страж порога, так что ему пришлось сперва пробраться на кухню и подкинуть в ведро, куда обычно сбрасывали мясные обрезки, порцию снотворного - его в кемпе было немало. Уже ночью, когда страж давно поужинал, негодяй отправился на дело, но вот тут-то его ждал сюрприз! - Гуд невольно улыбнулся, - Аннарск, умница, хоть и не сумел полностью перебороть снотворное, но все же добрался до окна, через которое воришка вошел (и, естественно, собирался выйти), а когда грабитель с сундучком приблизился - рванул вперед и вцепился ему прямо в ногу!.. В общем, от того крика, что поднял... как же его звали... Куллор, кажется - так вот, проснулся весь поселок, и, естественно, всех участников застали на месте преступления. Что делал Куллор в доме арфиста посреди ночи, он, естественно, объяснить не смог, а уж после того, как по настоянию Аннару обыскали его дом и обнаружили в подвале уйму краденых вещей (как выяснилось позже, он сбывал их нечистому на руку торговцу), Куллора и вовсе решили изгнать вон. Кто-то даже предлагал заклеймить его как Изгоя, но все же глава поселения оказался человеком мягким, и до такой степени жестокости не дошел. Больше никто о нем ничего не слышал... да и, надеюсь, не услышит.
- Это точно, - пробормотала девушка, после чего, распрощавшись с Гудом (тот попросил заходить еще), направила стопы к окружавшим площадь постоялым дворам - торговцы, конечно, многое знают, но владельцы всяческих гостиниц знают зачастую не меньше! Пришлось провозиться до самого вечера, обойти половину холда, отсыпать два мешочка с травяным сбором для припарок от болей в спине, повозиться с ребенком, у которого болел животик и, под конец, вытащить с десяток заноз из ладошки ревущего в голос мальца, но результат все же оказался весьма удовлетворительным: она напала на след. Да, некто по имени Куллор был в Телгаре, и уже не один год - вроде как работал помощником на конюшнях, хотя все, кто его знал, в голос утверждали, что с таким человеком лучше держать ухо востро. Старший конюх, смягченный помощью при обработке гнойника на крупе одного из скакунов, по секрету поведал, что малый снимает комнату где-то в нижнем Телгаре, при этом бессовестно задерживает плату, но, тем не менее, ест и одевается вполне прилично, так что можно полагать, что у него есть и дополнительный источник дохода. Поблагодарив старика и посоветовав приглядывать за гнедым Сахаром, Аннаэйра поплелась на нижние этажи холда - искать этого Куллора, матушку его за... Осторожные расспросы дали немного - здесь, в "низах" Телгара, все знали друг друга лишь поскольку-постольку, не особо вдаваясь в подробности, и лишь звон монет мог слегка растормошить этих сонных верри... а, так как денег у Аннаэйры оставалось немного, пришлось вволю поерничать, пока, наконец, какой-то нищий не указал ей нужный райончик, а там дошло дело и до двери. Естественно, запертой...
Вот только не от всякой девушки, пытающейся вломиться в дом мужчины, этот самый мужчина внезапно пускается наутек!

+1

8

- Эй, стой! Стой! - и, подхватив полу плаща, девушка бросилась за ним вдогонку. Надо признать, годы путешествий сделали свое дело - бегала она не то, чтобы очень быстро, но зато могла сохранять дыхание на внушительных дистанциях, что обычно очень пригождалось, если нужно было срочно добраться до больного на другой стороне холда, а дергать Малыша и лезть в Промежуток не улыбалось. Вот и сейчас, пусть расстояние между ней и беглецом ни на полшага не сокращалось, девушка не выпускала из виду драную коричневую куртку, от души благодаря проектировщиков холда за эти почти прямые коридоры! Вдобавок, ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, как далеко преследователь, и постепенно разрыв начал уменьшаться... но тут Куллор (а кто это еще мог быть?!), видимо, совсем отчаявшись, шмыгнул в какую-то раскрытую дверь, мимо женского визга, и, когда Аннаэйра все же добралась до нее, то успела заметить лишь краешек одежды, исчезнувший в распахнутом окне!
- Извините! - крикнула целительница, ни к кому особо не обращаясь, после чего - делать нечего! - рванула следом. Прыгать не хотелось - до земли было порядочно, но упускать этого проходимца хотелось еще меньше, ведь, поняв, что дело пахнет жареным, он наверняка покинул бы холд, и тогда - ищи-свищи, безнаказанного! А Аннаэйра, пусть и отличаясь мстительностью, всегда считала, что за пакости следует платить в полном объеме, поэтому высмотрев свою цель на заполненных народом улицах, про себя помянула Золотое Яйцо и сиганула вниз, прямиком на плоскую, как Площадка Рождений, крышу ближайшего дома. Соваться в толкучку было себе дороже - там требовались широкие плечи и сильные руки, поэтому девушка решила и вовсе не спускаться вниз, следуя за Куллором по более-менее свободным крышам. Тот быстро смекнул, что к чему, но поделать особо ничего не мог - улицы были заполнены народом, так что и ему было не убежать... и целительнице - не спуститься вниз, если, конечно, она не мечтала лечить самой себе сломанные ребра! Пришлось с умеренной скоростью идти параллельно друг другу, точно вдоль невидимой решетки, пока в какой-то момент Куллор, постепенно выбравшись к краю толпы, не оттолкнул с дороги какую-то женщину с тяжелым мешком - та, вскрикнув, села наземь - и не рванул в переулок, ответвлявшийся от основного "тракта". Случилось это, естественно, на другой стороне улицы, противоположной той, по которой шла целительница, но - спасибо некоторым деловитым гражданам, додумавшимся развесить между домами прочные веревки с нанизанными на них флажками, и, понадеявшись на телгарскую дотошность, не позволявшую допустить обрыва украшений даже при приземлении дракона, Аннаэйра вскочила на ближайший "канат" и, размахивая руками, бодро перебежала на следующую крышу. Естественно, незамеченным ее трюк не остался, и снизу послышались возмущенные крики, но девушка их уже не слышала, думая лишь об одном - как бы не упустить свою добычу! Осложняло задачу лишь то, что погоня углублялась в "трущобные" районы Телгара, где было крайне трудно ориентироваться, но, тем не менее, выбора не оставалось - Куллор бежал так, словно за ним мчалось целое Падение, петляя ополоумевшим верри, пока, наконец, не решил перемахнуть через какой-то забор...
И на его ноге, как зубья капкана, не сомкнулись огромные зубастые челюсти!
- Ах ты моя умница! - восхитилась Аннаэйра, даже с такого расстояния опознав темно-бронзовую шкуру, - Паразит ты несчастный, ну куда ж ты полез?! - и, добежав до края крыши, спрыгнула вниз - благо, там чего-то позабыл стог сена, и приземление вышло мягким. Куллор, впрочем, ее приближения даже не заметил - он выол больной собакой, даже не пытаясь освободить ногу из пасти Малыша, а тот удивительно спокойно лежал рядом, хотя даже сквозь повязку было видно, каким оранжево-красным огнем горит его глаз!
- А я вижу, вы и впрямь знакомы, - подойдя поближе, Аннаэйра присела на корточки, решив на время призабыть о долге целителя освободить пострадавшего из клыкастых тисков стража, - Столько Оборотов прошло, а он все еще тебя помнит, а, Куллор? И ты, я вижу, его не забыл...
- Ногу... отпусти... а-а-а!
- Нет, зачем? - Аннаэйра деланно удивилась, - Неужели больно? А стражу, думаешь, не больно было, когда ты его палкой горящей в морду бил? Что, воспользовался, что он на привязи, достать не может?! - она уже почти рычала, хотя воющий Куллор ее едва ли слушал, так что девушка схватила его за ухо и притянула к самому своему лицу, прошептав:
- Так вот что я тебе скажу, проходимец ты несчастный. На этот раз, так уж и быть, отпущу подобру-поздорову, но предупреждаю сразу: третьего раза не будет. И если я однажды увижу твою воровскую морду рядом с моим стражем... - она позволила окончанию фразы повиснуть в воздухе, после чего положила руку на голову Малыша и мягко его похлопала. Страж недовольно заворчал, но зубы все же убрал, после чего, вырвав свою конечность, Куллор, все еще завывая, поспешно захромал прочь.
- Умница моя, - тихонько пробормотала девушка, оглядывая повязки на голове Аннарска, после чего, взяв его за ошейник, повела к сарайчику - до того, как оказалось, было всего несколько шагов.
- И пусть еще хоть кто-нибудь заикнется, что ты у меня глупее дракона, - довольно заметила Аннаэйра, укладывая стража на место, - Как же ты понял, что это он, и что я его гоню?..
- Ка-а-а-ах, - зевнул в ответ Малыш, кося в ее сторону голубоватым глазом, после чего положил голову на лапы и затих, а хозяйке осталось лишь почесать его за ухом и выбраться наружу. М-да, а вот и день пролетел... Ну ничего - Сориан уже завтра обещал, что очки будут готовы, так что, вполне вероятно, в самом скором времени они получат шанс убраться из "любимого" Телгара на все четыре стороны!
И нельзя было сказать, что Аннаэйру это хоть на капельку огорчало.

0

9

Нельзя сказать, что Сориан прям так уж охотно взялся за дело, особенно если учесть, что его мысли занимали сейчас мечты об отпуске. Но долг, как говорится, платежом красен, и кузнец понимал, что жизнь его дочери, которую Аннаэйра всё-таки спасла, дороже каких-то там очков, пусть даже и для стража порога. К тому же, необычность заказа служила своего рода толчком к действию: Сориан любил экспериментировать в работе, и всегда огорчался, когда Арчи не предоставлял свободы действий. Кузнец словно бросал сам себе вызов: а получится ли? а смогу ли ввести такое новшество? На осуждение и мнение окружающих он не обращал особого внимания, для него всегда важнее был сам результат, и удовлетворение успешной работой (или напротив, разочарование в случае неудачи).
Чертёж, предоставленный нежданной гостьей, ещё и умудрившейся в первый же день визита в Телгар заработать неприятностей (интересно, кому это понадобилось издеваться над её стражем порога?), оказался достаточно подробным, чтобы Сориан мог себе представить примерные масштабы работы. Особо от изготовления обычных очков предстоящее дело не отличалось, правда размеры были несколько иными.
Первым, чем занялся кузнец, - это оправой. Каркас должен быть довольно прочным, чтобы удерживаться на не миловидном личике стража порога, и в то же время не тяжёлым, чтобы не создавать неудобства. Так, ну это просто - достаточно лишь как следует закалить металл и отлить подходящую форму. Всё необходимое имелось в цехе, и какая ему разница, что там подумают другие мастера - в крайнем случае, скажет, что выполняет личный заказ, а желание клиента, каким бы странным оно не казалось - закон.
Дальше - прикрепить и подогнуть дужки. Сориан не особо разбирался в анатомии стражей порога, но снятые с головы Аннарска мерки позволили ему сделать такие дужки, которые прочно бы удерживали оправу вместе с очками. Ну а выточить стёкла чуть зеленовато-тёмного оттенка оставалось делом техники.
Мало-помалу работа спорилась. Самым кропотливым делом оказалось собрать очки из подготовленных деталей, но вскоре и это удалось Сориану. Через несколько часов очки были готовы, и оставалось лишь встретиться с Аннаэйрой для их вручения, и надеяться, что изготовленное действительно на что-то годиться, кроме как потешать публику (а надо сказать, что получившиеся очки больших размеров выглядели довольно комично).
Полон надежд и уверенности в том. что работа удалась, Сориан на следующий день отправился к Аннаэйре...

0

10

- Спи, малютка, засыпай, глазки крепко закрывай, тихо, мирно отдыхай, баю-бай, баю-бай, - нежно выпевала Аннаэйра, сидя у дверей "Ошпаренного верри" и поглаживая лобастую голову Малыша, покоящуюся на коленях. Хозяин заведения, на этот раз с чего-то недовольный, попытался было выдворить "страхолюдину" подальше, дабы "посетителей не разгонял!", но подброшенная монетка в одну шестнадцатую марки сделала свое дело, и скряга замолчал, так что целительнице осталось лишь прикрыть глаза, дожидаясь Сориана. Солнце только перевалило за полдень, а девушка надеялась все же выбраться из холда до заката - по ее меркам, уж лучше было переночевать где-нибудь в придорожном трактирчике, чем до рассвета ждать, пока откроются тяжеленные двери! - но внешне казалась совершенно спокойной, и даже не дрогнула, когда лежавший на ее коленях страж поднял уши и повернулся куда-то влево.
- Сориан, - поприветствовала она кузнеца, едва тот показался из-за угла, после чего чуть устало улыбнулась, - Добрый день.
- Похоже, ко мне он оказался добрее, - от опытных глаз не укрылся подранный плащ и свежие ссадины, но Аннаэйра лишь тряхнула гривой.
- Пустяки. Ты закончил?
- Стал бы приходить с пустыми руками? - вопросом на вопрос ответил тот, после чего без дополнительных пояснений протянул сверток. Довольно увесистый, отметила девушка, хотя и умеренно - учитывая, что Малыш запросто таскал на загривке и куда больший вес, едва ли два килограмма металла, кожи и стекла доставили бы ему особые неудобства.
- А ведь здорово вышло! - искренне восхитилась Аннаэйра, разглядывая творение ее безумной фантазии и умелых рук мастера, - Ну-ка, Малыш, подними головку... - после чего, хлопком по скуле заставив стража приподнять башку, начала надевать на него подарок. Малышу это явно не очень понравилось - он фыркал и морщил губы, но все же не пытался оттолкнуть ее руки, пока, наконец, последний ремешок не был застегнут, а выгнутые дужки не зацепились за "шишки" на щеках.
- Ну, что думаешь? - с любопытством осведомилась девушка, пока страж мотал головой, то ли пытаясь стряхнуть "украшение", то ли проверяя, как сидит. Ответом ей была сложная трель, закончившаяся тяжелым фырканьем, после чего Малыш с довольно тоскливым выражением на морде опустился на землю, будто намекая: "Да делайте что хотите...".
- Привыкнешь, - потрепала его по загривку целительница и, улыбаясь, повернулась к Сориану, - Спасибо тебе. За все.
- Просто вернул долг, - он пожал плечами, - Удачного пути.
- Тебе тоже, - тепло сказала Аннаэйра, - И я не шутила - обязательно передавай Солли привет от меня!
- Постараюсь не забыть, - несколько провокационно ответил Сориан - видно, рад был, что расплатился по счетам, но целительница лишь засмеялась в ответ. И когда, закинув небогатые пожитки на спину вздыхающему стражу (хорошо, что народу на улицах было немного, и до тычков пальцами дело еще не дошло!), вела его к выходу из холда, улыбка не сходила с ее лица. Да, визит в Телгар вышел не вполне приятным (впрочем, обычно они все такие...), но зато они повстречались со старым другом... и узнали о старом враге. Воспоминание о Куллоре неприятно ужалило память, однако девушка тряхнула головой: пусть. Это - прошлое. Это кончено. Он никогда больше...
Взгляд.
Просто взгляд. В спину. Мало ли кто может смотреть им вслед, уходящим в сторону заката?..
Только почему ей так тревожно на душе?
Почему костер прошлой ненависти все не может догореть, и искры, раскаленные искры сыплются в будущее?!
- Пойдем, Аннарск, - пробормотала Аннаэйра, после чего, вскочив на спину стража, пустила его рысью и, согласно рявкнув, бронзовая громадина размашисто помчалась к воротам из холда. Стоявшие там стражники, разбиравшиеся с тем, кто виноват в возникновении затора из-за перевернутой телеги с камнем, только в стороны шарахнулись, когда, расправив куцые крылья, Малыш единым махом перескочил через внушительный размеров груду и, под ржание скакунов и ругань людей, припустил по торговому тракту, оставляя в земле тяжелые отпечатки. И девушка, вжавшаяся в его загривок, крепко стиснула в руках потертый ошейник и мечтала лишь о том, чтобы этот злобный взгляд навсегда исчез из ее памяти!
Но беги, не беги - от прошлого никуда не денешься. С прошлым просто нужно жить, как с болью былых поражений и славой одержанных побед. С тем, что каждый из нас пишет свою книгу жизни, в которой далеко не все страницы радостные и веселые, где хватает плача и стенаний, где найдется место не для одного горького слова.
С этим просто нужно жить. Верить в лучшее будущее. И помнить, что костер былой ненависти может погаснуть со временем, но ты никогда не узнаешь, как далеко залетят его жгучие искры - и как мало им требуется для того, чтобы и беззаботное настоящее превратить в горсточку безликого, бесчувственного пепла...

Конец.

0


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Дневники » Искры и пепел


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC