Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » Часть 2, эпизод 3: Возмутители спокойствия (26.03.1010)


Часть 2, эпизод 3: Возмутители спокойствия (26.03.1010)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Персонажи: Н'кас, Люцилла, всадницы золотых, всадники бронзовых, другие желающие.
Время: 26.03.1010 (через несколько часов после полёта Пеорты)
Место: Зал Советов Вейра Бенден
Ключевые события: Шин собирает Совет Вейра, чтобы решить, стоит ли ждать полёта другой золотой или передать власть Люцилле и Н'касу. Естественно, бронзовые и золотые не могут молча согласиться с тем, чтобы Вейром правили коричневый всадник и неопытная всадница золотой.

0

2

И почему все проблемы слетелись на мой карниз?! - Шин была близка к панике. Мало того, что

Спойлер!

В'мар и Илура ушли в Промежуток, а Даэлин пропала без вести

, так теперь коричневый догнал Пеорту. Нет, ну каков наглец?
- И что такого? - Пранта недоумевающе моргнула одним глазом. - Ты все время сама придумываешь себе трудности!
- Угу, как же. Вот скажи, что теперь делать, если всадники не захотят видеть Н'каса Предводителем? Это же неслыханно... - Пранта молча качнула головой, она никогда не одобряла того, что Шин излишне, по ее мнению, переживала из-за независящих от нее вещей. В принципе, такой подход был свойственен всем драконам.
- Ладно, сообщи всем, официальное собрание через 2 часа, в Зале Советов.
- Решать-то все равно что-то придется. Интересно, как отнесутся ко всему К'тиан и Эйвен. Судя по яркости шкуры Эльты, она с минуты на минуту готова подняться. Ох, но что же делать с коричневым... - ее мысли были прерваны золотой.
- Я не понимаю, в чем сложность?! Лиретт догнал Пеорту? Значит, он сильнее и умнее бронзовых, которые с ним соревновались, значит, Пеорта хочет быть с ним! Значит, он сможет вести Вейр за собой. А Н'кас гораздо умнее многих бронзовых!
- Мне бы твою уверенность. Хотя, может быть, ты и права. Именно это я скажу на совете. А Н'кас мне всегда нравился, между прочим... - Шин задумчиво потерла лоб. - Как думаешь, у них с Люциллой крепкая пара?
Но Пранта не успела ответить, Шин решила, что перед таким ответственным событием ей нужно привести себя в порядок и, скинув одежду, нырнула в ледяную воду горного озера, возле которого она пряталась от брачного полета Пеорты.
Вырвавшись на поверхность и хватая ртом воздух, Шин взглянула на своего дракона, восседавшего на скале.
- Не хочешь присоединиться?
- Пффф... Даже не подумаю. Я дождусь, когда тебе надоест мерзнуть, и мы слетаем на Южный, помнишь нашу бухту? - Шин в совершенно мрачном настроении выбралась на берег и попыталась вытереться насухо. Холодная вода прибавила ясности в голове, но не оптимизма.
- Полетели, что ли. Нехорошо опаздывать на собрание, которое я же и созвала. Как думаешь, Н'кас и Люцилла придут?
- Не сомневаюсь. Пеорта и Лиретт дремлют, а не спят...
Когда Шин вошла в Зал Советов, там еще никого не было. Она медленно двигалась вдоль рядов каменных кресел, чуть тронула подлокотники кресла Госпожи, скользнула взглядом по свиткам, которые пылились на полках... - А ведь это могло бы быть моим местом..
- И надо тебе это? - королева, как всегда, была прямолинейна и бесцеремонна.
- Я не уверена, правда, я не знаю. - и тут размышления девушки были прерваны звуком шагов - кто-то из всадников уже пришел.
- Интересно, кто это будет? - тихонько подумала Шин. Она надеялась увидеть совершенно определенного всадника, но он обычно не жаловал собрания.

+2

3

«Пранта передает, что через два часа собрание в зале Советов», - на мгновение Кайет оторвался от полурастерзанного верра.
«О, я даже догадываюсь, по какому поводу нас собирают», - С’кар, смазывающий маслом упряжь, усмехнулся.
Тут не надо обладать большим умом, чтобы сделать выводы. Утренний полет, неожиданный как сам по себе – ибо цикл Пеорты никто еще не смог предугадать – так и своим завершением – вот что сейчас занимало умы всадников.
Они были уверены, что первой поднимется Пранта.  Наверное, даже Шин и Люцилла не подозревали, что все так обернется. Но вряд ли этот полет что-то изменит. Или он один не принимает всерьез права молодой королевы? Она ведь действительно может напомнить, что В’мар говорил о первой, что поднимется в брачный полет… не уточняя, сколько полетов должно было быть в ее жизни к этому моменту.
Но редко взлетающую королеву Госпожи еще можно принять, недостатка в драконах Бенден не испытывает, Эльта поднимается регулярно. А вот с партнером было сложнее. Коричневый…
Против самого Н’каса С’кар ничего не имел. Его отношение к возможным будущим полетам Лиретта с золотой, скорее всего, так и останется отрицательным, даже если кладка будет не хуже, чем у бронзово-золотых пар – но, видит небо, он не считает себя вправе запрещать дракону летать. Пускай даже коричневый победил не столько благодаря силе, сколько хитростью… О, умение воспользоваться удачным моментом тоже весьма, весьма ценно – знаем, летали. И Кайет тоже так порой побеждал.
Но власть Н’каса над Вейром он не был готов признать.
Молодой – наверное, даже слишком молодой для такой должности. Не командир крыла – негде набраться управленческого опыта. И – к чему лгать и изворачиваться перед самим собой? – он не бронзовый.
С’кар привычно скривил губы в ухмылке, только не из-за веселья, а от досады. Если бы победу в погоне за Пеортой одержал Эрт, то он бы принял К’лена – такого же молодого, ненамного опытнее Н’каса. Пусть без особой охоты, пусть с недовольством и опасением «Чего этот мальчишка еще накомандует…» - но принял бы. Потому что бронзовый.
***
«А мы еще говорим всем остальным, что неважно, какого цвета дракон, - с каким-то оттенком горечи думал С’кар, направляясь в Зал Советов, – что все они равные защитники и равно необходимы Перну. И мне говорили, когда только привезли на Запечатление. И я так говорю мальчишкам, которые с волнением и страхом ждут Рождения. Своим детям говорю! А буду ли искренне рад, если Рейн и Рин запечатлеют синих, а не бронзовых? Если Астери станет зеленой всадницей, а не золотой?»
Кайет молчал. За двадцать с лишним оборотов он не впервые чувствовал, как всадника обуревают противоречие, непонятные ему эмоции. Помочь дракон не мог ничем – только безмолвно поддерживать, внушая уверенность в себе, потому что он – его всадник, потому что они – вместе…
***
В Зале Советов С’кар увидел одну только Шин, стоявшую рядом с местом Госпожи. И задумался, что почти не знает ее. А ведь если полет Пеорты не будут учитывать и Шиннара станет Госпожой, если Кайет догонит Пранту… Каково будет разделить всю жизнь с почти чужим тебе человеком?
На его вкус, Шин уступала по красоте Эйвен или юной Морвэне. У Люциллы черты лица тоньше. А синеглазка из Форта – вернее, уже из Плоскогорья – обладает большим обаянием. Да и властный характер Шин, без сомнений, весьма подходящий для правительницы, не лучший для семейной жизни в сочетании с его собственным. Готов ли он принять это ради власти над Вейром? С’кар не мог найти ответа.
- Добрый вечер, Шин, - негромко сказал он, подходя к ней и склоняя голову в знак приветствия. Мысли его вновь вернулись к виновникам собрания – и к тем различиям в отношении людей, которое порождает цвет драконьей шкуры.
- Скажи, госпожа… - неожиданно для себя спросил С’кар, - тебе ведь тоже говорили, что все драконы одинаково нужны Вейру, а их цвет – не главное? Как ты думаешь теперь – сколько в этом правды?

Отредактировано С'кар (2013-02-18 00:14:42)

+4

4

Медленно стряхивая с себя сон, Лю наконец-то открыла глаза. Знакомые очертания собственного жилища поплыли перед глазами, и всадница постаралась сфокусировать взгляд.  На противоположной стороне кровати шкуры были ровно заправлены - видимо всадник уже ушёл. Поморщившись от боли в висках, она повернула голову. Усталость была такая, что ей показалось, будто она не ложилась целую семидневку.
- Ты спала довольно долго, - прошелестел в голове сонный голос королевы.
Сев на край ложа, Лю откинула тёмные пряди назад и ещё раз критическим взглядом осмотрела вейр - все было как прежде, за исключением того, что на обширном карнизе всё-ещё отдыхали два дракона. Взяв со скамейки штаны и мягкую тунику, всадница отправилась в купальню, одновременно поглядывая на дремлющих зверей.
Было заметно, как в полудрёме подрагивает кончик золотого хвоста. Обычно это было знаком небольшого беспокойства, и инстинктивно Лю подошла проверить всё ли в порядке. Заботливо проведя пальцами по тёплым и всё-ещё отливающим ярким золотом складкам громадного крыла, рука всадницы скользнула к надбровьям коричневого дракона. Глаз Лиретт’а тут же приоткрылся и с ленивым удовлетворением посмотрел на Младшую Госпожу.
- Шин собирает совет через два часа, - в унисон ответило два ментальных голоса.
Понимающе качнув головой, всадница тяжело вздохнула. Если её королева выбрала коричневого, то с этим ничего нельзя было поделать, в особенности когда для драконов цвет шкуры не имеет значения.
Полёт Пеорт’ы был высоким и долгим, и, в конце концов, победил самый выносливый и хитрый. Но не смотря на это, она уже предвидела конфликт с большинством бронзовых всадников Вейра. Крыло С’кара было довольно традиционным в этом подходе, не говоря уже о крыле К’тиана. Единственные всадники, кто смог-бы поддержать молодого коричневого в его правах на ранг Предводителя, были юнцами из крыла К’лена. Но даже насчёт этого Лю была не уверена...
Конечно, сама она могла перечислить намного больше достоинств молодого всадника, чем недостатков. Н’кас был любим и уважаем за свое трудолюбие, приходил на помощь когда это было необходимо. Конечно, у него не было опыта командира крыла, но и упрекнуть их с Лиретт’ом во время Игр и тренировок ей было не в чем. К тому же молодежь Вейра была о нем гораздо более высокого мнения, чем о Наставнике. Видимо молодой всадник умел найти к ним нужный подход. Но, увы, это вряд-ли дало-бы коричневому преимущество на грядущем совете. Наиболее влиятельную часть Вейра составляли бронзовые среднего возраста, в своё время воспитанные стариками. Стариками, чтившими древние традиции и не приемлющими перемен.

Состроив гримасу своим мрачным мыслям, всадница наконец добралась до бассейна  с проточной водой и, бросив одежду рядом, почти прыгнула в самую его глубь. Вынырнув, она взяла полную горсть ароматного песка и начала втирать его в кожу. К тому моменту, когда она добралась до головы, её раздражение возросло.
В конце концов, неужели это действительно имеет такое большое значение? Если Пеорт’а принесёт достойную кладку после связи с коричневым самцом, это послужит хорошим примером нелепости некоторых горячо любимых всадниками традиций. И позволит наконец более молодому поколению доказать свою способность на нечто более, чем тренировочные полёты и перевозку огненного камня.

Кожу защипало, и всадница с опозданием обнаружила, что натёрла на голове ссадины. Ополоснувшись, она вышла из бассейна, и хорошенько растёрлась полотенцем.
  В любом случае, совет будет довольно интересным и весьма трудным. Не могу сказать, что я всегда горела желанием стать Госпожой, но во Имя Скорлупы Пеорт'ы, я не собираюсь бросать на ветер свой долг золотой всадницы. Несомненно, Шин подходит на эту роль больше всех нас, но сейчас не время придирчиво выбирать - Вейру нужны новые лидеры больше чем когда-либо.

Золотая одобрительно громыхнула на мысли своей подруги.

Немного позже, Лю поднималась в Зал советов с высоко поднятой головой. Она знала, что, скорее всего, увидит осуждающие взгляды бронзовых, но это совсем не было причиной раскаиваться в чем-либо или чувствовать вину. Входя в помещение, она услышала конец вопроса заданного С’каром. Всадник стоял к ней спиной, но оживлённое тревогой лицо Шин сразу обратилось к ней. Кивнув всаднице, и немного улыбнувшись, Лю расслабленной походкой прошла к столу и как ни в чём не бывало заняла своё место.

В последнее время в этом зале проводятся собрания, от которых час от часу не легче, подумалось ей.

+3

5

Нежно-щемящая истома в низу живота разбудила его. Всадник коричневого Лиретт’а, свершившего казавшееся недостижимым, с улыбкой вспомнил сегодняшнее утро, когда Пеорт’а неожиданно для всех взлетела в свободный брачный полёт, и только его, Н’каса, дракон смог догнать её. А дальше был час наслаждения и единения; два дракона и их всадники словно стали неразделимым целым, и никто из них не был против этого. Затем они мирно уснули.
Люцилла ещё спала, но драконы бодрствовали, получая удовольствие от близости друг друга. Н’кас на какое-то время даже почувствовал тёплый отголосок мыслей Пеорт’ы, и от этого всаднику стало как-то по-особенному легко и хорошо. Улыбнувшись ещё шире, он встал с постели и принялся одеваться. И тут его радостную эйфорию вынуждено прервал Лиретт’: дракон сообщил, что Шин срочно созывает Совет Вейра.
Н’кас издал неопределённый стон: ему не хотелось идти туда, поскольку он знал, что бронзовые всадники и кое-кто из золотых наверняка будут против того, что Предводителем Вейра станет коричневый всадник. «Но они же должны понимать, что нельзя идти против слов покойного В’мара – Предводителем станет тот, чей дракон догонит первую поднявшуюся королеву. Так было всегда, и надо ли при этом обращать внимание на цвет дракона? Да, я ещё молод, но при этом имею большой опыт мирного общения с холдерами. Кому, как не мне, стать в эти непростые времена дипломатом и уладить разрастающийся конфликт?».
Н’кас чётко осознавал, какие шаги нужно предпринять, чтобы восстановить хорошие отношения Вейра с владельцами холдов. Но всадник знал также и то, что некоторые из особо дотошных лордов, а также бронзовые всадники не станут мириться с мыслью, что Предводителем Вейра стал какой-то коричневый, пусть даже его дракону и удалось каким-то чудом догнать золотую королеву.
Всадник потянул некоторое время, не торопясь в Зал Советов: он предпочёл сперва спуститься и как следует перекусить, ибо ему запросто могли испортить аппетит нелицеприятными высказываниями. Даже синие и зелёные всадники, даже женщины из Нижних Пещер косо поглядывали сейчас на севшего за отдельный столик коричневого. Впрочем, несколько всадников из крыла К’лена подошли к нему и обмолвились, что во всём поддержат возможного будущего Предводителя Вейра; Н’кас благодарно кивнул, но не стал поддерживать разговор, поднимаясь из-за стола и направляясь к Залу Советов.
«И тем не менее, я постараюсь сегодня ни с кем не конфликтовать и привести разумные доводы в пользу того, что Бенден нуждается даже в таких переменах», - твёрдо решил Н’кас, входя в помещение зала Советов. Внутри уже были Шин и С’кар, который как раз приветствовал золотую всадницу. Бронзовый всадник не был особым ревнителем традиций, но не сегодня и не в этом случае, что и подтвердил его дальнейший вопрос к Шин. В этот напряжённый момент внутрь вошла и Люцилла. «Кажется, некоторые вопросы прояснятся ещё до начала Совета…», - скептически усмехнулся про себя Н’кас и подошёл ближе, ожидая ответа Шин и прихода остальных всадников. И единственное, что позволяло всаднику держаться достойно, это слова поддержки, высказанные по ментальной связи и Лиретт’ом, и Пеорт’ой: «Что бы ни случилось, мы будем с тобой и с Люциллой».

+1

6

Шин замерла вполоборота, не глядя на С'кара. Ее мысли все еще витали в облаках, будто 2 дракона в Брачном полете, будто золотая и... коричневый.
- Да, С'кар, я уверена в том, что дракон, какого бы цвета он ни был, воплощение всего самого хорошего в своем всаднике! И если достоин дракон, то почему может не быть достоин всадник? - сначала в ее словах сквозило возмущение, но в конце всадница просто недоуменно пожала плечами, дескать, не вижу проблемы. Именно тогда она заметила виновников сегодняшнего собрания. Немного напряжены, как из-за бури страсти, охватившей их совсем недавно, так и из-за предстоящего Совета, но до чего тепло они взглянули друг на друга, как красиво смотрелись рядом...
- Нет, симпатия - это, конечно, хорошо, но нельзя оценивать их, как Предводителей, только основываясь на их взаимном уважении - или можно?...В это время зал начал наполняться остальными приглашенными. Кто-то горел возмущением, кто-то с озабоченностью ждал в стороне, кто-то же яростно втолковывал свое мнение остальным. Шин приметила всех, на кого стоит обратить внимание.
- Итак, всадники Бендена! - ее голос, довольно низкий, но звучный, перекрыл шум обсуждений и заставил всех обернуться к ней.
- Прошу вас занять свои места. На повестку выносятся два вопроса. - вот сейчас она должна была пустить голодного дракона в стаю верров...
- Первый из них - как мы отреагируем на обвинения Лордов в бесчинствах и преступлениях? Такие слухи уже ходят по Перну. - Шин повелительно подняла руку, когда кто-то из бронзовых попытался ее перебить.
- Я прошу всех рассказать, что, когда и от кого они слышали - любой шепот, любой слух... Нам необходимо знать, с чем мы имеем дело! - Шин быстро отвела взгляд от мрачно уставившегося на нее С'кара. Да, она не даст им задавать тон собрания, пока еще имеет на это право.
- Ты хочешь их защитить? - голос Пранты воодушевленно отозвался в ее голове.
- Как получится, дорогая, как получится... - и Шин снова сосредоточилась на участниках, поднявших дискуссию, перерастающую в гвалт.

+2

7

К’тиан мерил шагами вейр, не обращая на подрагивающий кончик хвоста Лита, что говорила о недовольстве дракона. В этом они были солидарны. Всадник и дракон. Как и должно быть всегда.
-Не могу понять, как такое вообще могло произойти? Особенно теперь. – Вопрошал всадник в пространство помещения. Эйвен, конечно, была тут, в купальне, где приводила себя в порядок, но даже если бы она сидела перед ним, то К’тиан спрашивал не Всадницу, а самого себя. – Как мы могли допустить, что столько печальных вещей для Вейра случились одновременно.
В его памяти еще был слышен скорбный крик драконов, которые прощались со своими товарищами. Этот крик еще долго будет жить в сердцах всадников и их зверей, но судя по всему, не все скорбели в едином порыве. Бронзовый всадник запустил пальцы в волосы, черты его лица стали более резкими. 
-Скажи мне, как случилось так, что коричневый сумел обогнать бронзовых?
-Далеко не все участвовали в Полете. – Лит как обычно, когда не сиял самодовольством, был прав. Возразить К’тиану было нечего.
Не все бронзовые звери поднялись в воздух, большинство, он был уверен, что даже и не поняли, что этот Брачный Полет будет решать так многое. Королева поднялась в воздух, первая Королева из всех. По словам В’мара первая Королева, которая поднимется в воздух и станет Госпожой Вейра, а соответственно Всадник чей дракон догонит Королеву в Брачном полете и станет Предводителем. Никто и подумать не мог, что в небеса Перна первой взлетит Пеорт’а, самка, которая еще ни разу не поднималась.
-Во имя Первого Яйца. – Бронзовый всадник остановился и на секунду закрыл глаза. Это было плохо, очень плохо. Никто и никогда не примет факт, что Прдеводителем Вейра Бенден станет коричневый.
-Лиретт сильный. – В ментальном голосе Лита звучала задумчивость.
-Я ничуть не сомневаюсь в его силе и ловкости. Он же догнал Королеву.
-Я и не собирался лететь за ней.
Дракон сказал это просто так, но всадник задумался. Если бы все бронзовые поднялись в воздух, как и должны были, то исход был бы совершенно другим. Лит смог бы без труда догнать Младшую Королеву, он был одним из самых больших бронзовых в Бендене. И тогда бы он, К’тиан, стал бы Предводителем Бенден-Вейра. И глупо было отрицать, что он хотел этого. По-настоящему хотел, не как желают молодые мальчишки несбыточных мечтаний, это было взрослое и осознанное желание. Он знал, что справился бы.
-Я летаю только с Эльтой.  – Зло ответил Лит, а его удар хвоста мог вполне вызвать маленькое землетрясение, дракон злился, он отвернулся от своего всадника и устремил взгляд на сторожевого дракона, который как всегда был на своем посту.
-Прости, я знаю. - К’тиан почувствовал вину, настоящую вину, не только перед своим драконом, но и перед Эйвен, которая, конечно же, знала о его разговоре с бронзовым. – Я бы никогда не сделал этого.
Последнюю фразу он произнес вслух. На самом деле в его голове не было исходя мыслям, да, Лит бы смог догнать Пеорт’у, но тогда бы и дракон, и его всадник были привязаны к Королеве и ее всаднице. Что было недопустимо для них обоих.
- Всадница Золотой Пранты зовет всех в Зал Советов. – Передал Лит, поглядывая на своего всадника, пытаясь показать, что ссора между ними была всего лишь случайностью.
-Сколько еще тяжких собраний нам придется провести? – Это был риторический вопрос, всадник скорбно улыбнулся и почесал чувствительные надбровные дуги дракона. Лит закрыл сетчатые глаза и из его груди вырвался тихий утробный рык, больше похожий на урчание. Все обиды были забыты.
К’тиан оставил своего дракона на карнизе вейра наслаждаться скупым весенним солнышком, а сам спустился в зал советов, предварительно попросив дракона передать Эйвен, что он ушел. В зале присутствовали почти все и, конечно, там были всадники, из-за которых собственно и состоялся Совет. Люцилла с высоко поднятой головой сидела на своем месте, стоило отдать ей должное – она делала все правильно, ее Королева поднялась в Первый брачный полет, и скоро на Площадке Рождения будет зреть новая кладка, она не виновата, что ее Золотую догнал не бронзовый. Н’кас тоже был здесь, его лицо было угрюмо, но, не смотря ни на что, лучилось удовольствием, что было весьма понятно. До этого его Лиретт участвовал в Брачных Полетах только зеленых, а теперь они оба могли гордиться собой. И все было бы замечательно, если бы Лиретт был бронзовым зверем.
К’тиан недобро усмехнулся, он обманывал себя. Даже, если бы это было так, то все равно бы возникли вопросы. Многие сказали, что всадник Лиретта слишком молод это так и было. Другие говорили, что он не имел права лететь или просто не пустили бы его. Ведь любой бронзовый желает стать Предводителем, и любой знает, что когда-нибудь у него будет шанс. И всадник Лита был уверен – никогда и ни один бронзовый всадник не упустит возможности стать Предводителем Вейра.
Но именно это и случилось в данный момент, бронзовые упустили свой шанс, коричневый догнал золотую. Заговорила Шин, что бы не случилось пока она не сняла с себя полномочий, представленных ей В’маром.  Всадники и Всадницы обернулись к ней, разговоры притихли. Ее первый вопрос был весьма понятен, сложившееся ситуации была не в пользу Вейра и Всадников в целом, но К’тиан благоразумно решил промолчать на этот счет, он выскажет свои мысли позже, когда будет оглашен второй вопрос, который по его мнению был более важным для Вейра.
Всадники начали говорить все одновременно, К’тиан, который только секунду назад занял свое место, поднялся вновь.
-Всадница Золотой Пранты, думаю я выскажу мнение всех, если скажу, что сейчас Вейр Бенден в первую очередь должен занимать другой вопрос, а именно – полет Пеорты и Лиретта. И можем ли мы признать Коричневого своим Предводителем. – Всадник Лита оглядел присутствующих. – К тому же, у меня есть новость, судя по настроению Эйвен и блеску ее дракона, Золотая Эльта скоро поднимется в Брачный полет.
Он не стал добавлять, что Лит не собирается уступать никому из бронзовых.
-Никому. – Подтвердил дракон, и его уверенность передалась всаднику.

Отредактировано К'тиан (2013-02-28 15:31:30)

+2

8

Все шло по плану.
- Эльта, действительно, готова подняться. - Пранта внимательно прислушивалась к происходящему на Совете.
- Я в этом не сомневаюсь, Пран! Я только сожалею, что у меня не было времени переговорить с Н'касом и Люциллой... Узнать их настрой. - Шин тем временем внимательно смотрела на К'тиана.
Сильный, опытный лидер своего Крыла - не самые худшие качества для Предводителя. Но слишком импульсивен и безрассуден. Да и их отношения с Эйвен носят оттенок затянувшейся драмы... Все это может помешать ему выполнять свой долг перед Вейром.
- С твоего позволения, К'тиан, пока я веду этот Совет. И я с радостью выслушаю мнение всех по данному вопросу. Однако, я ставлю репутацию Вейров превыше внутренних вопросов.
Итак, вызов был брошен. К'тиан уже считал себя Предводителем, не смотря на победу Н'каса. И явно не собирался сдаваться или уступать коричневому.
- Хм, как думаешь, сколько еще всадников настроены также? Ну, кроме С'кара, конечно же?
- Да практически все! - золотая недовольно фыркнула.
Шин чуть повысила голос.
- Мы обязательно решим всех нас волнующую проблему, но сейчас - произнесла она с нажимом - гораздо важнее пресечь ужасные сплетни, которые распространяют некоторые холды. Нам нужно понять, кто является их источником и какие цели он преследует.
Шин обвела всех присутствующих взглядом, ожидая возмущений и протестов.
- Все-таки, всадники простые люди. Слишком часто думающие только о себе, о своем положении и о почете... - она незаметно вздохнула и вновь уселась на свое место.
Хорошо бы, сейчас вступил в разговор Н'кас... Он всегда был разумен и понимал, где начинается ответственность каждого из всадников за Перн и заканчивается желание быть кем-то.
Она чуть вопросительно взглянула на Н'каса, однако, тот был погружен, похоже, в свои мысли.

+3

9

Ответ Шин на вопрос С’кара был, по мнению коричневого всадника, идеален для истинной Госпожи Вейра. Будь его воля, он бы отказался от привилегий Предводителя в пользу того, кто догонит Прант’у. Но слова покойного В’мара… нарушать их Н’кас считал недостойным себя.
Зал начал наполняться всадниками, большинство из них были бронзовыми. Почти все они считали своим долгом так или иначе высказать возмущение по поводу возможной власти коричневого – не лично ему в лицо, а в разговорах между собой. Впрочем, К’лен и пара всадников из его крыла выразили Н’касу слова поддержки.
Н’кас нежно и с чувством сильной любви, всколыхнувшей его сердце, посмотрел на Люциллу. Всадник поспешил занять место рядом с ней. Заодно он выразил ей свою признательность, с лаской поцеловав своей Госпоже запястье правой руки. Н’кас почувствовал, как Лиретт’ воркует о чём-то с Пеорт’ой; саму королеву он уже не слышал, да это было и неудивительно – драконы лишь на короткий миг позволяют посторонним воспринимать свои мысли, и только такие одарённые всадницы, как знаменитая Торен, могут слышать  всех драконов. 
Слова К’тиана больно ранили Н’каса. «Неужели он и в самом деле считает, что выбор Предводителя Вейра важнее решения проблемы с холдерами? Или это всего лишь намёк на то, что не нам с Люциллой заниматься этими делами?»…
«Эльта действительно готова к полёту», - сообщил Лиретт’, не прерывая своего воркования с Пеорт’ой.
«Эльта? Очень интересно… Все рассчитывали на то, что первой поднимется Прант'а, и тут вдруг её опережают сразу две золотых. А на Площадке Рождений есть место только для одной кладки, и это значит, что нас, а затем и Прант’у, если она всё же поднимется, могут вообще отправить в другой Вейр – и таким образом устранить малейшее вмешательство в дела Бендена с нашей стороны. Это наверняка вызовет возмущение у некоторых всадниц и всадников. В свете последних событий с холдерами нам ещё только ссор между королевами не хватало!» - именно эти мысли крутились в голове у Н’каса, когда повисло глубокое молчание после слов Шин. Коричневый отвлёкся от неприятных дум и привстал со своего места, чтобы показать не только свою осведомлённость в проблемах Вейра, но и готовность решать их.
- Да, слухи и сплетни, распространяемые в холдах про всадников, действительно нужно пресекать. И если разговорами о развращённости нравов в Вейре уже никого не удивить – холдеры действительно вбили себе это в голову, то на днях я услышал совсем другие нелицеприятные подробности. М’лан сообщил мне незадолго до Весенних Игр о том, что некоторые личности утверждают, что всадники и их драконы якобы сжигают их холды. На самом деле, мы понимаем, что такого быть не может – во-первых, ни один дракон никогда не станет жечь человека, разве что это получится случайно, как с Х’гаром. Во-вторых, невозможно огнём уничтожить холд, высеченный в скале или построенный из камня. Нам необходимо выяснить, кто и зачем распространяет подобные нелепости, и с помощью цеха арфистов прекратить эти слухи. Вы знаете, что за последние несколько лет я подружился со многими холдерами, кроме битранцев, разумеется. Я могу поговорить со своими знакомыми и постараться узнать, от кого они могли слышать подобную ерунду.
Н’кас тяжело сел, под столом протянув руку Люцилле, которую та сочувствующе пожала. Многие всадники были согласны с первыми словами коричневого всадника, но на их лицах он видел и осуждение. «Не тебе решать эти проблемы и быть нашим Предводителем», - наверняка такие мысли сейчас посетили некоторых из сидящих за столом в Зале Советов.

+3

10

Ш’хан предусмотрительно оставался в полутени, и немного поодаль от общего стола. На нынешний совет всадников заявилось великое множество, и на этот раз здесь присутствовали как золотые и бронзовые, так и коричневые. Даже пара синих посчитали своим долгом заявиться и не упустить ни единого слова. И чему было удивляться? Бронзовый на памяти своей никак не мог припомнить случая в Архивах где описывалось когда коричневый дракон умудрился догнать королеву.
Конечно, большинство бронзовых и не думало взлетать вслед за Пеорт’ой сегодня утром - у всех на уме была Прант’а. Если следовать логике, то этой весной она первой должна была взмыть золотой молнией для брачного полёта. Но логика не всегда уместна с физическим состоянием самок, напомнил себе Ш’хан.
И действительно, после замечания К’тиана, всадник отчётливо припомнил Эльт’у, начинающую светиться мягким оттенком золотого огня. А ведь он ещё приметил это во время Весенних Игр, почти семидневку тому назад! Что ж, в Бендене час за часом становится всё интересней...
Ш’хан подозревал что на этот раз гонка будет жестокой - обозлённые бронзовые скорее всего бросят откровенный вызов К’тиану и Лит’у, не смотря на их всеобще известные отношения с Эйвен.
- Мне не за чем за ней лететь, - лениво протянул Зигет’ в сознании своего друга, - Лит’ и Эльт’а всегда вместе.
- Верно, дружок, - усмехнулся мужчина, - А я меньше всего хотел-бы сейчас оказаться на месте Н’каса и К’тиана.
Реплика последнего, предназначенная Шин и всем присутствующим заставила Ш’хана состроить гримасу. К’тиан был весьма опытным командиром крыла, и рассудительным бронзовым. Но ему явно не хватало деликатности в разрешении сегодняшнего спора. Раздор в Вейре сильно ослаблял Крылатых, и явно не способствовал разрешению проблем с холдерами. Хотя возможно, если Лит действительно догонит Эльту, то бронзовый покажет себя несколько в другом свете. Власть всегда обязывала Предводителей, и нести подобный груз ответственности было нелегко. Не смотря на свой средний возраст, Ш’хан уже видал на своём веку, как более неуверенные в себе бронзовые преображались на глазах, после брачных полётов старших королев. Доказательством тому был молодой Предводитель Плоскогорья. Ш’хан не мог похвастаться близким знакомством с ним, но был наслышан о тактичности и остром уме Х’гара. Да и его Госпожа не уступала мужу, и была замечательным дипломатом. Всадник снова пристально посмотрел на К’тиана и Эйвен. Поживём - увидим.
- Ты считаешь, что Н’кас и Лиретт’ не могут быть во главе Вейра? - печально спросил дракон.
- При всём коварстве и выносливости коричневого и его дракона, я более чем уверен в их успехе. Но никто из многоуважаемых командиров крыльев не станет ему подчиняться. Хотя-бы в силу его молодости и... коричневости, - признался Шхан.
- Но ты поддерживаешь их с Люциллой?
- Если честно, я не уверен, что вообще поддерживаю кoго-либо в данной ситуации, Зигги. Но да, они мне нравятся.

+3

11

Люцилле не стало легче после слов, сказанных её партнёром. Стараясь чтобы её пожатие было крепким и успокаивающим, она медленно ослабила хватку, отпустила руку Н’каса, и поднялась со своего места. Тихий галдёж, направленный в адрес коричневого сразу прекратился, и все взгляды обратились к ней. Не спеша, изучив лица всадников, она в основном увидела почтение, смешанное с сожалением. Конечно, былa и пара недовольных лиц, откровенно смотревших на неё с вызовом. Спокойно выдержав напор, она заставила их опустить глаза, и наконец, заговорила. Мягкий голос всадницы глухо отдавался эхом от потолка огромной пещеры.
- Когда В’мар и Илура... сделали последний прыжок в Промежуток, я с опозданием осознала всю мощь наших старых Предводителей. На протяжении многих оборотов они взращивали и лелеяли Бенден, и каждый из нас чем-то им обязан. О, они не были немощными! И, Во Имя Яйца, я знаю, как боролась Илура со своей болезнью в последний месяц жизни... Но даже они не вечны. Для всадников воистину настали тяжёлые времена, и даже такие сильные и отважные люди ка они не смогли справиться с этим на старости лет...
Теперь множество глаз моргало гораздо чаще - в основном это были золотые всадницы. Краем глаза, Лю заметила как молодая Лорана прячет лицо за спиной К'лена. Многие всё-ещё не оправились от недавней трагедии. Даэлин сидела мрачная и тихая, подобно Промежутку. Вероятно, бедняжка частично винила себя в конечном решении старых вождей Вейра. При взгляде на неё у Люциллы защемило сердце.
- Поэтому я хочу сказать вам следующее, - она сделала небольшой вдох, - Если Эльта действительно поднимется в Брачный полёт, то ни Н’кас, ни я... не будем претендовать на роль Предводителей. Со всем уважением к коричневому всаднику, я считаю, что он вполне достоин этого поста, но в силу традиций Вейра и соблюдения порядка будет лучше, если Предводителем станет тот, кто догонит золотую Эйвен.
Недовольный ропот пронёсся в ряду бронзовых, многим не понравилась позиция золотой всадницы насчёт всадника Лиретт’а.
- Может-быть ты и впредь будешь давать коричневому летать со своей королевой? - с издёвкой выкрикнул кто-то.
Лицо всадницы моментально сделалось непроницаемым, тонкие брови взлетели вверх. Её пронзительный взгляд обвёл каждое лицо.
- Кто из вас настолько не воспитан, чтобы поучать всадницу золотой королевы? - спокойно вопросила она.
Конечно, она знала ответ от достоверного источника, имя которому было Пеорт’а. Но выдержав паузу, она лишь добавила с лёгкой улыбкой,
- Может быть и так.
В зале впервые послышались лёгкие смешки. Видимо ситуация была более-менее разряжена. И только Шин была немного мрачновата - временная Госпожа или нет, но она уж устроит взбучку бунтарю. В этом Лю не сомневалась.
- Напоследок, всадники, я хочу добавить... не важно кто догонит Эльту в решающем полете, важно другое. Запомните: пост Предводителя - ноша, посильная далеко не всем. Я смогла понять это, ни секунды не будучи Госпожой. Проблемы с холдерами должны быть решены - и чем быстрее, тем лучше. Честь и безопасность Вейра находятся под вопросом, а ведь если расчёты древних арфистов верны и нам на голову вот-вот посыплются Нити, мы должны быть сильными и сплочёнными. Никогда не забывайте о своём долге, и единстве. Во все времена мы были единственной защитой Перна, мы должны - обязаны - ею остаться. Необходимо вернуть племени Парящих на Драконах их доброе имя!
Её последние слова были встречены одобрительными возгласами. Уже никто не смотрел на Младшую Госпожу осуждающе. Похоже, главный кризис позади, облегчённо подумала всадница. Внимательно посмотрев на К'тиана, она убедилась, что бронзовый настроен одобрительно. Конечно, она не на секунду не сомневалась что эта пара сделает всё возможное чтобы не дать кому-нибудь другому поймать за хвост золотую Эйвен. Всадница искренне надеялась, что из совместной любви, оба смогут создать прочную связь и со временем превратиться в мудрых, крепких, и выносливых вождей. Отвлечённая Пеорт'а на миг послала всаднице волну одобрения, ей нравились мысли её подруги. Воспользовавшись моментом, Люцилла обратилась к ней,
- Будь добра, скажи Н’касу что здесь нам больше делать нечего. Шин вполне в состоянии довести собрание до конца. А вот нам есть о чём поговорить, и дело это не терпит задержек...
Улыбнувшись всадникам в последний раз, она молвила уже вслух,
- А теперь позвольте мне удалиться и уделить внимание моему дракону.
Выйдя из-за стола, Люцилла медленно направилась к выходу. Бронзовые и коричневые с уважением желали ей хорошего вечера, и всадница вежливо возвращала пожелания. Наконец добравшись до лестницы, она порывисто выдохнула и попыталась успокоить бешено колотящееся сердце.

+4

12

Реплика К'тиана заставила С'кара поморщиться. Кажется, он переоценивал этого всадника. Неужели кто-то считает, что выяснение ситуации с предполагаемыми властителями Вейра – дело, конечно, важное, но касающееся одного Бендена – куда более значимо по сравнению со слухами о подожженных холдах, что затрагивает все Вейры, всех Крылатых на Перне? С резким ответом Шин бронзовый был полностью согласен.
Так Эльта действительно готова подняться? Это и упрощало, и усложняло ситуацию. Не дай небо, она спровоцирует и Пранту, срок которой вот-вот подойдет. Да и три золотых на Площадке Рождений… Нет, они поместятся, конечно, но все равно будет неуютно, самки в это время нередко становятся агрессивными по отношению к другим золотым.
«Со дня на день», - подтвердил Кайет.
«Хочешь полететь за ней?»
«Не очень, - интонации дракона соответствовали человеческому пожатию плеч. – Она всегда летает с Литом, он ей нравится, и потомство хорошее».
«Даже чересчур, - мысленно хохотнул С'кар, припомнив эпопею с распихиванием золотых из потомства Эльты по другим Вейрам. – Тогда и пытаться не будем. Я был бы не против стать Предводителем, но влезать третьим лишним в отношения этой пары с их долгой историей не намерен».
Заговорил Н'кас, слава Первому яйцу, - о деле. С'кар кивнул в такт своим мыслям. Знакомства с холдерами и мастерами сейчас окажутся полезными. Сам-то он, хоть и холдер по рождению, практически утратил связь с семьей…
А потом встала Люцилла.
Негромкий голос заставил присутствующих поутихнуть, вслушиваясь в ее речь. С'кар, мягко говоря, не ожидал такого. Мудрое решение, оно снимает проблему власти коричневого. А попутно Люцилла еще и призвала проявить мудрость и помнить об их предназначении. Реакция была, разумеется, весьма эмоциональной.
«Кайет, скажи этому крикуну, что если его настолько раздражают полеты золотой с коричневым, то в следующий раз пусть не хлопает ушами и хотя бы попытается составить конкуренцию, - едко попросил С'кар. – И передай Люцилле…»
«С'кар говорит, что восхищен твоими словами, - обратился Кайет к всаднице, минуя Пеорту, - что ты вела себя достойно».
Проводив золотую взглядом, С'кар счел нужным развить тему, поднятую Н'касом.
- Впервые о сожженных холдах заговорили почти месяц назад. В Форте внезапно объявились беженцы, просившие защиты и приюта у лорда Корнелиана. М'лан передал слова арфистов, что они не имеют отношения к распространению этих слухов и поддерживают всадников и что, скорее всего, рудокопы согласятся с ними. В отличие от кузнецов. Но тогда это касалось, в первую очередь, Форт-Вейра, а не Бендена. Однако ситуация изменилась. Накануне Весенних Игр арфист Тьернан передал мне, что теперь заговорили о нападениях на холды, находящиеся под нашей защитой. Он попробует выяснить подробнее, но на это требуется время.

Отредактировано С'кар (2013-03-01 14:54:45)

+2

13

Шин на мгновение усомнилась в своем слухе, когда Люцилла встала и объявила о том, что уступает. Ей хотелось схватить девушку и трясти до тех пор, пока она не переменит решение.
- Ты думаешь, это не разумно? - спокойно спросила Пранта.
- Да не знаю я, Пран... Она бы была хорошей Госпожой. И Н'кас был бы лучшим Предводителем из тех, кого я вижу перед собой. Все слишком увлечены борьбой, хотят доказать, кто из них лучше. А сейчас Бендену, да и всем Вейрам, нужно понять, что делать с отношением холдеров!
Печально проводив взглядом Люциллу - та могла бы быть ей союзницей - Шин снова встала и с преувеличенным уважением склонила голову в сторону Н'каса.
- Я благодарю тебя, коричневый - она с нажимом произнесла это слово, снова оглядывая присутствующих.
- Отлично придумано, если каждый, кто сохранил свою связь с родным холдом или цехом, постарается узнать, откуда распространяются слухи, кто хочет уничтожить Вейры, то мы быстро найдем виновника! Сейчас это - самое главное. Я хочу, чтобы командиры Крыльев выбрали всадников, которые бы отправились в Цех Арфистов. - она протестующе мотнула головой, когда кто-то из бронзовых попытался возразить ей.
- Нет, сейчас только Веренар сможет помочь нам! - всадница с большим уважением относилась к главе Цеха арфистов, она знала, что он не останется равнодушным. Скорее всего, он уже собирал информацию о происходящем!
Шин все больше настораживало молчание Эйвен. Если девушка предполагает, что ее золотая вскоре поднимется, то она, как будущая Госпожа, обязана была высказать свое мнение. Должна была принять участие в обсуждении - ведь решается очень важный вопрос. Или Эйвен считает, что пока она официально не Госпожа, пусть все проблемы решают другие? Шин расправила плечи. Все равно, кому-то придется с этим разбираться...
- Итак, С'кар, Ш'хан... Н'кас, мне нужно, чтобы ваши всадники отправились в Цех арфистов, попутно останавливаясь в знакомых холдах, чтобы узнать настроения людей. - перекрывая недовольный гул, Шин повысила голос.
Негоже золотой орать... Они все равно сейчас не способны понять, что важнее всего. Один К'тиан чего стоит - глаза сверкают, на лице решимость победить всех. Он явно уже вошел в роль Предводителя. Только почему-то ни слова о их главной проблеме...
- Я отправлю весть Главному арфисту, чтобы он ожидал гостей. - тут она поняла, что все, кто присутствовал в Зале практически не воспринимали ее слова, они думали только об Эльте и предстоящем полете.
- Всадники, мы должны сохранить свою репутацию независимо от того, кто будет стоять во главе Вейра! - да то ж за день-то сегодня, она кричит уже во второй раз...
- А теперь перейдем к нашим внутренним вопросам. Люцилла и Н'кас решили, что не будут Предводителями, дабы не нарушать традиции. Поэтому, мы все ждем полета Эльты или другой золотой, чтобы определить, кто будет управлять Вейром.
С этими словами она поднялась и сообщила об окончании совета.
- Ну, и куда мы отправимся, дорогая? - Шин понимала, что места в Вейре ей не найдется после того, как Предводителями станут Эйвен и К'тиан.
- У нас всегда есть Южный. Да и вообще, Перн большой. - Пранта мысленно приободрила всадницу.
- Но только я буду скучать по снегу... - Шин наблюдала, как всадники расходились, оживленно обсуждая произошедшее на совете.
- С'кар! - остановила бронзового Шин. - Я хотела бы посоветоваться..
Бронзовый слегка обернулся.

+4

14

Эльта была не в духе. Хотя нет, не так…Эльта предпочла бы, чтобы выпали Нити, на которых можно выплеснуть свое дурное настроение, но за неимением оных, приходилось сдерживаться. В прочем настроение это передалось и Эйвен, поэтому всадница сделала все, чтобы отгородить К’тиана от своего гнева. Когда всадник, собираясь, разговаривал с Литом, она молча приводила в порядок волосы, которые, казалось, были в сговоре с настроением и все время выбивались из хвоста.
Фразы К’тиана не были для девушки бессмыслицей. Она прекрасно понимала, о чем идет речь, несмотря на то, что к Литу не прислушивалась, да и не собиралась подсушивать разговора. Вся ситуация в Вейре больше походила на жуткий сон. Эйвен до сих пор не могла понять, что же случилось во время Игр. Как мог кто-то украсть всадницу прямо из Вейра, из под носа других всадников и всех, кто присутствовал в тот день поблизости? На момент похищения было известно лишь то, что последний раз девушку видели в компании кузнеца. И  это еще больше огорчало Эйвен. Вернее, злило. Вейр всегда был для нее домом, как и для большинства живущих здесь. Как можно предать свой кров? Людей, которые тебе доверяют. Эйвен знала, что кузнеца звали Арчи. Бежать ему все равно было некуда, кроме как в свой Холд, так что вычислить не составило труда. Но зачем? Какой в этом смысл? И они не могли же насильно удерживать человека, тем более всадницу, долгое время.
- Абсурд…
Эйвен тогда хотела было поговорить с Астартой, успокоить золотую. Онадаже представить не могла, как бы переживала Эльта, случись такое с ней. Ужасно...
Разговаривать с Эльтой, это как разговаривать со своей совестью. Не всегда приятно, но зерно логики присутствует в той или иной мере. И Эйвен знала, что в тот раз была не та ситуация, когда можно продолжать хранить свою несущественную тайну. Да и не факт, что Астарта при случае успеха решит рассказать всему Вейру. Благо, все разрешилось быстро.
Пока Эйвен думала о том, как помочь золотой всаднице пережить случившееся, она быстрым шагом направлялась на собрание. К’тиан уже был здесь, и потому Эйвен предпочла остаться в тени, не привлекая опозданием внимание к своей персоне.
О бесчинствах Эйвен не знала ровным счетом ничего достоверного, а потому сказать ничего на этот счет не могла. Ей самой бы очень хотелось выяснить, о каких-таких бесчинствах со стороны Всадников идет речь. Быть может, она просто о чем-то не знает? Второй вопрос Шин так и не озвучила, что было нелогичным. Уж коли говоришь о двух вещах, то перечисли, а потом разбирать предстоит по очереди. Однако вопрос задал К’тиан. И вот чего, а его Эйвен не ожидала. В ее планы входило провести полет тихо, чтобы привлечь как можно меньшее количество жаждущих догнать Эльту. Кроме того, предыдущий полет коричневого и золотой все еще официально считался в силе. Да, важный вопрос, но Эйвен почему-то совсем не понравилось, что К’тиан сказал про грядущий полет Эльты.
- Мужчинам вообще иногда не стоит знать о некоторых вещах. Теперь ты понимаешь, почему я ему не говорила про Кэйвена?
- Ты просто не в духе.
- О да…
Не заметить реакции некоторых всадников она не могла. Не все относились к Бронзовому с тем же уважением, что и его крыло. И это раздражало. Эйвен очень хотелось встать и сказать, чтобы все эти недовольные шли холдерам в одно место. Но сама она понимала всю глупость своих перепадов настроения, а потому молчала. Триста раз говорить об одном и том же, когда мнения ее конкретно не спрашивали? Зачем?
- С твоего позволения, К'тиан, пока я веду этот Совет. И я с радостью выслушаю мнение всех по данному вопросу. Однако, я ставлю репутацию Вейров превыше внутренних вопросов.
Эйвен даже возмущаться не стала. Любовь к власти в Шин она заметила уже давно, а потому поняла, что вмешиваться в «ее» собрания – себе дороже. Коли она считает, что слухи рождаются на пустом месте, а не внутри Вейра – то пусть будет так. Эйвен же знала, что для исцеления нужно найти причину внутри.
- Слухи беспочвенные. Без доказательств они затухнут. Главное не давать им повода, - отозвалась Эльта.
- Знаю. Но откуда-то же они берутся? И как эти люди могут говорить о приличии, когда они сами похитили всадницу из Вейра? И что дальше? Если мы придумаем способ обеспечивать Вейр самостоятельно, все холды останутся без защиты. Когда падут Нити, кто будет их охранять, рискуя своими шкурами? За всю историю Перна такого не случалось.
Услышав имя своей золотой, Эйвен вновь прислушалась к выступающему. Это была Люцила. Претендовать на роли Предводителей? Меньше всего Эйвен хотелось стать Той_Кто_Забрал_Власть_Хитростью. Стать козлом отпущения и получить шишки, чтобы кто-то, кто в скором времени решит заменить ее, стал святым? Чтобы Шин всю свою злобу и обиду направила на нее? Вот уж сомнительная радость.
- Дорогая, может мы не полетим?
- Ты ведь так шутишь сейчас, да?
- Конечно…
По окончании собрания, Эйвен медленно направилась в нижние пещеры. У главного лекаря было нужное ей снадобье. Обрадовать К’тиана еще одним неожиданным ребенком ей не хотелось. Тем более в такое тяжелое время.

+1

15

Арфисты. Несмотря на кажущуюся безобидность – один из самых могущественных цехов на Перне. Невидимой сетью они опутали весь континент, и по звеньям этой цепи любая информация, показавшаяся ценной, стекается к сердцу этой паутины – мастеру-арфисту Веренару.
Их помощь будет ценной.
А какова его собственная, по разговорам с родными и друзьями, оставшимися за стенами Вейра? В последний раз он прилетал к родным одиннадцать… нет, двенадцать оборотов назад, когда родилась Астери. Не будь Тьернан арфистом, шастающим по всему континенту, и с ним бы встреч не было…
В Бенден-холд, к отцу и Тарне, в доме которой тот живет после смерти матери, соваться небезопасно. Когда Кревеллен предъявлял ультиматум, на них половина жителей пялилась, могли запомнить его. И тогда смогут собрать толпу, чтобы выпроводить из холда. Да и навлекать на родных возможные неприятности из-за того, что они привечают всадника… Если, конечно, Тарна сама его не выставит за порог.
Антея затерялась среди маленьких холдов между Бенденом и Керуном, еще мама жаловалась, что та редко пишет. А самых старших он не видел еще дольше, только со слов Тьернана знает, что Милита уехала со вторым мужем в Южный Болл, а Катиса и Анетти все так же живут в Наболе. О их детях и подавно не в курсе, племянники запомнились несмышлеными малышами.
Нет, вряд ли он сумеет принести здесь пользу… Может, от его всадников будет больше толку.
Шин закончила собрание, и всадники начали расползаться из зала Советов по своим делам. С’кар намеревался «расползтись» вместе со всеми, но остановился, услышав оклик Шиннары.
- Да, госпожа? – он обернулся к ней. – Чем могу помочь?

Отредактировано С'кар (2013-03-10 23:08:23)

+2

16

- С'кар, я подумала, что от тебя, как и от меня, мало толку будет в полетах по холдам... Шин задумчиво глядела куда-то мимо бронзового.
- Не составишь мне компанию для посещения Цеха Арфистов? Арфисты сейчас чуть ли  не единственные наши союзники на Перне. А Веренар всегда был здравомыслящим и очень проницательным. Я бы хотела - тут Шин снова перевела взгляд на бронзового, будто немного смутившись, - Я бы хотела, чтобы ты полетел со мной... Просто эта встреча должна носить официальный характер, и одной перепуганной всадницы, пусть и золотой, будет маловато для придания нашей проблеме значимости. Девушка начала нервно перебирать Записи, лежавшие на каменной столешнице.
- Я тут искала... Думала, может быть, когда-то уже было что-то подобное. Может быть, кто-то нашел выход. Как нам восстановить доброе имя Вейров? Но в Записях нет ответов, там только списки и даты! - по лицу Шин скользнула гримаса отвращения, но она быстро справилась с собой и, улыбнувшись одними губами, выпрямилась во весь рост.
- Кого бы мы еще могли взять с собой? Может, посоветуешь? Я не думаю, что нужно являться толпой, а то еще чего доброго породим слух о нападении всадников на Цеха. Невесело ухмыльнувшись, девушка предложила всаднику выйти из пещеры Зала Советов на воздух. Перед ними раскинулась бурлящая Чаша Вейра, многие любопытные толпились неподалеку, стараясь расслышать или рассмотреть что-то, что помогло бы им понять, чем кончился совет. Золотая всадница не сомневалась, уже совсем скоро по Вейру начнут гулять всевозможные версии событий и предположения. Главное, чтобы все это не вышло за пределы Вейра. Уж с выбором Предводителей они как-нибудь разберутся без участия Лордов.
Они слишком активно участвуют в жизни всадников в последнее время -  с яростью подумала Шин, вспоминая боль и ужас, который испытал каждый всадник, когда пропала Даэлин. Всадница тряхнула головой и заставила себя вернуться к насущным проблемам. Она безмолвно воззрилась на задумчивого бронзового, не желая мешать течению его мыслей.

+2

17

- Ты напрасно думаешь, что мастер-арфист не уделит внимания нашей проблеме, если ты будешь одна. Он не глуп и должен понимать, что война на Перне ни к чему… - помолчав, С'кар добавил: - И ты не похожа на перепуганную. То ли слишком смелая, то ли хорошо притворяешься…
Чашу Вейра заливал солнечный свет. Самые любопытные всадники, желавшие как можно скорее узнать решение Совета, с азартом поглядывали на них.
- Самый верный способ восстановить справедливость – найти настоящего виновника и заставить его признать свои преступления, - С'кар прищурился, высматривая тех, кто наверняка уже и ставки заключил, а потому особенно жаждет вестей о том, получат ли власть Н'кас и Люцилла, или будут дожидаться полета другой королевы, или нового полета Пеорты, чтобы выявить Предводителя, потому что Госпожой станет Люцилла, или же… Воистину, фантазия людей безгранична.
- Как насчет разбавить группу холдобесполезных всадников, - бронзовый коротко хохотнул, - одним полезным? Который, к тому же, уже втянут в расследование этих таинственных пожаров… Н'кас! – окликнул он.
«Интересно, появятся ли после этого ставки на то, что мы собираемся сговориться и захватить власть в Вейре, наплевав на распоряжение В'мара? А что – Шин становится Госпожой, я – Предводителем, Н'кас получает наше благословение на полеты своего коричневого с Пеортой… Чу-удненькая картинка!» - иронично хмыкнул С'кар.

+4

18

Где-то там, в глубинах души, Н’кас чувствовал согласие со словами Госпожи, в которую он сегодня, похоже, влюбился бесповоротно. Конечно, он мог протестовать, с пеной у рта пытаться доказать, что и коричневый способен править Вейром, но к чему лишние раздоры между всадниками, когда со дня на день кто-то из двух золотых королев – Эльта или Пранта – поднимется в небо, и тогда всё решится? Посему Н’кас благоразумно промолчал и дал возможность завершить этот совет спокойно. Уже когда все собирались расходиться, но поглядывали на него – мол, не возропщет ли молодой всадник против решения? - Н’кас приподнялся и произнёс:
- Думаю, что наш сегодняшний союз с Люциллой нисколько не должен омрачить внутренние и внешние дела Вейра. Нам не нужна власть, но мы готовы помогать будущим Предводителям в любом их начинании. Неважно, какая из королев поднимется первой – Эльта или Пранта – важно, что всадник догнавшего золотую дракона станет тем, кто – я верю в это – выправит ситуацию к лучшему.
Н’кас уважительно поклонился всем всадникам и присел, ожидания конца собрания. Бронзовые и золотые по одному или парами начали покидать зал, и тут Лиретт’ передал своему всаднику, что его ждёт Люцилла для важного разговора. Н’кас уже собирался тоже покинуть зал, отправляясь по зову своей возлюбленной, но тут его окликнул С’кар, беседовавший с Шин, насколько удалось расслышать Н’касу,  о полёте в цех арфистов с целью выяснить, кто и зачем распространяет слухи о всадниках.
«Лиретт’, будь другом, передай Пеорт’е, что я задержусь ненадолго – зато потом с Люциллой у нас будет весь вечер и вся ночь», - сказав так своему дракону, Н’кас с теплотой представил образ золотой всадницы.
Подойдя поближе к Шин и С’кару, он удостоверился через Лиретт’а, что речь шла действительно о слухах, будто всадники сжигают холды.
- Я думаю, вместе мы можем решить эту проблему, если вежливо попросим мастера-арфиста Веренара о помощи. Если дело не терпит отлагательств, то я могу полететь и сейчас, но если же у нас ещё есть время, то я хотел бы отправиться к своей Госпоже, поскольку она хочет сообщить мне что-то важное.

офф

Думаю, на этом можно завершать этот квест и начинать другой.

+1


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » Часть 2, эпизод 3: Возмутители спокойствия (26.03.1010)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC