Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 18.03.1010 Драконий корм


18.03.1010 Драконий корм

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Персонажи: Серик, скотовод-подмастерье; Шин; возможно присоединение к квесту любых желающих всадников
Время: 19.03.1010, раннее утро
Место: Бенден, загон для верров
Краткий сюжет: Серик отправлен с караваном сопровождать партию скота в вейр.

Серик стоял, облокотившись на изгородь загона. Утренняя свежесть не бодрила, а, скорее, наводила озноб. Голова трещала от боли. Пирушка, которую втихаря устроили торговцы, укрывшись за фургонами, явно не удалась: дело едва не дошло до потасовки. Добрая вышла бы драка, если бы не этот проныра арфист, так не кстати вылезший из-за фургона!

Но, скажите, как было не ответить на такое? Нагло тереть ребро золотой марки о сапог, да потом еще с вызовом ее разглядывать при свете костра! Битранская марка  не хуже любой другой, и у нас в Битре прекрасно знают, как поступать с теми, кто пробует всучить фальшивку.
Серик поплотнее запахнул короткий войлочный плащ. Солнце едва-едва осветило сторожевые высоты Вейра, а в глубине чаши всё ещё держались плотные сумерки. Между тем верры в загоне начали понемногу шевелиться. Тут и там над кучами серого пуха появлялись лупоглазые головы, разевали клювы, показывая в судорожном зевке мелкие зубы и алую внутренность горла. Животные сглатывали, и по шеям прокатывалась короткая волна. Некоторые поднимались на ноги и, пьяно покачиваясь, пытались чиститься. И действительно, чистить было что: после нескольких дней в тряском фургоне, связанными, верры выглядели не лучшим образом. И за такую доставку — требовать полновесную марку! Воистину нахальство торговцев не знает границ!

Впрочем, печальное состояние скота было связано не с одними только тяготами пути.  Серик уже не первый раз обеспечивал доставку кормового скота в вейр, и раз от раза верры вовсе не становились упитаннее. Ну, а уж за то, чтобы сдать хозяйке Нижних пещер эту партию, пришлось основательно поругаться. Хотя, как и всякий уроженец своего холда, торговаться Серик умел и любил. Чем не торг — сбыть полудохдый драконий корм? С той только разницей, что на этот раз марки так и остались в кошеле на поясе хозяйки, а не перешли к продавцу, как при всякой честной сделке.

В висках всё ещё пульсировала боль. Подмастерье оправил плащ, проследив, чтобы из-под полы выглядывали только кисть наплечного шнура. Этот простой трюк не раз неплохо выручал Серика: поди разберись, что там спрятано под плащом — простой витой шнур подмастерья или хитрое плетение мастера? А мастеров-скотоводов в вейре в лицо мало кто знает. Действительно, разве интересуют этих брезгливых чистоплюев мастера выгребания навоза?

+1

2

Пранта лениво потянулась и издала громогласную приветственную трель. По привычке, Шин выпрыгнула из постели еще до того, как эхо драконьего рыка  отразилось от ближайших скал.
- Что? Где? Какого...
- Приехала еда! - в голосе Пранты чувствовалось удовлетворение и предвкушение.
- Ах ты, подлая, ты разбудила меня в такую несусветную рань, только чтобы быстрее поесть?!
- Всадник должен следить не только за своим драконом, но и за собой. - наставительно произнесла Пранта, потягиваясь во всю длину своего мускулистого золотого тела.
- Бессердечная - пробормотала всадница и погрузилась в теплую воду бассейна. - Нет, определенно, это мне не поможет проснуться, - подумала Шин, тщательно намыливая волосы. Тем временем, в Чаше Вейра на повозку с веррами уже обратили внимание несколько всадников, П'рел, молодой синий, даже позвал Хозяйку Нижних Пещер.
- Если ты не поторопишься, то всех верров разберут на ваше жаркое - ворчливо заметила золотая.
- Угу, конечно, то что нам присылают в последнее время может идти только на корм цеппи.. - Шин отряхнула с волос капли воды и затанцевала по холодному полу к шкафу с одеждой.
- Пойдем проверим, что в этот раз они нам привезли! - сказала она, забираясь по плечу своей королевы держа в одной руке сапог, а другой натягивая приличествующую ее положению тунику.
Спрыгнув на землю неподалеку от повозок с веррами, всадница ласково похлопала Пранту по лапе и отправила ее греться в лучах восходящего Ракбета на сторожевые Высоты. Не смотря на то, что в фасеточных глазах ее подруги уже разгорались красные сполохи голода, Шин твредо решила - сначала дело - потом Южный. Она с удовольствием потянулась, поправила растрепанные при спуске волосы и направилась в сторону незнакомого мужчины, ожесточенно спорившего о чем-то с Кайтой, Хозякой Нижних Пещер.
- Приветствую! - Шин тепло улыбнулась женщине, с которой ее связывали многие часы бдения над травами и снадобьями. - Кажется, сегодня хороший день. Битра прислала обещанных верров... - Шин осеклась на полуслове, разглядев птиц в повозках.
- Я Шиннара, золотая всадница. - она изобразила полупоклон, но глаза ее не предвещали ничего хорошего. Она попыталась понять, что за мужчина стоит перед ней и кто он по званию, но тщетно.
- И это - то, за что вы пытаетесь содрать с Вейра по восьмушке за голову? – Шин презрительно кивнула в сторону полуживых от страха и голода птиц. В обязанности младшей Госпожи Вейра входили закупки продовольствия  и необходимых товаров для Вейра. Кайта тоже подбоченилась и гневно уставилась на Серика.

+1

3

Разгоряченный разговором с Кайтой, Серик не сразу заметил не только подошедшую к ним молодую всадницу, но и золотого дракона, довольно элегантно опустившегося на пару секунд в нескольких длинах от крытых фургонов. Напуганные запахом гигантского зверя, верры шипели и сучили связанными голенастыми ногами, а Серик, старательно улыбаясь Хозяйке, внимательно следил краем глаза, чтобы из-под брезентовой покрышки повозки не высунулся тощий бок с затёртым телгарским тавром. Ведь любому глупцу, хоть немного имевшему дело с животиной, будет ясно, что это ремонтная выбраковка, а не настоящий мясной скот. 

- Приветствую! Кажется, сегодня хороший день, - поприветствовала девушка Хозяйку и, довольно бесцеремонно протиснувшись между Сериком и повозкой, полезла под брезент. 

«Наверняка этим утром я яйцо не с той стороны разбил, - еще более помрачнев, подумал скотовод. Будто не хватало мне этой придиры-хозяйки!» Но, помня старую заповедь, заулыбался еще лучезарнее: «И тебе привет, молодая госпожа!» Но, обернувшись к фургону, понял, что усилия пропали впустую: девушка возилась под покрышкой, явно не собираясь ограничиться одним только взглядом на привезенных животных.

Стараясь не терять беззаботного вида, Серик снова повернулся к Кайте.

- Ну я-то тут при чем, госпожа моя? Я довез вам весь скот, который мне поручили, и — глядите! - ни одной головы не потерял. Да и потом, зря вы смотрите, что они некрупные. Зато все как на подбор молодые, и ни одного перестарка нет, в котором одни жилы да кости!

Всё это было правдой — до откровенной лжи Серик не любил опускаться. Звери действительно были молодые. Никто не взялся пустить их в откорм, да и всучить их можно было только на ярмарке откровеннному лопуху. Но ярмарка недавно закончилась, и несчастным веррам нашли наилучшее применение — продали в Вейр как кормовую скотину.  И то, что никто не сдох по дороге, тоже было правдой — но состояние зверей не обещало, что многие из них не отправятся кормить стражей в самые ближайшие дни. Потому-то Серик и желал как можно скорее закончить дела со сдачей гурта и ехать из Вера от греха подальше, не дожидаясь каравана.

- Я — Шиннара. Золотая всадница, - раздалось у Серика из-за спины. Девица-всадник явно не отличалась тактичностью, а вот заносчивости у нее хватало на пятерых. Теперь она явно считала, будто то, что Серик ведет с хозяйкой Нижних пещер деловой разговор, ничего не значит. По звону в голосе подмастерье с досадой понял, что всё еще только начинается, и теперь ему придется сдерживать в одиночку напор двоих. Но отвлекаться от разговора с Хозяйкой, старшим и явно более опасным противником, не стал.

- И это — то, за что вы собираетесь содрать с Вейра по осьмушке за голову?- уже не скрывая неприязни, заявила из-за его спины всадница. И, вторя ее словам, со сторожевых высот раздался драконий рёв. Серик незаметно бросил взгляд вверх. «Золотая?..»- вдруг сообразил он. Надо же было так оплошать! Что стоило слушать внимательнее?  Или заметить хотя бы, какого цвета лента вплетена в наплечный шнур всадницы?!

- Да, Шин. Вот за это самое — по осьмушке,- повернулась к всаднице Кайта. Ей уже здорово надоел и вид заляпанных грязью верров, и сам разговор, длящийся уже немало времени и буксующий при этом вокруг одного и того же. Серик тут же заметил, что, кажется, у него появляется шанс закончить торговлю без неприятных последствий. Ну ведь не думает же Хозяйка, что он прямо тут за это утро откормит и отмоет верров, причем не вынимая их из повозки?

- И ведь, главное, ничего сейчас не поделаешь. Ну не могу же я отправить их назад, - продолжала Хозяйка. Кто может сейчас сказать, когда пригонят новый гурт, да и будут ли новые лучше этих?

- Но ведь это же... Ну, они же просто вообще никуда не годятся! Я не стану кормить Пранту такой падалью! - от возмущения Шиннара не находила слов.

- Ну, как знаешь. Похоже, сейчас мне остается только принять этот гурт каким есть. Но в следующий раз я обязана буду настоять, чтобы следить за отправкой груза отрядили кого-нибудь из всадников. Я прослежу! И пусть холдеры думают об этом всё что угодно. 

«Ага! Золотое всё-таки это правило: улыбайся и стой на своем!»,- подумал Серик и незаметно полез под плащ за куском пергамента. Сумка, которую он для надежности сдвинул далеко на правый бок, никак не хотела открываться. Незаметно не получилось — Серику пришлось откинуть полу, а когда, защелкнув застежку, он поднял глаза, то встретил полный неприязни взгляд молодой всадницы.

+1

4

- Кайта, пойми, за этих птиц нам с тобой В'мар... - тут девушка запнулась и даже, похоже, немного смутилась. - В общем так, Вейр не принимает этот товар и платить за животных, на которых мяса на один раз пообедать файру, не будет! - Шин выразительно взглянула на Кайту, котора уже готова была принять верров, только чтобы закончить неприятный разговор, а потом перевела взгляд на Серика.  И ее глаза потемнели, когда она увидела наплечный шнур, украшавший его плечо.
- И позвольте узнать, с кем я имею честь разговаривать? Вы до сих пор так и не представились! - ледяным тоном указала на оплошность Серика всадница.
- Ты злишься, тебя кто-то обидел? - Пранта расправила крылья, явно собираясь защищать всадницу.
- Ох, Пран, нет, все хорошо, просто этот господин считает, что в Вейре живут круглые идиоты! - на мгновение глаза Шин затуманились, но она отчаянно пыталась не упустить ни единой детали происходящего, даже разговаривая со своей золотой.
- И посмотри, опять Битра. С ума они там все посходили, что ли? Сначала крадут десятину, теперь пытаются продать нам полудохлых верров по цене, за которую Телгар нам предлагал птиц, готовых к забою. И она, обращаясь к Серику, раздельно произнесла:
- Мы не принимаем ваш товар, можете отправляться обратно. Хотя, если вы нуждаетесь в отдыхе, то добро пожаловать в Бенден. Как только я узнаю ваше звание, я буду счастлива предложить Вам передохнуть и поесть. Сегодня на обед жаркое, если я не ошибаюсь, Кайта? - и для Серика она с едкостью добавила: - Из равнинных цеппи.
- Есть в нем что-то... странное... Так спокойно держится, взгляд прямой, хотя ясно, как день, что пытается нас надуть... - Шин размышляла скорее сама с собой, но вдруг почувствовала всплеск удивления от Пранты.
- Не болтай ерунду!! - возмутилась Шин. - Мне сейчас некогда отвлекаться на твои сумасбродные домыслы. И девушка с вызывающим видом снова уставилась на приезжего.

0

5

Глаза скотовода встретили вызывающий и полный неприязни взгляд всадницы.

- Позвольте узнать, с кем я имею честь разговаривать? Вы до сих пор так и не представились! - ледяным тоном указала она на оплошность Серика.

Серик еле заметно вздрогнул, и сияющая улыбка на мгновение сошла с его лица. Он дотронулся ладонями до висков, тронул полу плаща, но так и не стал его снова расправлять.

- Я — Серик. Старший подмастерье из цеха скотоводов, - представился он. Но всадница, похоже, не слушала его: её мысли гуляли где-то далеко. Затем она чуть встряхнула влажными волосами и снова в упор зло уставилась на Серика.

- Мы не принимаем ваш товар, можете отправляться обратно. Хотя, если вынуждаетесь в отдыхе, то добро пожаловать в Бенден.

Серик вздохнул про себя и заулыбался еще лучезарнее. «Как угодно, моя госпожа», -  подмастерье всегда успевал вовремя понять, что на этот раз проиграл, и его упрямство пользы не принесет. Да спорить со всадником, тем более, когда он в таком настроении, наверняка не стоило. «И спасибо тебе за приглашение. Могу я поместить пока скотину в загон? Вот уж кто-кто, а верры в отдыхе и впрямь нуждаются». Не хватало только, чтобы глупые животные и вправду издохли -  тем более, что придется возвращать их в Битру. А может быть, и не придется: день придет - день рассудит, и мало ли что еще случится за время, пока гурт будет набираться сил на обратный путь. Ну, уж а Серик не упустит обернуть любой случай в свою пользу.

Взгляд всадницы вдруг снова на несколько мгновений стал рассеянным, и она вдруг, обращаясь непонятно к кому, подняла руку то ли в успокаивающем, то ли в протестующем жесте. На этот раз Серик понял, что происходит: «Разговаривает со своим драконом!» И не стал торопиться с ответом, украдкой поглядывая на край чаши. «Вот он!» - и тут же поправился: «вернее, она». На сторожевых высотах возникло какое-то шевеление, расправлялись и складывались огромные мерцающие крылья, и вдруг с каменной кромки сорвался золотой дракон, плавно развертывая в полёте полусложенные крылья и превращая падение в стремительное скольжение над самым дном кратера.

- Я иду к тебе!- раздался в голове всадницы не терпящий возражений голос золотой.

Лицо Шиннары снова приобрело осмысленное выражение, но скотовод, поучивший маленькую передышку, уже был готов продолжать беседу, больше на словесную схватку. На драконов внимания он уже не обращал, сфокусировавшись на главном. Он повторил свой вопрос о свободном загоне. Однако, к его удивлению, девушка рассеяно кивнула на загоны, пробормотав что-то вроде «в любой свободный», и продолжила довольно миролюбиво, хотя и не без ехидства: «Я буду счастлива предложить Вам поесть. Сегодня у нас жаркое. Из равнинных цеппи».

- «Спасибо, госпожа Шиннара. Но верры — в первую очередь. Не смею больше задерживать тебя, наверняка у золотой всадницы есть заботы и поважнее, чем верры и простой подмастерье.» От всадницы следовало отделаться как можно скорее, тем более, что ее дракон зачем-то приземлился совсем рядом, не слишком аккуратно и с шумом, снова перепугав верров.

Считая, что разговор закончен, он отправился к повозке, чтобы перетащить многострадальных животных к загону и наконец дать им хоть немного отдохнуть и покормиться. Работы предстояло много: хоть скотина была и тощей, но, тем не менее, это были настоящие телгарские верры, пусть и выбракованные. Поднять любого из них было хотя под силу одному человеку, но не без напряжения. Однако всадница и ее дракон уходить не собирались. Наоборот, золотая королева придвинулась ближе, собираясь заглянуть через голову Серика и разузнать, что там происходит в повозке. В янтарном сиянии ее глаз проскакивали оранжевые сполохи.

Верры отчаянно орали. Просто развязать их и тихонько перегнать за изгородь было явно нереально. «Придется таскать на себе»,- с досадой подумалось мужчине. Усталость давала о себе знать: бессоная ночь в дороге, затем этот неудачный и выматывающий торг. Да к тому же еще внезапно подступившая головная боль, волнами накатывающая на виски.

Ну, что этой парочке еще надо? Торговля кончилась — ну, так и кончилась. А теперь пусть не мешают человеку заниматься делом.  Назойливое внимание начинало Серика бесить. Уже не пытаясь нацепить на лицо приторно-вежливую мину, скотовод спросил уже довольно резко: «Госпожа моя, ты хочешь спросить у меня что-нибудь еще?»

0

6

Девушка задумчиво уставилась на усталого подмастерье, напрочь игнорируя его раздраженный тон и резкую фразу. Она небрежно оперлась о деревянную ограду, скрестив руки на груди, и продолжала наблюдать за происходящим.
- Пран, милая, не могла бы ты вернуться на скалы, того и гляди, эти недобитые Нитями издохнут от страха...
- Нет, не могла бы! - уперлась золотая, но немного отодвинулась от загона. И вдруг совершенно огорошила свою всадницу.
- А Серик мне нравится! - тут уже с Шин слетела вся наигранная невозмутимость, она закашлялась и попыталась спрятать свое смущение за деловым тоном, обратившись к взмыленному подмастерью.
- Ты, наверное, не понимаешь, чем может обернуться для Вейра отсутствие корма для драконов... Скажи, ты летал на драконе хоть раз? - Шин вдруг резко сменила тему. Увидев, что Серик обливается потом, затаскивая очередную птицу в загон, она подхватила верра за задние ноги, и они вместе легко перекинули его через ограду. С молчаливого хмурого согласия Серика они таким манером переправили всех птиц на надлежащее место, после чего Пранта совершенно добила их, издав удовлетворительный рык. От неожиданности подскочил даже Серик. Шин убрала волосы со лба и только потом посмотрела на свои руки - они все были в земле. - Как же я выгляжу... Золотая всадница... - Она попыталась вытереть лицо, но только еще больше растерла грязь. - Отлично, теперь его уважение к всадникам, вообще, растает, как снег на вершинах Исты. Интересно, а у него были когда-нибудь файры?.. - мысли девушки метались, как те самые верры в загоне.
- Сейчас спрошу!
- Нет, Пранта, ты с ума сошла? - но было поздно.
- Серик? - Шин услышала, как ее дракон обращается к другому человеку по имени и испытывала совершенно невообразимые чувства. Она подняла глаза на стоящего перед ней мужчину, пытаясь понять, какие эмоции у него вызвал этот внезапный диалог.

0

7

-Госпожа моя, ты хочешь спросить у меня что-то еще?

Но молодая всадница даже не удостоила его ответом. Она скрестила руки на груди и, вальяжно прислонившись к изгороди загона, расположилась наблюдать, как люди работают.
«На три вещи можно смотреть бесконечно, - с досадой подумалось Серику. На полет файра, на...» - болезненный толчок в висках спутал мысли, и  в голову полезло что-то совсем уж несуразное: «Что же за вино такое было у торговцев? А на вкус — совсем не такое и скверное.»

Серик таскал верров в загон, потея и страдая: «Нельзя же так себя не жалеть! Но как тут остановишься, если эта молодая выскочка в упор пялится и наверняка ждет случая, чтобы уколоть язвительным комментарием?».

Хорошо хоть, дракон отошел немного в сторону, и шанс получить в лоб мозолистой лапой от паникующего верра, решившего продать свою жизнь подороже, стал немного меньше.

Между тем всаднице надоело сидеть, и она решила развлечься разговором: «Ты, наверное, не понимаешь, чем может обернуться для Вейра отсутствие корма для драконов...»

Ну да, конечно. У Серика совершенно недостаточно собственных проблем, и именно кинуться спасать Вейр ему сейчас и следует, бросив всё. Особенно учитывая, что сами всадники палец о палец не ударят, чтобы позаботиться о себе самостоятельно. Серик не раз слыхал, что в последнее время над караванными дорогами стали появляться драконьи патрули. Да уж: следить, надзирать, распоряжаться — это Вейры всегда умели.

Скотовод упорно отмалчивался. Привычная работа с веррами давалась неожиданно тяжело, присутствие беспардонной наблюдательницы и топтавшегося поблизости дракона раздражало. И, чтобы от них отделаться, Серик был готов почти на всё, даже оскорбить всадницу пренебрежением - лишь бы ушла.

Шин сменила тему: «Скажи, ты летал на драконе хоть раз?»
Поддерживать светскую беседу тоже не было никакого желания. Серик задумался. Что бы такого ответить, чтобы прекратить это неприятное свидание? Пусть даже и со скандалом — но, желательно, без совсем уж серьёзного риска. Иллюзий, что удастся снова получить заказ на доставку скотины в Вейр, опытный пройдоха уже не питал совершенно. Но не слишком об этом сожалел: дороги от раза к разу становились всё более опасными, а столь же последовательно падающее качество скота уже не оставляло почти никакого простора для небольших, почти легальных махинаций с ним.

И тут всадница сумела-таки удивить.

Она молча подошла и принялась помогать Серику переносить в загон и распутывать верров. Тот посмотрел на нее исподлобья, махнул было рукой: сам, мол справлюсь. Но упрямства девушке было не занимать: она решила, что теперь будет помогать таскать, чистить и резать веревки, пока вся работа не будет сделана — и следовала своему решению с упорством тяжеловоза.

Когда наконец дела, в которых верры нуждались безотлагательно, были закончены, Серик глядел на Шиннару уже с некоторым уважением, и даже пробурчал неохотно: «Видно, не все из ваших совсем от рук отбились».
Более нелепого и возмутительного комплимента Шин не слыхала за все время, проведенное в Вейре. Девушка вспыхнула было, хотела ответить — но сил на перепалку уже не оставалось. Работа скотника — она и вправду не из лёгких. Злость ушла так же быстро, как и возникла. 

Всадница утёрла ладонью разгоряченное лицо, не обращая особого внимание, что и руки, и туника испачканы вонючим помётом, и обернулась к  королеве. «Разговаривает со своей»,- уже привычно отметил про себя Серик.

И вдруг, словно оступившись, сделал шаг к изгороди, махнул рукой раз, другой — и только с третьей попытки ухватился за жердь и так и остался стоять, сгорбившись. Разрумянившийся от работы лоб и щеки его посерели. 

Шин наконец отвлеклась от своей золотой королевы, подняла глаза на Серика — и, охнув, шагнула к нему, схватив за плечо: «Подмастерье! Что с тобой? Ты меня слышишь?!».

С Сериком и вправду творилось что-то неладное. Девушка чуть присела, заглядывая ему в глаза. Зрачки были черны, как у опоенного кошачьей травой, и ничего не выражали. Но затем его лицо дрогнуло, и почти так же быстро как и начался, непонятный приступ стал отступать. Губы порозовели, а бледная физиономия сначала приобрела выражение сердитого упрямства, а затем на ней появилась неуверенная улыбка. Подмастерье оглянулся влево, вправо, и потянулся за своим плащом, висевшим на столбике загона. Его немного знобило.

«Серик! Что с тобой?»- снова встряхнула его за плечо всадница.
- А? Да ничего. Просто не надо было мне вчера пытаться перепить Лилкампов.

Серик потряс головой и взглянул на всадницу. Та выглядела презабавно в своём заляпанном парадном балахоне, растрёпанная, с лицом, на котором струйки пота промыли дорожки  в корке присохшей пыли.  Мужчина накинул на плечи плащ, снова поглядел на Шин — и широко улыбнулся ей, на этот раз вполне искренне.

+2

8

- Отбились от рук?! Да что этот парень себе позволяет? Так говорить про всадников, да еще в Вейре, да еще ей, золотой всаднице! - у Шин не было слов, она аж задохнулась от возмущения. Но непривычная работа далась девушке довольно тяжело, поэтому сил едко ответить уже не осталось.
- Да ладно, ты-то и смолчишь? Что-то не похоже на мою драгоценную всадницу! - Пранта наблюдала все со стороны и, конечно же, была полна энтузиазма.
И именно она ошарашенно затрубила, когда Серик побелел и начал заваливаться на землю. Шин кинулась подхватить его:
- Серик, что с тобой, Ты меня слышишь?!
- Тебя он слышит, а меня - нет... - обиженно произнесла золотая.
- Так это он из-за тебя?!
- Серик... Серик, что происходит? - Шин не на шутку встревожилась, увидев побледневшее лицо парня, но в это время подмастерью вроде бы полегчало, и она, поддерживая его на всякий случай, направилась в Нижние пещеры - нужно было чем-то подкрепиться.
Пранта хранила обиженное и загадочное молчание.
- Я думаю, ты не откажешься перекусить, а так же, мне кажется, тебе не помешает глоток вина. Нам обоим не помешает... -  Шин, раздраженно поскребывая грязную корку на щеке, заметила:
- Да, мы в Вейре не забыли про радушие, можешь так и рассказать дома. А пока усаживайся здесь, я сейчас попрошу принести еды.
- Орна, ты не могла бы принести нам... Ох, спасибо! - на столе в мгновение ока оказались два подноса с жарким и салатом и тазик с горячей водой. А Орна неодобрительно воззрилась на парочку.
- Я, конечно, может быть, чего-то не понимаю, но тебе, Госпожа, не пристало шарахаться по Вейру в таком виде и в такой компании. - И пренебрежительно фыркнув, кухарка удалилась, всем своим видом даже со спины показывая, какого она мнения об увиденном.
- Уфф, теперь можно спокойно поговорить, подмастерье Серик. - всадница с самым заговорщицким видом выудила из под стола мех с вином и торжественно разлила его по кружкам.
- И пусть потом в холдах не говорят, что мы не привечаем простых людей! - Девушка принялась жевать и постепенно ирония на ее лице сменялась задумчивостью.
- Скажи мне, что ты думаешь о Нитях? И что думают о Вейрах у вас в холде?
- Шин, ты, конечно, молодец, кой черт тебя дернуло откровенничать с этим пройдохой? Но вопрос был задан и Шин показалось, что в глазах ее собеседника мелькнула искра удивления и заинтересованности. Хотя, это могла быть просто игра света.
- Ну с чего ты решила, что ему интересно что-то, кроме наживы? Но любопытство взяло верх и Шин тайком взглянула из-под опущенных ресниц на уминавшего за обе щеки мужчину.
- Или тебе все равно? Кстати, ты не хотел бы задержаться у нас? Узнал бы жизнь в Вейре. Кстати, скоро начинаются Весенние Игры, мы всегда рады холдерам в это время...
- Отлично, ты его еще в наш вейр пригласи пожить! - так ехидно произнесла Пранта, что девушка покраснела до корней волос и склонилась над своей тарелкой.

+1

9

Конечно же, Серик был удивлен внезапной переменой в настроении юной золотой госпожи.  Это настораживало. Впрочем, поразмыслив, он решил не придавать этому особого значения: Вейр — это Вейр, у всадников свои причуды, и, если это так принято — то пусть так и будет.

Да и обед, предложенный всадницей, был очень кстати. Тем более, что не так уж и часто подмастерью кто-то прислуживал, оставляя ему один только труд — знай наворачивай за обе щеки. Одно только, по мнению Серика, было странным: кухарка, разносившая кушанья, весьма едко отозвалась и о нем, и о золотой всаднице, и это легко сошло ей с рук. Более того — Шиннара, кажется, вовсе не заметила колкости, или не обратила на нее внимания. Хотя, раз госпожу это не занимает — то и Серику лезть в это дело нечего.

Скотовод уже успел оправиться и от усталости, и от приступа свой непонятной хвори, и теперь опять был весь сплошная любезность. Сыто ковыряясь в плошке, он даже пытался поддерживать с всадницей какую-то видимость светского разговора.

Наконец, отставив в сторону миску, Шиннара выудила из-под стола мех с вином и торжественно разлила его по кружкам.

Подмастерье изобразил смущение, хотя оттиск на шнуре бурдючка недвусмысленно говорил ему, что это вино определенно необходимо хотя бы попробовать. «Серик, это же бенденское —  которое поставляют нам из Бендена, а вовсе не то бенденское, что продают на ярмарке у вас в Битре!»- заметив его колебания, заявила всадница и буквально всунула кружку ему в руки.

С другого конца обеденного зала за обедающими наблюдала кухарка, неодобрительно покачивая головой. Серику не слишком-то это нравилось. Хотя, если подумать, чего бояться? Скандала? Пусть это беспокоит всадницу. Ну куда, скажите, могут сослать провинившегося скотовода? На Дальние выгоны Верхней Битры? Ну так там он уже бывал. 

Вопросы золотой госпожи тем временем снова начал приобретать всё более неприятный характер. «Скажи мне, Что ты думаешь о Нитях? Что думают о Вейрах у вас в холде?»- интересовалась всадница. Подмастерье, конечно, был бы рад избежать таких скользких тем. Но, в конце концов, если ты в гостях, а хозяева тебя накормили — изволь отплатить за угощение разговором.

- Нити, госпожа — так в них вы сами разбираться должны лучше нас. Хотя, если хочешь знать, не слишком-то мы в них верим. Говорят, уже было так, что Нити не падали два интервала подряд. Так кто ж знает, может теперь их и теперь и три интервала не будет, или все четыре, или совсем эта напасть навсегда исчезла. Я нити эти только на коврах вытканными и видел, и отец мой их не видал, и дед. Хотя, конечно, если всё так было, как нарисовано, то сильные ребята были всадники в те времена — ну, когда нити сыпались. Я мальчишкой был — ходил смотреть, у нас эти ковры висели, всё рядом, и там, и там тоже еще..

Но, похоже, такой рассказ всадницу не слишком устраивал.  Она спрашивала еще и еще, и Серику даже неловко становилось, что он дурачится перед всадницей, изображая недоумка из дальнего холда. Но что было делать? Разве ответишь ей, что так, мол, и так, золотая госпожа, кончилось время, когда вы были отважными героями, а теперь учитесь жить своим умом и своим трудом. Не станут холдеры Перна кормить тебя, золотая моя, только за то, что у королевы твоей шкура блестит ярко.

Хотя и жаль, что, если пойдет всё так, как доносят слухи, скоро не придется больше увидеть дракона, парящего где-нибудь над равнинами или висящего неподвижно, опираясь только на ветер, обдувающий горный кряж.

Разговор все не заканчивался, и теперь уже Серику стало интересно, что же привлекло внимание всадницы — и, похоже, не самой последней всадницы Вейра! - к его скромной персоне. И чего всё-таки она хочет этим разговором от него добиться.

Болтать чепуху, не особенно задумываясь, было нетрудно. И вдруг среди потока вопросов, на которые так просто не ответишь, и пустой болтовни в ответ, прозвучало:

- Ты не хотел бы задержаться на пару дней? Скоро начинаются Весенние Игры, мы всегда рады холдерам в это время...

Вот такого Серик уж точно не ожидал. Но, не раздумывая долго, согласился, рассыпаясь в благодарностях.  Это был шанс избежать выволочки за возврат верров. Ну конечно же! Каждому будет понятно: ну как Серик мог уехать, если сами всадники его так любезно пригласили на свой праздник — как он там называется? - на Весенние Игры.

Отредактировано Серик (2012-07-04 00:36:54)

0

10

Ну что ж, раз самые ближайшие проблемы улажены, нужно попробовать получить от сложившейся ситуации максимум удовольствия. И Серик принялся балагурить куда более раскованно.

Молодая всадница получила массу интереснейших сведений о том, какие в этом году стояли цены на фураж, о трудностях, что случились в связи с прошлогодней выжеребкой и о том, какие планы битранский лорд строит в отношении выступления своих новых раннеров на скачках.

Но всё это было не то. Шиннара слушала весь этот бред, и даже вполне уместно хихикала в самых смешных местах рассказа, но мысли ее бродили совсем не вокруг секретов животноводства.

«Серик,- вдруг на середине перебила она захватывающий рассказ об удивительных битранских тяжеловозах, которые одни только и умеют пастись высоко в заснеженных горах, -  ты мне так и не ответил, летал ли ты на драконах? И вообще, подходил к ним когда-нибудь близко?»

Подмастерье смолк. Гримаса глупца-бахвала держалась на его лице еще несколько мгновений, потом он в упор взглянул в глаза всаднице — и отвёл их, уставившись в столешницу.

- Госпожа Шинара, а ведь тебе не понравится то, что я скажу. Ты и вправду хочешь знать, что я думаю о них, о ваших драконах?

Через секунду Серик уже жалел о сказанном — но, подняв взор, упирался взглядом в темные глаза всадницы, которая сидела спокойно, очень спокойно. И ждала продолжения.

0

11

Шин внимательно следила за реакцией своего невольного собеседника. Она прекрасно понимала, что весь его беззаботный треп - это способ уклониться от честного разговора. И вдруг прорезавшийся говор выходца из далекого маленького холда тоже не порадовал Шин. Но она привыкла добиваться правды, тем более что сейчас, как никогда, она чувствовала - это возможно! Вот только слишком уж холодный взгляд бросил на нее Серик, ожидая ее слов.
- Я не боюсь твоих ответов, поверь. Мне, действительно, как и всем всадникам, важно, как люди относятся к нам и к драконам. Потому что мы знаем - не останется драконов - Перн погибнет. Недаром наши предки создали их. Без драконов, без всадников рано или поздно жизнь на Перне угаснет. - вдруг запал, с которым Шин пыталась убедить Серика, иссяк, ее плечи поникли.
- Неужели ты думаешь, что Крылатые захотят становиться иждивенцами? Да никто из нас в здравом уме не пожелает такой жизни! Наши предки сражались с Нитями, мы всю жизнь готовились к Прохождению. Да, Нити не упали, но "Всадники, в небо, Нити летят!" - а если некому будет защитить небеса Перна через 200 Оборотов? Неужели все считают, что десятина, которую вы платите, может искупить смерть дракона?  Власть, как это называют владетели... Нам она не нужна... - голос золотой всадницы зазвучал устало.
Девушка резко осушила остатки вина в своем бокале, поднялась, собираясь уходить. Вдруг замерла и снова пристально заглянула в глаза Серику.
- Так ты летал на драконах? - похоже, всадницу этот вопрос настолько заинтересовал неспроста.

+1

12

- Летал ли я на драконах? Ты, наверное, шутишь, госпожа Шиннара. Драконы — для гордых людей, а не для таких как я.

Серик придвинул к себе недопитую кружку, заглянул внутрь неё.

- Гордым людям ведь необходимо самое лучшее, так ведь?

Посмотри еще раз на верров, которых я вам привёз, и пересчитай их еще раз. Там ровно столько, чтобы хватило в пищу вашим зверям как раз до следующего каравана, но ни на одного больше. И я привёз их вам всех, не потеряв ни единого.

Но вы привыкли получать самое лучшее. Сейчас вы негодуете на то, что холды не хотят носить вас на руках, как было в те годы, когда падали нити. Вас недостаточно сильно любят.

Вы всё получаете задарма, по-другому для вас не бывает. Каждый из вас на площадке Рождения получил своего дракона и его симпатию, драконы любят вас просто так, ни за что, даром, всю свою жизнь. Они не могут по-другому, так уж они устроены. Вам и в голову не придет, что иногда за любовь приходится бороться, что можно бояться её потерять. Она для вас — сама собой разумеющаяся вещь, которая досталась вам по праву всадника. А когда вы видите, что дракон на пороге смерти, и  не сможет больше дарить вам свою любовь — большинство из вас решает уйти в Промежуток вместе с ним: вам страшно, что за счастье придется платить по счетам, тоской и одиночеством.

Ты говоришь, вам не нужна власть? Я тебе верю, всадница. Вам нужно другое: вы хотите, чтобы вас любили, и любили просто так,  только за то, что вы есть. Но люди не похожи на драконов, а вы даже не подозреваете, что заслужить и удержать любовь — тяжелый труд.

Ваши Вейры называют гнездом разврата, и поэтому вы считаете холдеров ограниченными ханжами. Но они не этого в вас пугаются.  Вы отдаете Крылатым всю свою душу, и у вас уже не остается достаточно любви даже для самых близких людей. Драконы для вас — всё, и люди знают это. Знают — и боятся, что если вам придется выбирать между драконами и самим существованием всего остального мира, вы, не раздумывая, выберете драконов.

Ваши предки, так же как и вы, отдавали себя драконам, в этом была их доблесть. Но тогда падали Нити, и всадники гибли сами и губили своих зверей ради Перна. А вы уже разучились обращать внимание на всё, что происходит за краем чаши вашего Вейра, до тех пор, пока это не касается вашей законной десятины. Как вы собираетесь ждать ещё две сотни оборотов? Сейчас вы еще помните баллады, и помните про свое предназначение. Но вы забудете о них через несколько спокойных поколений, всадники перестанут быть частью Перна, и горделивые Вейры тихо угаснут. А вслед за ними погибнет Перн.

Ты хочешь спасти наше будущее? И в это я тоже верю. Но что-то в нынешних Вейрах идёт не так, чудовищно не так.

+3

13

После долгой и утомительной тренировки вместе с крылом К'лена - очередной перед грядущими Весенними Играми - Н'кас и его коричневый дракон Лиретт' чувствовали себя не столько усталыми, сколько голодными. Лиретт'  спланировал к площадке для кормления, возле которой Н'кас приметил караван с веррами.
"Свежие птички?" - осведомился дракон. - "Я бы с удовольствием полакомился"
Всадник глянул в ту сторону и с изумлением увидел младшую госпожу Вейра Шиннару, которая помогала скотоводу управляться с довольно невзрачными и костлявыми на вид веррами.
"Боюсь, они ещё не готовы убегать от тебя", - усмехнулся всадник. - "Поохоться пока на тех, что есть, а я подойду узнаю в чём дело".
Н'кас слез с дракона, и Лиретт' взлетел, чтобы через секунду спикировать на площадку кормления и выхватить одного из бегущих в ужасе верров.
Пока дракон с удовольствием насыщался, его всадник хотел подойти и учтиво поздороваться с младшей госпожой Вейра и подмастерьем цеха скотоводов. Но, когда Н'кас подошёл поближе, оказалось, что хлопоты с веррами закончены, и завязался весьма колкий и злободневный разговор. Подслушивать, конечно, было не очень хорошо, но Н'кас не решался пока перебивать и вмешиваться, а его дракон продолжал охотиться. К тому же, подмастерье и младшая госпожа прошли в Нижние Пещеры, куда направился и всадник, чтобы и самому как следует подкрепиться.
Всадник ошарашенно прислушивался к тому, что говорили Шиннара и Серик, как назвал себя скотовод. Но вот наступил момент, когда после сказанных подмастерьем слов коричневый уже не смог сдержать себя и, приблизившись к беседующим, начал свою речь в защиту Вейров:
- Доброе утро, младшая госпожа Шиннара и подмастерье Серик. Я Н'кас, всадник коричневого Лиретт'а.
Кажется, в этот момент Серик, увлечённый беседой, нервно поёжился. А Н'кас тем временем продолжал:
- Я стал невольным свидетелем вашего разговора. И вот что я могу сказать: возможно, конечно, что Вейры частично виноваты в происходящем, по крайней мере в той части, что касается помощи остальному Перну - действительно, некоторые всадники иногда слишком горды. чтобы отозваться даже на небольшую просьбу о том. чтобы отвезти лорда или мастера в нужное место. Но и в холдах, и в цехах должны понять: драконы - не просто транспорт, это живые существа, причём созданные для защиты Перна от различных напастей. И если сейчас Нити не валятся с неба, то кто скажет с уверенностью, что это не случится через Оборот или два? Да пусть даже через двести Оборотов - Вейры должны быть в готовности всегда, иначе погибнет всё живое на Перне, так как всё уничтожат прожорливые, ненасытные Нити. А кроме опасности, исходящей с небес, я теперь вижу ещё одну, с которой всадники вполне могут бороться, так как я сам недавно участвовал в подобном. Речь о всевозможных ворах и бандитах, появившихся на дорогах - особенно это касается Битры. Небольшой драконий патруль способен не только заметить с неба преступников, но и как следует их припугнуть, а возможно даже и поймать. В общем. даже если отбросить необходимость бороться с бандитами, всадники всё равно нужны Перну, это неотъемлемая его часть. А изменяться следует всем нам - и холдерам, и мастеровым, и всадникам Вейров.

+1

14

Шин задумчиво глядела на Серика во время его монолога. Она будто бы не слышала вопросов, обращенных к ней, и полностью погрузилась в свои мысли.
Н'кас, яростно бросившийся на защиту Племени дракона, вывел ее из состояния отрешенности, она вскинула голову, расправила поникшие плечи, ее глаза загорелись.
- Да, Н'кас, ты прав - драконы нужны Перну, а мы нужны драконам. Но прав и ты, Серик! - девушка резко наклонилась через стол к сидящему напротив подмастерью и пристально взглянула ему в глаза.
- Да, мы замкнулись в своих Чашах, да, мы привыкли не беспокоиться о пропитании, хотя с этим можно поспорить, верно, коричневый? И ее ироничный взгляд явственно показал Н'касу, что она прекрасно знает, почему шкура его дракона и других драконов его Крыла так лоснится.
- Но Серик, пойми - Шин вновь повернулась к мужчине, сидящему напротив.
- Драконы - наша совесть. Никто из них никогда не сможет причинить зла людям, поэтому ни один всадник не имеет права сделать такое. Я знаю, что ты скажешь! - она предупредила возглас Серика взмахом руки. - Но Ф'лин защищал себя, не он напал первым и он, как всадник, защищал и своего дракона тоже.
- Нет, мы не считаем, что любовь драконов - нечто само собой разумеющееся. Когда каждый из нас стоял на Площадке Рождений, никто не мог поверить в то, что его Выберут. И каждый из нас после Запечатления пытался становиться лучше, еще лучше, самым лучшим, чтобы его дракон, его Предводитель и весь Перн гордились всадником. Я уверена, что мало кто из нас откажется возделывать поля и выращивать скот, если Нити так и не выпадут. И ты не можешь себе представить, как мы мечтаем, чтобы Нитей больше не было никогда
! - Шин с нажимом повторила "никогда" дважды.
- А когда ты говоришь о том, что мы не умеем любить, все во мне вскипает. Да, наша любовь отдана драконам, но вместе с ними, она отдана всем пернитам. Ведь наше предназначение - защищать людей. И ты правильно сказал, коричневый, мы должны защищать холдеров не только от Нитей, но и от всех угроз, которые можем и не можем представить. И именно в этом я вижу предназначение Вейров. До тех пор, пока Нити снова не упадут на Перн.
Рассеянно потерев предплечье, Шин оглянулась на людей в кухне, прислушивающихся к их разговору, и невольно задумалась, сколько из них поддерживает ее мнение...

+1

15

Появление молодого коричневого всадника, включившийся в разговор, заставило Серика собраться, несмотря на то, что крепость вина было выше всяких похвал и вполне оправдывала его репутацию.

«Всадники - всегда всадники, — с горечью подумал подмастерье. Бескрылых им не понять.»

Но стоило последить за собой своим языком. Что-то Серик слишком разоткровенничался, да и совершенно незачем было привлекакть внимание своей осведомленностью в делах Крылатых. Безопаснее было перевести разговор на более простые и понятные вещи: на невыплаченную десятину, к примеру. Тем более, что всадники так подставились, разглагольствуя про свои фантазии о том, как хорошо они будут жить, когда перестанут падать Нити.

- Вы мечтаете о временах, когда не будет Нитей. Ну так вам дано такое время, прямо сейчас. Пусть не навсегда, а так, на пробу, только до следующего прохождения. Смотрите, во что это желанное время превращается для вас, да и для всех вокруг. Только одно предположение, что драконы больше не нужны, взбудоражило весь мир: всадников уже считают дармоедами, а лорды делят Перн заново — но уже без доли для всадников.

Стражники на драконах! Да уж, это несомненно добавит драконам любви — и со стороны лордов, и со стороны мастеров. А особенно, - Серик в упор посмотрел на коричневого всадника,- со стороны скотоводов. Нам мало того, что помимо законной десятины, всадники наведываются к нам на пастбища как в собственный загон для скота.  Теперь драконий патруль будет висеть над дорогами, по которым мы гоним гурты на продажу, и станет нас охранять. Умнее будет поручить стражу порога стеречь индюшек!

А что до земледелия, о котором ты говоришь, золотая госпожа, то разве можно представить себе дракона, тянущего плуг? Ну или, скажем, пастуха, парящего над мирно пасущимся стадом? Нет, в это никто не поверит. Да и вы сами в это не верите, хотя и стараетесь себя убедить. Скажи, сколько мяса нужно твоей королеве? Ну, и посчитай, сможешь ли ты вырастить столько скота одна, своим трудом?

Нет, мои господа, этот долгий интервал — не передышка для Перна, а беда, не сулящая ничего хорошего не только Вейрам, но и всем остальным, живущим в вашем мире.

«Ну, а о любви — это я все-таки зря, - подумал Серик.  - Они и вправду никогда не поймут и не поверят, что они — рабы своих драконов. Счастливые, но — рабы.»

+2

16

Внутри Н'каса начинал закипать праведный гнев. Он вообще недолюбливал битранцев, а Серик, судя по говору и своему гонору, был как раз оттуда. Но всадник знал, что надо сдерживать себя, иначе очередные слухи о несдержанности людей Вейров мигом разлетятся по всему Перну.
- Серик, тебя можно понять, но выхода из ситуации ты не предлагаешь. Если мы не станем следить за бандитами, то кто же? Кто справится с их всё более множащимся числом? Первой жертвой преступников станут всё те же скотоводы, я конечно понимаю, некоторые драконы наглеют и могут утаскивать по паре-другой животных - но ведь не всех же, и они не угрожают жизни скотовода, в отличие от бандитов. А что касается драконов, тащащих скот, об этом уже надо говорить с их всадниками. Но проблема даже не в этом. Проблема в том, что в холдах и цехах вбили себе в голову, что Вейры имеют над ними какую-то власть, но это не так! Разве мы вмешиваемся во внутренние дела холдов? Вы предлагаете всадникам забыть, что они тоже люди, и жить только драконами? Но хоть один из вас представляет, что будет с Перном, если Вейры перестанут существовать, а немногочисленные всадники улетят на Южный континент? Перн останется наедине со всеми возможными угрозами, причём речь не только о Нитях. Бандиты вконец осмелеют и могут даже захватить силой целые холды. Вам, скотоводам, просто не дадут мирного существования. Но есть ещё более страшная угроза - разобщения, ведь раньше Перн был един, теперь из холда в холд нельзя будет добраться за три секунды, а вести из Нерата вряд ли когда-нибудь достигнут Плоскогорья. Каждый начнёт заботиться только о своём холде и с подозрением будет относиться к гостям из других. А теперь представь себе ситуацию, когда лорды станут закрывать границы своих владений для чужаков? Вряд ли это приведёт к чему-то хорошему. 
Н'кас замолчал, и в пещере повисла напряженная тишина. Даже кухарки перестали звенеть посудой, со страхом прислушиваясь к возможной перспективе всеобщего раздора. Сам же всадник думал про себя: "Нет, никогда ходящим на земле не понять боли крылатого, ведь каждый из тех. кто заботится лишь о хлебе насущном, забывает про свои мечты и стремления, становится собственным рабом, не замечающим оков на своей душе".

+1

17

Пранта заворчала, чувствуя настроение своей всадницы. Золотая попыталась снова заговорить с подмастерьем скотоводов, но наткнулась на глухую стену.
- Он не хочет нас слушать, хотя может... Странно, что его не Нашли...
А Серик в это время болезненно сморщился и потер виски, будто бы после застолья...
Стул царапнул каменный пол - Шин вскочила, по ее лицу мало что можно было понять.
- Надеюсь, увидеть тебя на Играх, Серик! А сейчас мне пора... - и она стремительно покинула Нижние Пещера, оставив мужчин наедине.
- Почему ты хочешь разговаривать с ним?! - возмущению всадницы не было предела.
- Это дело драконов. - Пранта не захотела даже поделиться своими рассуждениями на этот счет. Она просто передала Шин то, что почувствовала при контакте с Сериком.
- Отлично! Замечательно! Мой дракон... - тут всадница осеклась. Да, Серик в чем-то прав... Любовь и собственничество...
Медленно спускался на Чашу вечер. Шин оставила себе время на раздумья, решив подниматься к вейру по лестнице...

+1

18

Серик слушал возражения всадников, но возражать уже не хотелось — да и сил на это не было. Ну что тут ответишь: ясно, что каждый остался при своем мнении.

Головная боль, прошедшая было, снова накатывала волнами и пульсировала в висках, и Серику очень не хотелось показывать при всадникам свою слабость.

Но, видимо, не одного его долгая и не слишком приятная беседа утомила: золотая всадница вдруг резко вскочила с места и ушла, крикнув на прощание, что приглашение на Игры остается в силе.

Мужчины остались вдвоем, молчание затягивалось.

Скотовод натянул на лицо свою обычную вежливую мину: «Ну что я могу вам предложить? Вы всадники, у вас на каждого по две головы, и обе умные — вот и придумайте что-нибудь. Разве может поучать всадника простой скотовод?»

И подумав, что неплохо бы завершить разговор повежливее, добавил: «Ну, а если вдруг твоей коричневой голове  захочется подкрепить силы вдали от вейра, ты уж постарайся не гонять скот, как целая стая диких стражей. Да и к костерку подойди — может быть, пастух угостит тебя кислым молоком. Это, конечно, не вино из Лемоса, но шипит и пенится оно ничуть не хуже. Вдруг тебе понравится?»

0

19

- Серик, вынужден развеять твои подозрения: мой дракон кормится, не гоняя стада скотоводов, а охотясь на крупных и опасных кошек на Южном континенте. Это всегда большой риск, не только для него, но и для меня, но что ещё нам делать, раз Вейры оказались в таком плачевном состоянии благодаря холдам? Чувствую, скоро мы окончательно пересилимся на Южный и перестанем вам надоедать. То-то вы насладитесь вкусом свободы! Жаль, если Перн потеряет то единственное, что ещё не потеряло душу в стремлении выжить и заработать побольше марок. Впрочем, время всё рассудит и расставит по местам. Только я почему-то уверен, что наши предки считали бы такое отношение ко всадникам позорным и недостойным. Ладно, Серик, всё равно благодарю за откровенность. Увидимся на Весенних Играх.
После этих слов всадник встал и вышел наружу, где его уже ждал насытившийся Лиретт'.
"Ты чем-то расстроен?" - участливо спросил дракон.
"Да, расстроен - нежеланием людей понять чувства других, если те чем-то отличаются от них", - грустно ответил коричневый всадник.
...В ярком свете Ракбата, в солнечный и радостный весенний день удручённые всадник и дракон понуро шли к своему вейру...

0


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 18.03.1010 Драконий корм


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC