Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 19.03.1010 Встреча в вейре арфиста


19.03.1010 Встреча в вейре арфиста

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Персонажи: М'лан, Н'кас, Шин, Морвэна (возможно присоединение других всадников)
Время: два часа после полудня
Место: вейр М'лана
Ключевые события: За день до Весенних Игр по совершенно разным причинам в вейре М'лана встречаются сразу несколько всадников - самое время обсудить насущные проблемы и принять некоторые решения.

Морвэне

Если не найдешь все же вдохновения сразу, можешь присоединиться к квесту позднее

0

2

М'лан прекрасно понимал, что должность арфиста, пусть и не мастера, обязывает. И несмотря на то, что он твёрдо намерен участвовать в Играх (да никто ему и не запрещал), он знал, что главная его работа начнется на пирушке после Игр. И воняющий фосфином арфист будет сидеть на помосте вместе с разодетыми в синий мастерами и брынчать на гитаре.
Арфист перебирал струны своей гитары. Эта гитара досталась ему от отца, который хотел сам стать арфистом, а когда не удалось – ходатайствовал за сына, и на ней было не шесть, а семь струн. Во многом именно благодаря странному и бодрому звучанию этой гитары М'лан и был известен и любим в Вейре.
– Бей, барабанщик, труби, горнист…
Тьху ты, не вяжется.
М'лан подошел к дремлющему Торату и нежно почесал ему надбровья. В воздухе витала весна, и вот-вот должно было что-то произойти.

Отредактировано М'лан (2012-09-04 19:49:30)

0

3

Слова вертелись на языке,  крутились в голове, и не отпускали ни на миг, ни на вздох. Казалось бы, горе произошло в совсем другом Вейре, на другой стороне Перна, но Н’кас искренне сопереживал незнакомому всаднику.
Дракон Л’ката, как им сообщили из Вейра Плоскогорье, был очень стар, но упрямый всадник в возрасте девяноста с лишним Оборотов, все равно решил, что Кангет’ будет участвовать в Весенних Играх – пусть даже без всадника на спине. Синий дракон каждый день тренировался в воздухе, пытаясь воспроизвести легкие пируэты, которые выполнял в своей молодости. Но любое движение давалось Кангет’у с трудом, и дракон очень уставал. Теперь Л’кат раскаивался, что просил дракона готовиться к Играм. Нужно было примириться с мыслью, что им уже не вернуть свою молодость. Теперь, после происшедшей трагедии, когда во время очередного пируэта Кангет’ едва не рухнул на землю и ушёл в Промежуток навсегда, в Плоскогорье отменили Весенние Игры. Но, как бы ни велико было горе, как бы не сопереживали всадники друг другу, остальные Вейры твёрдо решили придерживаться традиции – поскольку никто не знал, упадут ли Нити или нет.
«Как же написать лучше?! Как выразить всё своё сочувствие, как утихомирить чужую боль?!» - размышлял Н’кас. У него на столе лежал лист бумаги с двумя вариантами начала стихотворения, которое пришло словно бы из ниоткуда, но никак не вязалось в ритм.

О, как печален ты, мой друг!
Ты потерял дракона...
Нет, не понять им твоих мук,
И не расслышать стона...

«Слишком просто. Слишком пафосно. Арфисты вряд ли будут приветствовать такое», - размышлял всадник. В его голову уже не раз приходили стихи и песни. В цехе арфистов их отвергали из-за нелюбимого всадником слова «пафос».

О, как печален ты, мой друг!
Ведь потерял дракона…
И не понять им чужих мук,
И не расслышать стона…

Этот вариант казался коричневому чуть получше, но дальнейший текст всё равно не вязался, хотя слова так и просились на бумагу. «Нет, долго так продолжаться не может. Если я не могу сам определить, как лучше, может, это сделает М’лан?».
Вейр всадника-арфиста находился на противоположном конце Чаши. Лиретт’ с удовольствием помог своему всаднику, заодно похвалив его за усердие: «Хоть я в стихах ничего не понимаю, но всё же они хорошие».
Н’кас улыбнулся этой похвале и поблагодарил дракона. Через минуту он уже поднялся по ступеням в вейр М’лана.
- Привет тебе, арфист! Не поможешь ли мне с одним стихотворением?

+1

4

Морвэна задумчиво вышла из переплетающихся лабиринтов нижних пещер. По Вейру как обычно гулял шальной ветерок, так и норовящий растрепать волосы всадникам и поднять клубы пыли устилавшей дно Чаши, а вот для драконов такая погода была как нельзя кстати. Как же Морвэна мечтала поскорее подняться в небеса вместе с Виантой, но пока приходилось преодолевать длинные расстояния пешком и смотреть на то, как пробудившиеся ото сна всадники седлают своих верных крылатых друзей, взмывая с карнизов принадлежащих им вейров.
Девушка медленно шла по дороге, здороваясь со знакомыми и незнакомыми всадниками, хотя многих она уже знала не только в лицо, но была и лично знакома с ними. Да и вообще за время обитания в Бенден Вейре она успела привязаться к этому чарующему месту и хотя порой ей хотелось домой, она больше не испытывала той привязанности к родным краям, что сковывала ее в первые недели. За время жизни среди других всадников она начала учиться и понимать, ощутила свободу и независимость, такого она раньше не испытывала.
Поднявшись на карниз своего вейра, всадница оглянулась вниз, где взрослые драконы охотились на верров, после чего прошла в пещеру. Вианта, накормленная и выкупанная, еще спала, сладко посапывая и периодически подергивая хвостом. Морвэна была уверена, что малышке сейчас снится яркий и красочный сон. Она могла бы часами любоваться своей маленькой крылатой половинкой, но приходилось заниматься и другими делами, например, помогать в Нижних пещерах, хотя сегодня для всадницы работы не нашлось, а значить, можно было сделать то, на что раньше не хватало времени.
Пройдя вглубь вейра, девушка обвела взглядом комнату, попутно загладив назад упавшие на лицо пряди волос. На столе лежала целая стопка бумаги и несколько свертков кожи, там же располагалось три кусочка угля, в окружении внушительного количества крошек. Два листа бумаги неизвестным образом очутились на полу возле кровати, но это всадница списала на сквозняк. Проворчав что-то вроде "Только вчера занималась уборкой, откуда только берется этот беспорядок..." - Морвэна подошла к столу, раздвинув лежащие на нем чистые листы и достав из-под них несколько законченных работ. Это были иллюстрации новых баллад М'лана, которые всадница обещала нарисовать и занести, но в виду сильной занятости художницы, они пролежали несколько дольше, а теперь можно было, наконец, доставить их арфисту.
Вейр М'лана располагался не слишком далеко, но путь мог занять некоторое время, и если для всадников с взрослыми драконами не составляло проблем добраться в любой конец Бенден Вейра, для Морвэны это пока была закрытая привилегия, и все необходимые расстояния приходилось миновать своим ходом, так сказать.
Скрутив листы с рисунками, чтобы не помять их по дороге, всадница бегом спустилась с лестницы и, не сбавляя ходу, помчалась в сторону вейра арфиста, ловко огибая встречных всадников и обитателей нижних пещер. Добравшись до места назначения, девушка остановилась на карнизе, дабы отдышаться. Из пещеры доносились голоса, значить, коричневый был не один. Всадница сначала подумала возвращаться и зайти позже, но потом отдернула себя, как-никак она ведь недаром такой путь преодолела! Тем не менее, она решила не заходить, а лишь окликнуть всадника-арфиста с порога, и если он не сильно занят, то сам подойдет.
- М'лан! - девушка постаралась звать не слишком громко, на тот случай если Торат на данный момент отдыхал, но в то же время достаточно чтобы ее голос можно было услышать.

+2

5

Услышав шорох крыльев и голос Н'каса, арфист вздохнул. Коричневый всадник всегда был высокого мнения о своих стихах, а ведь стихосложению он не обучался, и его стихи зачастую были не из таких, какие привечали в Зале Арфистов. И Н'кас нередко заглядывал в вейр к М'лану, чтобы как-нибудь подправить стихи, в которых он инстинктивно чувствовал бедность слога. А ведь арфист был на два года его младше!
Тем не менее баллады Н'каса были очень неплохи, некоторые из них уже вовсю распевали в Вейре. Очевидно, тот имел какое-то внутреннее чувство слога, которое многие обделённые арфисты заменяют знанием.
Этот стих не нуждался в дополнении, хотя и звучал бы лучше всего где-нибудь в большом зале Великого Холда. Но излишне усердный всадник был в сомнениях.
– Я скажу, – стараясь быть дипломатичным, начал М'лан, надеясь не обидеть старшего по возрасту и званию поэта-всадника, – что первый вариант гораздо лучше. В нем несколько больше пафоса, но это же никогда не было для тебя препятствием, – арфист улыбнулся, – зато звукопись гораздо благозвучнее. Во втором варианте слишком много "И", а в первом вся первая половина стиха написана на звуках "т" и "д", а вторая – на "н", "ш" и "с". Это передает содержание баллады гораздо лучше. Да и вообще-то спеть второй вариант песни гораздо сложнее – ты только сам попробуй.
В этот момент его тираду прервала Морвэна, окликнувшая его с порога. Он кивнул Н'касу на стол – мол, разберись с балладой, пока я разберусь с гостьей. Потом вышел и пригласил девушку внутрь, проведя её мимо дремлющего Тората и задёрнул толстую занавесь – теперь дракону они мешать не будут в любом случае.
Усевшись за стол сам и усадив юную всадницу, арфист выжидательно посмотрел на двоих своих гостей.

Отредактировано М'лан (2013-03-03 02:00:15)

+3

6

"Звукопись? Хм, никогда об этом не задумывался", - решил про себя коричневый всадник и озадаченно посмотрел на тот листок, что принес с собой в вейр арфиста. Теперь, кроме пафоса и некоторой словно юношеской несдержанности, Н'кас видел ещё и явную ошибку в звучании, не говоря уже о том, что где-нибудь наверняка хромала ритмика... А дальше в мыслях пошла уже сплошная самокритика. "Скорлупа и Осколки! Да сколько можно себя ругать?! Да, я не арфист, но раз уж приходят мне в голову стихи и песни, надо записывать и показывать М'лану", - так решил про себя всадник. Лиретт' согласно рыкнул снаружи.
Только подняв голову от листка, коричневый заметил, что в вейр вошла Морвэна.
- Чистого неба, зеленая. Прости, что сразу не поздоровался - очередное стихотворение пришло в мою больную головушку, - с извиняющейся улыбкой поприветствовал всадницу Н'кас. И тут же ему пришлось извиниться ещё раз, так как внезапно возникшие в мыслях строчки просто потребовали, чтобы он их немедленно, прямо сейчас, записал, иначе, знал всадник, они потом напрочь вылетят из головы...

Они привыкли жить собой -
Никто их не осудит.
А ты идёшь один, хромой -
Не замечают люди...

Лишь всадники тебя поймут -
Они не так жестоки.
И лишь они оценят труд,
Но ты - всё ж одинокий...

Найди, найди своё призванье!
Пусть сердце радостью болит,
Огонь, огонь! Драконье пламя -
Внутри тебя - всегда горит!

Стесняясь того, что так надолго отвлекся на своё дело, Н'кас протянул листок М'лану и Морвэне со словами:
- Еще раз извините, ничего не могу поделать со вдохновением... Оцените, хорошо ли получилось?..

+1

7

Морвэна ожидала на карнизе, вылавливая в темноте пещеры силуэт арфиста. М'лан не ответил, а вместо этого сам вышел к девушке и, невзирая на возражения всадницы, провел ее внутрь вейра.
Как и предполагала Морвэна, Торат отдыхал. Девушке не хотелось нарушать покой дракона, но его всадник, проведя свою спутницу в комнату задернул толстую штору, ведущую к ложе, дабы собравшиеся не тревожили крылатого разговорами.
В комнате за столом сидел другой всадник, с которым, как догадалась девушка, М'лан и вел разговор, когда она пришла. Это был Н'кас. Морвэна знала его не слишком хорошо, пересекались несколько раз, но времени для нормального знакомства ни в один из них не хватало. Зато девушка была хорошо наслышана о коричневом от других всадников, что уже создавало хорошее впечатление.
- Чистого, коричневый, - в ответ произнесла всадница, подойдя к столу, где Н'кас что-то увлеченно строчил. Морвэне это было знакомо, ведь порой когда приходило вдохновение, она должна была немедленно что-нибудь изобразить, иначе потом оно утекало столь же быстро, сколь и появлялось.
Всадница присела на стул, поглаживая сверток рисунков пальцами и переворачивая его ладонями. В ходе дела она позабыла, зачем пришла, хотя причина этого визита до сих пор находилась в ее руках.
Стих Н'каса напомнил недавнее известие о происшествии в Вейре Плоскогорье, и девушка почему-то была уверена, что произведение коричневого было посвящено именно этой теме. Ей это казалось очень не плохой идеей, почему бы не напомнить другим всадникам и их драконам о том, что игры - играми, а безопасность превыше всего.
- Я думаю, что очень неплохо, правда, как по мне, что-то не вяжется в последних строчках первых двух куплетов, - прокомментировала девушка строки сочиненные всадником. Она не была достаточно хорошо знакома с поэзией, а потому и не думала давать серьезную критику, но решила указать на те моменты, что особенно резали слух.
Наконец всадница вспомнила про рисунки до сих пор находящиеся в ее руках, а потому больше не медля, разложила их на столе, аккуратно разгладив, дабы не растереть уголь по бумаге. Рисунка было всего три, но теперь девушка заметила, что среди них оказался и чистый лист, видимо попавший туда, когда она в спешке доставала изображения из-под стопки бумаги на столе, впрочем, она не зациклилась на этом и просто отложила лишний лист в сторону.
Рисунки пока были на стадии чертежей, поскольку в некоторых моментах Морвэна не была до конца уверенна, как-никак ее представление о Весенних играх пока было весьма размытым и условным, а потому изображения были в основном взяты из ее понимания о данном празднике и частично основаны на некоторых балладах.
- Я, честно говоря, о Весенних Играх знаю очень мало, поскольку в Холде события Вейра воспевали не слишком часто. Так что, вот... как-то так получилось... - отрывисто сказала всадница, поочередно проведя критическим взглядом работы. Внезапно она взглянула на Н'каса, а затем на М'лана с хитрой улыбкой, что уже говорило о том, что юная всадница что-то задумала. - А может, вы мне расскажете, как проходят Игры? Ну пожа-а-алуйста!

+1

8

Слова Морвэны относительно стихотворения были, в общем-то, справедливы, всадник это и сам сознавал. Позже, он знал это точно, к нему обязательно придёт новый вариант написания, а пока же он и так слишком много внимания уделил своему стихотворению и потому даже не сразу понял, о чём так настойчиво просит зелёная всадница. Лиретт' тут же подсказал своему всаднику. что речь зашла о Весенних Играх.
- Как проходят Игры? В общем-то, в каждом Вейре и каждый раз по новому, так как любой всадник стремится придумать что-то новое. Но есть несколько общих моментов, которые происходят на играх всегда. Обычно в начале соревнований вне зачёта выступают молодые драконы из последней кладки, которые пока ещё не могут летать со всадниками на своих спинах. Зато они показывают всем, насколько стали сильны и ловки. Думаю, ты с удовольствием поглядишь за воздушными пируэтами своей Вианты, - коричневый чуть улыбнулся. - Затем всадники пожилого возраста и та молодёжь, что уже может летать на драконах, но пока не прибилась ни к чьему крылу, берут с собой муляжи Нитей - обычные верёвки, которые окунают в серебристую краску. Эти "Нити" они скидывают, взлетев на довольно приличную высоту, а заранее выстроившиеся всадники из одного крыла должны отражать эту атаку, сжигая условного врага. Так происходит для каждого крыла, и лучшие выявляются не только по слаженности действий, но и по отсутствию на всадниках и драконах серебристых отметин от покрашенных верёвок. Также все крылья устраивают показательные выступления с различными перестроениями и сохранением строя при прыжки через Промежуток. Отдельно выступает крыло золотых, уничтожая псевдо-Нити из огнеметов. Также некоторые золотые любят затем покрасоваться и выступить без всадниц, выделывая всевозможные пируэты и соревнуясь в скорости. Кроме этого, некоторые всадники и их драконы могут подготовить специальную программу, которая оценивается по красоте и изяществу исполнения. Бывают довольно неожиданные выступления, в любом случае, грядущий день Игр обещает быть предельно насыщенным и интересным. Но это я ещё не всё рассказал, арфист знает о некоторых дополнительных деталях, которые происходят зачастую на земле, а не в воздухе...

+2

9

Синий файр оживленно чирикал, с удобством устроившись на плече у С’кара. Всадник же в который раз перечитывал записку, принесенную этой ящеркой.

«Не знаю, слышал ты или нет, но около месяца назад в Форт-холде появились люди, твердящие, что драконы сожгли их холды. Это, пожалуй, было единственным, в чем сходились их показания, и арфисты не поверили. Но холдеры прониклись. Особенно лорд Корнелиан, он ненавидит всадников.
Сейчас же поползли слухи о сожженных холдах на восточном побережье, на территории, которая относится к твоему Вейру. Я попробую разузнать побольше на месте. Жди вестей. И будь осторожен.
Тьернан».
Тревожные вести. Мало им было истории с Ф’лином…
Стоит и самим включиться в расследование, не дело спихивать все на арфистов. Весенние игры уже через пару дней, вряд ли за это время что-то изменится, но начать лучше уже сейчас. Хотя бы – собрать людей.
«Кайет, где сейчас М’лан?»
«В своем вейре. Вместе с всадниками Лиретта и Вианты».
Девочку вряд ли стоит волновать такими известиями. А вот коричневый может помочь, знакомых у холдах у него, кажется, хватает…
- Лети к хозяину, - бронзовый представил себе арфиста, надеясь, что тот не слишком изменился за последние три года, что они не виделись. Файр пискнул и исчез.
Поднявшись к нужному вейру, С’кар услышал голоса. Всадники говорили про Весенние Игры.
«Даже жаль отвлекать их от столь беспечной и радостной темы…»
- Простите, что прерываю. Морвэна, - он кивнул юной всаднице, - к сожалению, вынужден украсть твоих собеседников. Хотя бы на время.
Увлекая их обоих за собой, он прошел в глубь вейра, подальше от девушки и пересказал содержание записки.
- У вас обоих не один знакомый вне стен Бендена. Расспросите их о том, что они слышали или видели. И… не сообщайте пока никому из всадников. Не думаю, что нам на руку, если те, кто стоит за этими слухами, заметят, что всадники активно выясняют в чем дело.

Отредактировано С'кар (2013-03-01 23:41:54)

+2

10

Коричневый всадник отвлёкся от рассказа о Весенних Играх и от грустных мыслей о произошедшем в Плоскогорье. Вежливо кивнув Морвэне и извинившись, что вынужден отлучиться, он заинтересованно вышел вместе с М'ланом из вейра. Новость С'кара была ошарашивающей, словно молния среди ясного дня. "Люди обвиняют всадников в поджоге холдов? Что за бред?! Такое ощущение, что люди в своём стремлении распространить слухи и унизить жителей Вейра совсем лишаются разума", - Н'кас покачал головой. Последние события в цехах и холдах удручали, и никто из арфистов и всдаников не мог остановить хлынувший мутный поток диких слухов и сплетен. Историю с пропавшей десятиной в Битре интерпретировали таким образом, будто всадники напали на торговцев (и это несмотря на то, что сами торговцы под предводительством Милеи отрицали) и на перевозчиков десятины - это уже вообще ни на что не годилось. Дело усугублял собственный отец Н'каса, сбежавший из Бендена и до сих пор никем не найденный - из-за отсутствия настоящего преступника всю вину возлагали на всадников."Спрашивается, зачем нам нападать на караванщиков, если эта десятина всё равно попадёт в Вейр? Для чего жечь холды? Да ни один дракон не осмелится на это, не говоря уже о всадниках! Надо узнать, кто распространяет подобные слухи, а главное - для чего", - приняв такое решение после вопросов, заданных самому себе, Н'кас обратился к С'кару:
- Да, ты прав, необходимо выяснить, откуда берутся подобные слухи, и устранить их причину. У меня есть много знакомых в мелких холдах, например, в Полукруглом, и я постараюсь узнать через них, не слышали ли они о чём-нибудь подобном, и от кого конкретно. А заодно пообщаюсь с арфистами в малых холдах, они должны быть в курсе дела и наверняка борются с тем, чтобы пресечь подобные слухи.

+1

11

М'лан покачал головой – он не казался удивлённым.
– Я знаю это, – тихо сказал он. – Я был в Зале арфистов. И если кто-то и пустил слухи, то это наверняка связано с Честумом. Лорд Лемоса сделал из стража дракона, а из убитого по его же вине холдера – сожженный холд, – М'лан задумался. – И не подумай, что я считаю, что Ф'лин прав, просто Честум действительно поднял пыль на чистом месте. Но почему-то мне не кажется, что он зачинщик. Беженцы-то существуют…
Неожиданно проснулся Торат и в мыслях всадника заметались драконьи воспоминания – Лемос, Форт, Зал…
Пользуясь воспоминаниями дракона, как конспектом, арфист снова заговорил – голос его, сначала тихий, постепенно набирал силу, а сам арфист напоминал сумасшедшего – пустой взгляд смотрел мимо всадников и через Морвэну, абсолютно случайно оказавшуюся на линии его взгляда.
– После того, как мы посетили Лемос, лорд которого сначала неприязненно к нам отнёсся, а потом прогнал нас взашей ни с того ни с сего, я отправился в Форт, в Зал арфистов. Там я встретил моего старого друга, мастера-резчика Тарила. Он сказал, что Вейры на грани войны с холдами, что кто-то в холдах распространяет слухи о чудовищных действиях Вейров…
М'лан очнулся – одновременный разговор образами с драконом и словами – вслух потребовал от него больших сил (зачем вообще это делать было?). Он сфокусировал взгляд, и увидел, куда таращился весь свой монолог. Арфист отвёл глаза и собирался было уже прыснуть со смеху, представив себе ситуацию со стороны, но вдруг поймал за хвост мысль, и ему сразу стало не до смеха.
– Кто-то очень могущественный плетёт заговор против Вейров, – сказал он тихо, но в наступившей тишине его услышала даже Морвэна.

Отредактировано М'лан (2013-03-03 02:20:03)

+3


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 19.03.1010 Встреча в вейре арфиста


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC