Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Архив дневников и фантазий » Брачный полет Пеорт'ы


Брачный полет Пеорт'ы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Персонажи: Люцилла/Пеорт'а, Н'кас/Лиретт', С'кар/Кайет', Ш'хан/Зигет', массовка бронзовых и коричневых всадников и их драконов (желающие игроки/НПС могут присоединиться для второстепенных вспомогательных постов)
Время: 26.03.1010
Место: Бенден-Вейр, окрестности Бенден-Вейра и Бенден-Холда
Краткий сюжет: Не многие верят, что золотая Пеорт'а когда-нибудь поднимется в Брачный полет, но постепенная перемена в характере дракона и ее всадницы указывают именно на это. В тот-же день Пеорт'а поднимается внезапно и неожиданно для многих; открытый Брачный полет продолжается долгое время и всадники празднуют по поводу первой кладки королевы. (Сюжет можно подправить/изменить /добавить в него что-нибудь новое. Порядок постов произвольный, за основную часть самого полета отписываюсь я.)

Офф:

Победителем избран Н'кас. Удачи бедному Лиретт'у.

Отредактировано Люцилла (2012-11-14 15:38:24)

0

2

В ранний час над Бенден-Вейром плыл невесомый, почти порзрачный туман. Глядя сквозь него на Восток, можно было различить тонкие лучики восходящего солнца над голубеющими горными хребтами. С первыми лучами начинали сонно ворочаться драконы в сладкой полудреме, в то время как из Нижних пещер медленно плыл дивный аромат утренней выпечки, долетая даже до самых верхних Королевских вейров. Над Вейром занималось раннеe утро.
Сладко потянувшись под меховым одеялом, Люцилла разлепила один глаз и медленно осмотрела свой вейр: даже с рассветом многочисленные тени не спешили ретироваться в дальние уголки ее с Пеорт'ой жилища. Подумав о Пеорт'е, всадница вспомнила о необычном сне который ее разбудил. Она ясно запомнила, как она, Люцилла, летит над общирными морями и лесами Перна, взмахивая огромными золотыми крыльями. Во время сна ее не покидало чувство, что она и ее дракон - единое целое как в сознании, так и во плоти. Еще никогда не видела она такого прекрасного сна, и ей вовсе не хотелось пробуждаться. Но разбудило ее слабое чувство того, что за ней пристально следят. Следят и преследуют. И как-бы быстро она не летела, как не скрывалась в пушистых облаках - она не могла спастись от этой слежки.
Убедившись что все это - всего-лишь сон, Люцилла блаженно зарылась поглубже в шкуру и пролежала так около часа. Но совесть подсказывала ей, что лень к добру не приведет. Окончательно проснувшись, всадница прошла в купальню и тщательно выскребла себя ароматным песком с ног до головы. Немного погодя, одевшись в повседневную просторную тунику, и летные штаны, перепрыгивая со ступеньки на ступеньку Люцилла стала спускаться в Нижние пещеры. С самого утра настроение всадницы было радостным и игривым, но сослав это на приятный сон и хорошую погоду Люцилла не придала переменам большого значения.
Пеорт'а все-еще спала и всадница решила не будить ее понапрасну. Немного успокоившись, она учтиво кивнула завтракающим командирам крыльев, а также Лоране и Даэлин, и летящей походкой прошла к свободному столику. Некоторые всадники ответили ей сдержанными улыбками с довольно странными минами на лице. Это слегка озадачило девушку, но пожав плечами она села на скамейку. Попросив горячего крепкого кла, она посавила локти на стол и скрестила пальцы. Мысли о дивном сне все никак не покидали ее, и она решила поразмыслить по этому поводу.

Отредактировано Люцилла (2012-11-06 14:44:34)

+1

3

Элину разбудило странное возбуждение зелёной.
"Виарета? Что-то случилось?"- сонно спросила девушка, потягиваясь в тёплой постели.
"Пока не уверена, но драконы возбуждены,- передала Виарета, шелест крыльев которой был слышен из её вейра. -Кажется, одна из королев сегодня взлетит!"
Всадница резко села и откинула одеяло.
-Взлетит? В Брачный полёт?!- со смесью испуга и шока вскрикнула Элина, вскакивая.
"Не пойму, что тебя так напугало?- скептически спросила Виарета. -Это же просто Брачный полёт, вот и всё."
-Да, пожалуй, ты права. Что-то я разнервничалась на ровном месте,- слабо улыбнулась всадница и провела рукой по лицу.
Девушка решила умыться и направилась в купальню. "Насколько я помню правила, все золотые и зелёные должны покинуть Вейр, чтобы не мешать полёту. Ну вот и хорошо. Я давно собиралась заглянуть к родителям",- подумала Элина.
"Виарета, сейчас я помоюсь, позавтракаю, и мы полетим в холд Бенден",- сообщила девушка зелёной.
"Хорошо,- охотно согласилась драконица. -Я там ни разу не была."
"Надеюсь, нас там будут рады видеть...,- подумала Элина, вспоминая, как теперь холдеры относятся к всадникам. -В любом случае, никто не может мне запретить навестить родителей."
Приведя себя в порядок, девушка вышла к Виарете, с нежностью глядя на подругу.
-Ну что, прокатишь меня до Нижних Пещер?
Зелёная тихо фыркнула, тычась носом в плечо девушки и напрашиваясь на ласку.
-Идём, иначе я умру от голода,- погрозила ей пальцем всадница, всё же погладив надбровья драконицы.
"Я тоже хочу есть",- пожаловалась Виарета.
-Боюсь, моя дорогая, тебе придётся подождать до вечера,- вздохнула Элина, усаживаясь на спину зелёной. -Хотя, если лорд Кревеллен позволит, ты сможешь поохотиться в холде.
Зелёная гулко выдохнула и направилась к карнизу. Лёгким утренний туман ещё клубился на земле, но Ракбет медленно но верно поднимался над горизонтом, прогревая весенний воздух. Виарета легко спланировала вниз, как всегда мягко опускаясь прямо напротив входа в Нижние Пещеры.
-Подожди меня в вейре,- попросила Элина, соскальзывая с плеча драконицы.
Виарета кивнула и снова взмыла вверх. Зелёная всадница вошла в Пещеры, вдыхая сладкий аромат. "Сегодня свежая выпечка,"- довольно подумала она, заметив оную на столах других всадников. Налив себе кла и положив в миску порцию каши, Элина сцапала сдобную булочку и села за один из столов. В это время в Пещеры вошла Люцилла. Всадница уже хотела поздороваться с ней, но её опередил мысленный голос Виареты:
"Сегодня в Брачный полёт взлетит Пеорта!"
Элина едва не подавилась кла.
"Что?!- мысленно воскликнула девушка, но тут же смутилась от собственного неуважения. -Ох, я так рада за неё! И сама Младшая Госпожа прямо светится изнутри."
Элина с мягкой улыбкой смотрела на золотую всадницу.
"Она, правда, ещё не знает,"- добавила зелёная.
"Как? Разве об этом можно не знать?"- растерянно спросила всадница.
"Пеорта ещё спит,- пояснила Виарета. -Но скоро она проснётся..."
Элина ойкнула про себя и торопливо доела завтрак.
"Тогда нам нужно спешить,- испуганно сказала она, вскакивая и быстро относя грязную посуду в мойку. -Нужно успеть улететь из Вейра до того, как проснётся королева."
Зелёная всадница пронеслась мимо задумчиво-мечтательной Младшей Госпожи, словно неуловимый файр, пискнув по дороге:
-Доброе утро, Люцилла!
Суетливое и испуганное настроение всадницы насмешило Виарету. Она с "улыбкой", которая ощущалась даже мысленно, наблюдала, как Элина судорожно переодевается в лётное снаряжение и быстро надевает на драконицу упряжь. Когда всё было готово, девушка вскочила на зелёную и скомандовала взлёт. Виарета взвилась в небо прямо с карниза и уже хотела уйти в Промежуток, но всадница её остановила.
"Давай полетим так. Всё равно спешить некуда",- предложила она.
Зелёная согласилась и, ритмично взмахивая сильными крыльями, устремилась вперёд, в холд Бенден...

+1

4

Н’кас пробудился от того, что Лиретт’ настойчиво начал пробиваться в его сознание. «Проснись, лежебока», - с ироничным оттенком сообщил дракон, -«сегодня великий день».
Всадник коричневого потянулся всем телом и поднялся со своего ложа. Сегодня Лиретт’ мало того, что проснулся раньше, что случалось очень редко, так ещё и в каком-то странном нетерпении разбудил Н’каса!
«Что это с тобой?» - поинтересовался всадник, заправляя постель.
«Я готов побороться с бронзовыми», - гордо ответствовал дракон.
«Очень интересно, и кто та золотая, в которую ты так внезапно влюбился?» - подшутил над ним всадник, отправляясь в небольшой бассейн в дальнем углу своего вейра.
«Я не влюбился, просто чувствую в себе силы для хорошего полёта», - Лиретт’ продолжал удивлять своего друга. – «И хватит уже умываться, скорее полетели, а то опоздаем».
Всадник торопливо вылез из бассейна, вытерся и одел лётный костюм. «И всё-таки – кто она, за кем ты собрался гнаться? Неужели уже пришло время Прант’ы?».
«Нет, там бы у меня и шансов не было, а сейчас в соперничестве с бронзовыми, берегущими свои силы для главного полёта, я могу и попытаться нагнать Пеорт’у».

Н’кас хмыкнул, в очередной раз удивляясь наглости и смелости своего коричневого. Редко когда такое бывало, чтобы кто-то, кроме бронзовых, отправлялся в полёт за золотой, и был известен только один случай, когда коричневому удалось нагнать молодую королеву. С другой стороны, Пеорт’а тоже летит впервые, а Лиретт’ почти не уступает размерами некоторым бронзовым. Дракон чувствовал в себе силы, а его всаднику очень хотелось эмоционально встряхнуться – и брачный полёт идеально подходил для этого.
Через минуту Лиретт’ со всадником на спине приземлился недалеко от Нижних Пещер. Судя по тому, что Виарет’а и другие зелёные поднялись в воздух, чтобы улететь из Вейра, драконы уже почувствовали стремление Пеорт’ы, хотя та ещё спала, а её всадница пока что ни о чём не догадывалась – по крайней мере, Н’кас, войдя на кухню и поздоровавшись с Люциллой, не заметил хоть какого-то проявления озабоченности сложившейся ситуацией. Всадник наскоро перекусил, с интересом поглядывая на всадницу, и с удивлением для себя заметил, что она по-своему красива и привлекательна. Видимо, настроение дракона передалось и самому Н’касу, который стал относиться к Люцилле не просто как к всаднице, а как к пригожей молодой девушке.
Но Н’кас оказался не одинок в этом чувстве – постепенно другие бронзовые всадники стали подбираться всё ближе и ближе к младшей госпоже, с восхищением глядя на неё. Та же по-прежнему ничего вокруг не замечала, но коричневый чувствовал: вот-вот Пеорт’а проснётся,  и тогда девушка словно превратится в подобие своей великолепной золотой драконицы…

+1

5

Ш'хан уплетал утреннюю выпечку за обе щеки в компании громко галдящих бронзовых, когда в Нижние пещеры стремительно влетела золотая всадница Люцилла. Галдеж сразу немного притих, как обычно случается при появлении любой Младшей Госпожи Вейра. Подобный знак почтения обычно длится лишь мгновение, после чего всадники обращают мало внимания на сборище золотых всадниц. Но на этот раз все было иначе: приглядевшись к девушке, мужчины притихли еще больше и стали внимательно ее разглядывать. Люцилла так и светилась изнутри, даря встречным обворожительные улыбки. Поздоровавшись с другими членами королевского крыла, она села за свободный столик, подальше от общества.
  Ш'хан перевел взгляд на встающих из-за стола Даэлин и Лорану. Те многозначительно переглянулись, и в спешке покинули Нижние пещеры, на ходу проверяя лётную экипировку что была на них одета. Помещение стремительно наполнялось людьми, и теперь среди всеобщего гула можно было услышать отрывки бесед бронзовых, коричневых, синих, и зелёных всадников. Кто-то весело о чем-то шептался с приятелями, кивая головой в сторону ничего не замечающей Младшей Госпожи, кто-то тихонько делал ставки. Внешне спокойными и невозмутимыми оставались только сам Ш'хан и С'кар, его командир крыла. Видимо денёк выдался еще тот, весело подумалось всаднику. Интересно сколько бронзовых осмелятся попытаться догнать её королеву..
- Почти все присутствующие здесь бронзовые, и пара коричневых, - отозвался возбужденный Зигет', - Её королева поднимается в первый раз.
- В ПЕРВЫЙ РАЗ? Да ведь ей уже седьмой Оборот пошёл!, - ошеломленно отозвался всадник. Он знал что драконы не умели лгать, но все-же с трудом верил в это. Он никогда ранее не слышал о подобных случаях когда золотые самки засиживались так голго.
- В таком случае, Зигги, мы не можем позволить каким-то коричневым обогнать нас, - немного успокоившись, весело произнёс всадник, - Но золотые королевы летают быстрее и дальше зелёных.
- Она молода и неопытна, - самодовольно просвистел дракон, - Нам не составит труда ее настичь.
- Я надеюсь на это, мой дружок, - Ш'хан отпил большой глоток кла из своего кубка. Почти горячее содержимое приятно кольнуло горло. Вставая из-за стола, всадник бросил один последний взгляд на золотую всадницу, и в его сознании поплыли красочные картины из фантазий Зигет'а. Почесав щетину, Ш'хан расплылся в улыбке и пошел к выходу из Нижних пещер. Нужно было действовать быстро - проверить готов-ли Зигет к длительной гонке, и оказаться одним из первых на дне чаши Вейра. Именно там решался исход всех Брачных полётов, и в ярком финале драконьего единства всадник-победитель уносил свой трофей в крепко сжатых руках.

Отредактировано Ш'хан (2012-11-09 13:35:31)

+1

6

Беспокойный сон Ирренты разбудил его рано утром. С тихим стоном Д’нер вылез из-под покрывала: пытаться снова задремать бесполезно, возможность нормально выспаться вернется не ранее, чем драконица поднимется в брачный полет. Одно радует: ждать осталось не более трех-четырех дней.
Спустившись в Нижние пещеры, он обнаружил немало народу, который не пожелал нежиться в кровати. И большинство из них находились в довольно оживленном состоянии.
Взгляд всадника остановился на странно-мечтательной Люцилле, находившейся словно бы за многие мили отсюда. Подхватив кружку с кла, он направился к ее столу и сел напротив.
- Доброго утра и чистого неба, золотая, - весело улыбнулся Д’нер. – В какой дали блуждают твои мысли?
Прихлебывая горячий напиток, он вновь окинул взглядом присутствовавших. Нет, не показалось – почти на всех лицах читалось нетерпение, предвкушение чего-то захватывающего. Почти – но в способности С’кара сохранять невозмутимую рожу в какой угодно ситуации он не сомневался. Ш’хан же… то ли подражал новому командиру, то ли всегда был таким – зеленый почти не знал всадника, не столь давно переведенного из Форта. За исключением же этих двоих…
Д’нер чуть нахмурился. Ему приходилось видеть подобное – перед началом брачного полета эмоции всадников неудержимо рвались наружу. Но срок Ирренты не сегодня, так что же причиной?
Словно откликнувшись на мысли о ней, зеленая проснулась. Д’нер ясно ощутил ее напряжение и смутную тревогу.
«Ирри, - так он называл ее очень редко, все же драконица недолюбливала сокращение своего имени. – Что случилось, солнышко?»
Волной нахлынули раздражение и досада. Смутные мысленные образы никак не желали складываться воедино, но наконец всадник сумел различить главное средоточие эмоций. Золото, кровь и небо. Брачный полет королевы.
«Пеорта!» - не то прошипела, не то прорычала Иррента.
- Прости, нам пора сматываться, - вслух произнес Д’нер, в ту же секунду вскакивая с места. Краем глаза он отметил, что другие золотые всадницы уже исчезли. – Не бойся, - на прощание он улыбнулся Люцилле, желая подбодрить. – Все будет хорошо.
Недовольство Ирренты ничуть не уменьшилось, пока он поднимался в вейр. «Сейчас ты вволю поплескаешься в море – и настроение улучшится», - пообещал Д’нер, надевая на нее упряжь. Зеленая заинтересованно покосилась на него – и когда всадник представил ориентиры давешнего нератского побережья прежде, чем послать ее в Промежуток, он уловил удовлетворенно-предвкушающий отблеск драконьих эмоций.

+3

7

«Пеорта поднимется сегодня», - сообщил Кайет.
«Что? Действительно? Хотя ей давно пора, но она еще ни разу не поднималась».
«Сегодня не так».
Пересекая Чашу Вейра, С’кар обвел взглядом окружающих, отмечая повышенную активность зеленых всадниц. Нетерпеливо переговариваясь, они проверяли летное снаряжение. Среди них были и зеленые его крыла – Лиа почувствовала взгляд, обернулась, приветственно кивнув, и неопределенно махнула рукой, что, наверное, должно было значить «Мы улетаем».
«Они улетают, - подтвердил Кайет. – Уже почувствовали».
«Только пусть не разоряют холдерские стада».
С’кар усмехнулся, заметив, как на лице Лиа отразилось возмущение.
«Она передает, что никогда не делали такого, - произнес Кайет. – А теперь – что у тебя дурацкие шутки».
«Просто Лиа нередко принимает их за чистую монету, потому они и кажутся ей несмешными».
Бронзовый зашел в Нижние пещеры, и не успел он покончить с завтраком, как появилась Люцилла. Остальных золотых тотчас же как ветром сдуло. Скоро в Вейре останутся разве что самые юные самки, лишь недавно поднявшиеся в воздух. Молодняк только начал обучение, нечего им соваться в Промежуток, особенно без всадников, которых они пока не способны нести. Беды им не грозит, золотая даже во время опьянения полетом не воспримет такую мелочь как соперниц.
«За Пеортой намерены полететь и коричневые».
«Им жить надоело? За золотой даже не всем бронзовым легко угнаться».
«Лиретт не уступает некоторым бронзовым величиной», - возразил Кайет.
«Это все равно неуместная затея. Нам не нужны плохие кладки, а кто поручится, что потомство от коричневых будет не хуже, чем от бронзовых?». Дракон промолчал, а С’кар мельком глянул на Н’каса. Зачем всаднику этот полет? Неравнодушен к Люцилле? Но тогда об этом знали бы, в Вейре немногое останется в тайне. Да и скрываться нет причины - Люцилла, с учетом особенности ее золотой, не претендует на роль Госпожи, не имеет постоянного партнера, так что бы не воспользоваться примером зеленых? Или все же инициатива дракона, которой всадник не хочет мешать?
«Пожелаю ему неудачи, - подумал С’кар. – Хотя у коричневого может получиться. Самые опасные соперники берегут силы для Пранты, должность Предводителя все же куда заманчивее…»

+2

8

На миг потеряв чувство времени, Люцилла как-будто вновь очнулась от сна. Оглядевшись, она встретила множество откровенных взглядов впившихся в её персону. Напуганная девушка, постаралась взять себя в руки как вдруг кто-то коснулся её локтя...Обернувшись, она увидела Кайту и Аргенту. Деловито подхватив её под обе руки, женщины быстро повели её к выходу.
- Да что здесь в конце-концов происходит?! - страх быстро сменился возмущением и Люцилла сама удивилась властным ноткам в своем обычно спокойном голосе. Она удивленно уставилась на женщин.
- Неужели это не очевидно, дорогая моя? - спросила Кайта, - Да проснись ты! Твоя золотая вот-вот Поднимется, ведь ты много раз видела зелёных в охоте!
- Моя Пеорт’а... поднимется? - выдохнула всадница. От шока она даже споткнулась о ступеньку, ведущую из Нижних Пещер к Чаше Вейра. Ни cколько не сопротивляясь, она позволила женщинам оставить себя в кругу жителей Вейра.
- Не позволяй ей переедать... будет плохо... должна лететь далеко... ты сможешь!... Мы с тобой! - доносилось до её затуманенного сознания. Она отчётливо чувствовала просыпающуюся Пеорт’у.
Как только её сознание пробудилось, всадница и её дракон стали стремительно сливаться в единое целое ментально и физически. Чувствуя злость и раздражение её королевы, Люцилла оскалила белые зубы и разжала кулак, показывая готовые рвать и метать ногти. Было в сознании королевы еще кое-что. Голод. Нестерпимый, неутолимый голод терзал королеву и передавался её всаднице.
И тут Пеорт’а показалась на карнизе одного из Королевских вейров. Издав пронзительный крик, она слетела вниз и приземлилась прямо посреди загона с цеппи. Пухлые птицы в ужасе разбежались в стороны. Смотря как её золотая подруга хватает мягкое тело птицы и выкусывает мясо, Люцилла повторила рефлекс зубами, почти чувствуя вкус дичи у себя во рту. В это время как-будто издалека до нее донеслось "Только кровь", хотя всадница была уверена что сказавший это человек стоял где-то рядом с ней.
Сосредоточившись, девушка напряглась и вложила всю свою ментальную мощь в призыв к её королеве. Пеорт’а злобно уставилась на свою всадницу, и зашипев замотала клиновидной головой.
- Я сказала кровь И ТОЛЬКО КРОВЬ!, - это всадница выкрикнула уже вслух. Подойдя к загону, все также окруженная людьми, она протянула руку вперед и указала на упитанную птицу, - "Не смей меня ослушаться!"
  Пеорт’а стала пить кровь, хватая то одно мягкое тело то другое... наконец после четвёртого цеппи, она приблизила голову к руке своей всадницы. На мгновение положив руку на морду своей королевы, Люцилла сделала глубокий вдох. Чешуя королевы будто светилась изнутри всеми оттенками золота, и казалась особенно горячей на ощупь. Отойдя на пару шагов назад, Люцилла с удовлетворением окинула золотую взглядом...

...И вдруг, отбросив последнюю птицу в сторону, Пеорт’а золотым вихрем взвилась над Вейром. Сильная и грациозная, она быстро набирала высоту, отдaляясь от всех и вся на дне чаши потухшего вулкана. Тут-же вслед за ней устремилось целое крыло бронзовых и коричневых, движимое жаждой желания, поддразниваемое ехидными трубными призывами молодой королевы.
Далеко внизу люди закашлялись, прикрывая глаза от пыльного смерча, созданного десятками крыльев. Люцилла так и осталась стоять в середине круга, образованного всадниками самцов, преследующих ее королеву. Но мало кто узнал-бы девушку в данный момент; ее лицо горело откровенным восторгом, раздвинув руки в разные стороны она не позволяла кому-либо прикоснуться к ней. Глаза ее порхали с одного полузабвенного лица на другое, почти не видя ничего кроме того что открывалось взору Пеорт’ы. Далеко наверху, там в облаках парила ее золотая, слившаяся в одно с всадницей, сильная и ловкая, кокетливо зазывающая стаю своих поклонников. Не скоро, ох не скоро снизойдет она до того чтобы взглянуть на ее преследователей!
Едва покинув чашу, взору Пеорт'ы предстали величественные пики гор окружающих окрестности Вейра и Холда Бенден, плавно переходящие в плодородные равнины на юге и поблескивающий вдали океан с востока. У дракона и всадницы на миг захватило дух от такой панорамы, краски которой были обострены эмоциями. Королева взяла курс на скалистый каньон ведущий к морю. Низины его были одеты весенней зеленью а по бокам окружены замысловатыми арками и пиками отдельных плато. Изящно и стремительно огибая их и подныривая под арки, королева вела неторопливую игру с жаждующими бронзовыми и коричневыми.
Во время очередного крутого виража, два самца - бронзовый и коричневый почти одновременно стремительно спикировали на королеву, но вовремя заметив это, золотая перевернувшись брюхом к небу нырнула в глубокую расщелину, почти сразу выходящую к стремительной горной реке. Два посторонних чувства досады при промахе, и желания проучить чертовку, развеселили ее. В ментальных отголосках она узнала обоих – Лиретт’ и Зигет’. Глаза всадницы-дракона устремилсь на лица всадников двоих самцов и обе - женщина и золотая - послали им улыбку-оскал полные чувства собственного превосходства.
Именно такая беспечность и завела королеву в ловушку. Каждому самцу хотелось быть тем кто догонит золотую, но похоже что работать они решили в какой-то степени вместе. Многие бронзовые и коричневые, с жалобными криками остались далеко позади, в то время как Лиретт’ и Зигет’ упорно продолжали погоню в каких-то трёх длинах дракона позади от Пеорт’ы. Внезапно прямо перед ней из-за утеса выскользнул новый бронзовый – Кайет'! От такой неожиданности Пеорт’а возмущенно зашипела и рванулась резко влево, гася скорость на лету. В этот момент Кайет' рванулся к ней, хищно блестя глазами и почти зацепил ее шею своей, но драконице удалось вырваться и уйти вниз. Замыкающие бронзовый и коричневый стремительно нагнали пару и включились в розыгрыш ловушки.
Три самца дружно взяли золотую в кольцо, и как ни старалась она уходить в вверх и вниз - через пару секунд она снова оказывалась пленницей. Ловкий Зигет ' элегантно дразнил королеву, подкрадываясь к ее брюху пока она не обращала внимания, заставляя ее отмахиваться крыльями и хвостом. Лиретт’а явно забавляли попытки королевы вырваться из западни, и если-бы не припядствующие самцы, он наверняка-бы удачно спикировал на Пеорт’у сверху, целясь на плечевые суставы крыльев. Кайет’-же блокировал стороны отступления с грациозной быстротой, курлыкая золотой низкими переливающимися трелями; в его движениях угадывалось умение выжидать жертву и коварство опытного охотника.
Быстро уставая, молодая королева издала яростный клич, и из последних сил рванулась ввысь, как только можно выше и дальше от самцов. Заложив крутой вираж зигзагом, дабы отделаться от Лиретт’а, угрожающе близко распростершего передние лапы, она не смогла проконтролировать точность маневра. Потеряв баланс и попав под сильные потоки воздуха, королева из последних сил стала снижаться, пытаясь предотвратить падение. В глазах заплыло небо, земля, и трое самцов в мгновение ока бросившихся на перегонки к королеве. Секундой позже, золотая почувствовала столкновение с чьим-то телом и испугавшись, развернула крылья чтобы смягчить удар. Тут-то крепкие лапы самца грубо вцепились в нее, не желая отпускать, упугая шея обвилась вокруг ее собственной... Последнее что запомнила девушка из сознания своего дракона, это полные вожделения глаза и темные крылья изо всех сил старающиеся смягчить их падение. Невероятное напряжение достигло предела в сознании и теле Люциллы, и она без чувств обмякла в чьих-то крепких руках, подхвативших ее и уносивших прочь со дна чаши Вейра...

+2

9

Когда Пеорт'а проснулась, все сразу пришли в движение. Напряжение, на некоторое время овладевшее всадницами и растерянной младшей Госпожой, спало. Пришло время эмоций. Люцилла сейчас переживала единство со своей золотой, и её главной задачей было не дать Пеорт'е съесть мяса, хотя той этого сейчас больше всего и хотелось. Всадница поспешила выскочить наружу, ничего и никого не замечая вокруг. Все, чьи драконы сегодня хотели догнать золотую, последовали за Люциллой, и Н'кас в том числе. Сейчас и он, и каждый всадник, что стоял рядом, словно превращаясь в своих драконов, которые в нетерпении раскрывали крылья, держась чуть в стороне от пившей кровь Пеорт'ы.
"А Люцилла молодец", - отметил про себя Н'кас. - "У неё это впервые, но она хорошо держится и не позволяет своей золотой переедать".
Эти мысли оказались последними в его человеческом сознании, до того, как он полностью слился с Лиретт'ом. Пеорт'е надоело пить кровь, и она проворно взлетела, бросая вызов всем окружающим - и драконам, и всадникам. Другие золотые и даже некоторые зелёные самки уже улетели из Вейра, остались лишь самцы, которые хотели попробовать свои силы перед главным полётом этого Оборота - и те, кто либо решил поберечь свою мощь, либо их дракон не почувствовал себя достаточно сильным, чтобы отправиться в головокружительный полёт. Большинство коричневых и синих равнодушно остались в Вейре, но не Лиретт', с внезапными страстью и желанием рванувшийся ввысь, следом за сильной и ловкой молодой королевой.
Чувства, мысли и эмоции дракона поглотили Н'каса, оставив лишь какой-то крохотный уголок сознания, дававший всаднику знать, что он всё ещё находится на дне чаши Вейра. Но всё остальное стало единым ощущением полёта, упоением крыльев, силой и мощью дракона - а также безудержным желанием. Лиретт' летел, стремясь именно к победе, но для этого ему пришлось очень сильно постараться. Многие драконы начали отставать сразу после нескольких взмахов, но коричневый ловким манёвром оказался не только ближе к королеве, но и к вырвавшимся чуть вперёд Зигет'у и Кайет'у. Вместе с ними он продолжил преследование ярко сверкающей золотом королевы, что легко и свободно парила в небесах.
Драконы унеслись далеко и высоко, но они не обращали внимания на происходящее далеко внизу - бронзовые и коричневый рвались изо всех сил следом за королевой, и в этот важный момент Н'кас-Лиретт' вдруг почувствовал усталость - взмахи крыльями уже давались не так легко. Наступал решающий момент, когда оставалось или найти способ обхитрить сильных бронзовых, или отступить с поражением.
И, когда уже показалось, что вот-вот придётся отступить, Пеорт'а оглянулась и обратила внимание на преследователей. Это внезапно придало сил Лиретт'у, рванувшемуся, чтобы победить. Бронзовые, посчитав, что дерзкий коричневый уже отступил, хотели взять королеву силой, но их попытки оказались неудачны - и у Лиретт'а появилось время, чтобы ловким манёвром, едва заметным и для бронзовых, и для золотой, оказаться в опасной близости к Пеорт'е. И, когда Лиретт' обвил свою шею вокруг королевы, эмоции любви, удачного полёта, силы и торжества полностью захватили и дракона, и его всадника. Н'кас, не отдавая отчёта в своих действиях, подсознательно подхватил падавшую без сознания Люциллу. Драконы, сплетясь телами, тоже какое-то время падали, но мощные крылья позволили им удержаться в воздухе - им, ставшим практически единым целым, и неважным стало всё окружающее, оставалась лишь любовь, дарующая жизнь.
Всадник, не видя ничего вокруг себя, чисто интуитивно отнёс Люциллу в одну из уединённых Нижних Пещер, где он обнял её и не отпускал, пока драконы не расплелись, разъединившись телами, но душой оставшись вместе.
"И пускай злые языки говорят, что коричневые не летают с золотыми, а их потомство будет немногочисленным", - уже приходя в собственное сознание, подумал Н'кас. - "Я всё равно теперь знаю, что мой Лиретт' способен оставить хорошее потомство, много маленьких драконят!".

+2

10

Шин с грустью смотрела на взвившийся в воздух клин драконов. Да, как и другие золотые и зеленые всадницы, она улетела подальше от Вейра. Но не настолько далеко, чтобы не видеть, как ринулся ввысь бронзово-золотой вихрь. Шин прижалась щекой к теплой коже Пранты.
- Пеорта хороша, правда? Она их здорово погоняет.
- Лиретту будет сложно!
- Лиретту?! - Шин с удивлением воззрилась на свою подругу. - Но он же... Выдержит, как думаешь?
- У него есть мотив. - в мысленном голосе золотой сквозил смех. Но Шин было не весело. Она вспомнила о мужчинах, которые искали ее расположения, особенно, когда она запечатлела Пранту. Их было немного, да. Возможно, именно она была тому причиной, со своим мышлением холдера. Но, желая найти человека, который бы увидел в ней не только золотую всадницу, не только ее королеву, она так и не смогла приблизиться ни к одному из них, позволить узнать себя.
- Как ты думаешь, Пеорта даст себя поймать Лиретту? - золотая оставила вопрос без ответа.
Шин вспомнился К'иван - да, только он относился к ней, как к личности, остальные видели только трофей в гонке за ее королеву.
Девушка встряхнула волосами: негоже всаднице заниматься самокопанием, да еще тогда, когда свершается такое. Как отреагируют в Вейре на наглого коричневого, догнавшего королеву? Как всадники воспримут Н'каса? Еще раз прильнув к бархатной лапе Пранты, Шин со вздохом забралась ей на шею и послала ориентиры небольшого озера в горах, где они любили проводить время...

+2


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Архив дневников и фантазий » Брачный полет Пеорт'ы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC