Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 01.03.1010 Смена власти


01.03.1010 Смена власти

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Персонажи: Илура, В'мар (НПС), далее в произвольном порядке отписываются командиры крыльев К'тиан, К'лен, Г'реф, М'сим, золотые всадницы Шин, Эйвен, Даэлин
Время: 1 марта 1010 Оборота
Место: Бенден-Вейр, Зал Советов
Ключевые события: Илура и В'мар созывают командиров крыльев и золотых всадниц, чтобы сообщить о снятии с себя полномочий Предводителя и Госпожи Вейра

0

2

Ланта проснулась со смутным предчувствием чего-то нехорошего. Почти сразу же она коснулась сознания своей всадницы - та была в полузабытье, ее разум отчаянно пытался выбраться из лабиринта навязчивых мыслей. Золотая постаралась разбудить Илуру, но тут на пороге вейра появился В'мар. Он едва кивнул в сторону золотой, со скрежетом отодвинул кресло и плюхнулся в него, нимало не заботясь о том, что Госпожа спит.
Илура, почувствовав присутствие посторонних - а В'мар  уже довольно давно стал ей чужим - недовольно заметалась по кровати, пытаясь придти в себя от ночного кошмара. Ланта взволнованно заурчала, как будто могла прогнать мрачные мысли прочь. Отчасти, так оно и было. Илура с трудом вылезла из кровати, накинула на плечи подбитый мехом халат - раннее утро принесло с собой прохладу, и почти что морозный воздух свободно гулял по пещере - и подошла к Ланте.
- С чем ты пришел, В'мар? - она задала вопрос, только чтобы прекратить гнетущее молчание. Сейчас больше всего ее интересовало удовольствие ее золотой, написанное на ее морде, когда всадница почесывала чувствительные надбровья.
- Ланта больше не поднимется... - грубо и равнодушно бросил Предводитель.
- И что?! - фраза больно задела старую всадницу, тем более, что она знала: это - правда.
- Там уже целый бунт назревает... Втихаря делают ставки, кто станет следующими Предводителями. Я не хочу, чтобы эти юнцы ставили меня - главу Вейра - перед фактом - что они там решат... - В'мар задумчиво пожевал нижнюю губу. - Да, я решил, сегодня я объявлю, что ухожу - и будь, что будет. Они желают справляться сами, они решили, что могут управлять Вейром? Ну, пускай попробуют. Никакой помощи от меня они не дождутся. - прервав возмущенный возглас Илуры, он презрительно продолжил. - Ты тоже не молодеешь, долго еще ты будешь авторитетом для золотых? Ты больна, твои кости уже потеряли гибкость, а твои мышцы - силу. Твой разум уже не является для них непререкаемым авторитетом - разве ты этого не чувствуешь? Даэлин затыкает рот холдерам, Шин, вообще, всеми силами пытается строить из себя Госпожу, Эйвен, как только разберется с К'тианом, тоже включится в это соперничество. Тебе не осталось места! Ты никому не нужна! - в голосе Предводителя звенела горечь и обида на весь мир.
- Бронзовый! - холодно прервала его Госпожа, встав с ложа своей королевы. - Прекрати жалеть себя! Это нормально, что мы уступаем дорогу тем, кто будет жить после нас! И мы должны сделать все, чтобы передать им свой опыт и знания. От этого зависит жизнь на Перне, которую ты поклялся защищать. А теперь в тебе говорит только оскорбленное самолюбие!...
- Ну уж нет! - В'мар вскочил , опрокинув кресло на каменный пол, от чего Ланта вздрогнула и недовольно зашипела. - Никто из них не получит моего совета! Они предали нас...Меня!! - бросив уничтожающий взгляд на Илуру, он процедил сквозь зубы: "Но ты вольна поступать, как знаешь, пригревай пещерных змей в своем жилище - наступит момент, когда они сожрут тебя!" - В'мар резко развернулся, царапнув каменный пол и выскочил из вейра прежде, чем Илура смогла возразить ему.
Ланта, почувствовав настроение своей всадницы, ткнулась ей в плечо носом, сочувствующе урча.
- Он просто очень сильно переживает...
- Он может делать, что ему угодно, но он - Предводитель, и его истерики... - вдруг Илура побледнела, попыталась подняться и снова привалилась к лапе своей золотой. Трубный рев потряс Чашу Бендена, своей королеве ответили все драконы. Люди, закрыв уши руками, метались по коридорам и переходам. И только Оливия, восприняв ментальный сигнал Пранты, стремительно поднималась на уступ, где ее уже ожидала младшая королева,  мерцая красными от тревоги и страха глазами.

***

В'мар пошатнулся, когда Шадит подхватил трвожный крик своей королевы. Илура... - он было метнулся в сторону  королевского вейра, но вдруг остановился, лицо его сделалось непроницаемым, и он двинулся по направлению к Нижним Пещерам, будто ничего и не произошло.
- Ты не пойдешь к ней. -  Шадит просто констатировал факт.
- Нет. У меня есть дела поважнее! Извести всех бронзовых. В 4 часа пополудни я жду всех в Зале Советов. Ну, и... - после некоторой заминки добавил В'мар - Золотых тоже извести...

+2

3

Рев одного дракона, пронесшийся по Вейру, подхватили все остальные. С’кар, наблюдавший, как Астери кормит свою ящерку, моментально напрягся.
«Кайет, что случилось?» - всадник встал со скамьи, направляясь к выходу из Нижних пещер. – Не бойся, малышка, - он оглянулся на дочь.
Астери его слова явно не успокоили – на испуганном личике читалось «Драконы попусту ТАК не ревут!». Даже файр притих, вцепившись коготками в ее куртку.
«Ланта беспокоится. С ее всадницей что-то не в порядке», - ответил бронзовый.
«Что-то?..» - С’кар заметил спешившую в вейр Госпожи Оливию. – «Так, значит, что-то…»
«Старость» называется это что-то. Старость и уже не прежнее железное здоровье. Илура не молодеет, да и В’мар тоже. Брачный полет Ланты, принесший зимний молодняк, скорее всего, был последним. А это означает, что скоро у Вейра появится новая Госпожа.
И новый Предводитель.
Оно и к лучшему, В’мар уже не способен возглавлять всадников, раз решил спрятаться от проблем. С’кар подозревал, что история с холдерами еще не окончена, а делать вид, что ее не существует – не самое лучшее решение. Можно забыть о змее, что приползла в дом, но змея не забудет и сможет укусить в любой момент.
Кто же из золотых займет место Илуры? Ясно, что не Лорана или Даэлин, их драконицы слишком молоды для полета. Эйвен? Эльта летает только с Литом, получится ли из К’тиана достойный Предводитель? Кто знает… Хотя всадников своего крыла он выдрессировал неплохо.
Люцилла? Ее золотая еще ни разу не поднималась, несмотря на то, что уже выросла. С’кар ни разу не слышал о подобных случаях, но на это обращают внимание разве что всадники – драконы, по крайней мере, его Кайет, не высказывали беспокойства.
Шин? Время для брачного полета Пранты близилось. Она, пожалуй, наиболее вероятный кандидат на роль Госпожи Вейра. И характер позволит ей управлять Вейром как следует.
«Шадит передает, что Предводитель ждет бронзовых и золотых в Зале Советов, в четыре пополудни».
«Неужели В’мар решил что-то предпринять, пока молодые всадники не пришли к нему сами с требованием сложить обязанности? - С’кар привычно усмехнулся, кривя угол рта. – Или же переменил мнение относительно ситуации с холдерами?»

В назначенное время бронзовый поднялся в зал Совета. Поприветствовав В’мара – с уважением в словах и, в какой-то степени, в голосе, но все с той же неприятной ухмылочкой на лице - он вольготно развалился на стуле, ожидая остальных всадников.
«Надеюсь, собрание будет… интересным».

+2

4

Люцилла занималась смазкой шкуры своей королевы, когда произошло это. Все как один, драконы хором откликнулись на что-то, издавая громкий рёв полный тоски. Стены помещения завибрировали, и эхо ответило тем  же стоном с трёхкратной силой. Уронив банку с маслом на пол, Лю зажала уши. Непонятно от чего, ставленые рыдания встали комом в горле женщины, а огромные глаза Пеорт’ы замерцали оранжево-красным огнём. Шкура королевы как-то сразу посерела, унылая клиновидная морда медленно опустилась на пол.
- Илура... - сдавленный ментальный призыв Пеорт'ы потряс её всадницу ещё больше.
- Мне надо к ней, - не обращая внимания на разлитое масло, Люцилла бегом бросилась к выходу из Вейра, но золотая её остановила.
- С ней сейчас Оливия. Ты ничем не сможешь там помочь, - тоскливо возразила драконица, - она очень скоро уйдёт в Промежуток.
Медленно осев на пол, Младшая Госпожа зажала рот ладонью. Всеобщая горечь драконов Вейра ещё не отпустила её. Илура и В’мар управляли Вейром дольше чем кто-либо другой кого она знала, и до недавних пор Бенден процветал, несмотря на немилость большинства холдов. И теперь в этот самый трудный момент одна из великих дочерей Перна покидает их, и сумасшествие В'мара больше не кому будет контролировать.
- В'мар не сможет теперь повлиять на Вейр, - мрачно вторглась в её мысли Пеорт’а, - Одна из королев скоро Поднимется.
- Это значит только одно. Старый Предводитель немедленно соберёт Совет, - подытожила женщина.

Позже вечером Лю медленно поднималась по ступенькам в Зал Советов. В'мар был вне себя от ярости, и от пережитого горя на его лице не осталось и следа. Или же ему было просто все равно, подумалось всаднице, и она тут же одёрнула себя за подобную клевету. В'мар хоть и был человеком не простым, но он разделял с Илурой долгие Обороты власти и наверняка в глубине души переживал больше всех.  После того как старую Госпожу Вейра посмотрела Оливия, стало ясно что у Илуры совсем плохо с сердцем. Пожилая женщина буквально угасала на глазах, и времени оставалось мало. Её Лант’а скорее казалась бронзово-коричневой, а не золотой. Глаза королевы были затуманены тоской и усталостью.
Добравшись до Зала Советов, всадница попыталась отбросить мрачные мысли, выпрямилась и с гордой осанкой вошла в помещение. Она  не спеша заняла своё место за столом, надеясь, что другие золотые всадницы скоро появятся.

+4

5

К’тиан внимательно смотрел за Литом, который, закладывая крыло, заходил на посадку. Он, как обычно решил устроиться на его любимой скале, рядом со сторожевым драконом, подставив полупрозрачные крылья первым лучам весеннего солнца. Мысли сытого дракона были далеко от земли, он не думал о Вейре и не думал о том, что будет дальше. Иногда в этом всадник завидовал своему зверю. Лит был лишен переживаний за будущее.
Мысли всадника потекли дальше, к своей подруге, с которой они в последнее время словно по единодушному решению устроили перемирие. Дела Вейра были все более плачевными. Нужно было что-то делать, но Предводитель бездействовал, и К’тиан не мог винить его в этом. Вероятно, от сам бы поступал иначе, но сейчас он мог говорить так, потому что нес ответственность только за себя и Лита.
-И еще Эйвен с Эльтой. – Подал голос, пригревшийся на теплом камне дракон.
-Да. – Спокойно согласился с ним бронзовый всадник, в последнее время К’тиан ощущал, что что-то изменилось в нем. Куда-то исчезла его вспыльчивость и агрессивность, он стал более спокойным и размеренным. Теперь нужно было постараться, чтобы вывести его из себя. Он сам не понимал, когда это произошло, но находил в подобном положение только плюсы. Информация воспринималась спокойно, у него было время, чтобы обдумать ее. Он перестал смотреть на мир сквозь красную призму гнева.
Эйвен. На его лице появилась улыбка. Он не имел понятия, когда именно это произошло, да и не собирался в этом разбираться. Не было смысла и сил. Вероятно, в какой-то момент К’тиан оглянулся и понял, что она именно тот человек, который готов поддержать его во всем. А ее упрямство можно легко преодолеть настолько простым способом, что всадник готов был бить себя по лбу за то, что раньше не додумался до этого. Оказывается маленькая колючка не такая уж и колючая, если знать где погладить.
Всадник улыбнулся. Его мысли, как и мысли его дракона, витали где-то далеко.
Затрубили драконы. Скорбно и очень печально. Лит на своей скале открыл сетчатые глаза, светящиеся красным и вторил трубному зову. Всаднику показалось, что внутри что-то оборвалось.
-Это Ланта. – В ментальном сигнале дракона было столько печали, что его всаднику с миг стало неуютно. – Она говорила, что ее всадница погибает.
К’тиан на секунду закрыл глаза, выравнивая дыхание.
-Вот и настал тот день, который все ждали. – Подумал он.
Да, его ждали. Со страхом и горечью, ни для кого не было секретом, что Всадница Золотой Ланты уже прожила много оборотов. Слишком много, чтобы подниматься на крыльях своего дракона. Это не могло не огорчать, потому что Золотая была еще молода, года драконов длились иначе, чем года людей. Да, всадники всегда жили дольше, чем холдеры и мастера, их век был длиннее, но все равно не таким длинным, как у их крылатых спутников. К’тиан давно считал, что политика Вейра на этот счет устарела, они должны были давать драконам больше возможностей, а следовательно давать больше возможности юным кандидатам. Да, драконы взрослели намного быстрее людей, но есть же шанс продлить союз, он был уверен, что есть. Что для дракона пятьдесят или семьдесят лет, а для человека это уже ощутимый срок.
В Вейре уже сейчас было слишком мало кандидатов, а скоро брачный полет. Одна из Королев должна подняться в воздух.
-Шадит говорит, что Предводитель ждет всех в Зале Советов. В четыре по полудни. – Передал Лит, сомневаться в нем не следовало, у этого дракона было замечательное ощущение времени.
В указанное время К’тиан на крыльях дракона прибыл в Зал, Лит скромно уместил на уступе, пытаясь казаться незаметным. Что не слишком-то ему удавалось, в последние часы в Вейре повисло уныние, оно витало в воздухе и отравляло его. Файры забились в углы, стараясь не показывать свои мордочки, маленькая Золотая Королева К’тиана ускользнула в Промежуток в тот самый момент, когда затрубили драконы. Бронзовый не переживал, он знал, что его прекрасная малышка вернутся. Она всегда возвращалась к нему и Литу.
-Я чувствую ее, на Южном полушарии.
-Хорошо, - кивнул К’тиан, входя в Зал.
Собрались еще далеко не все, К’тиан молча кивнул предводителю, поздоровался со С’каром Всадником Бронзового Кайета и улыбнулся Люцилле, Младшей госпоже Вейра. Всадник с непроницаемым лицом стал ждать остальных в тягостном молчание, которое словно разливалось по жилам присутствующих.

Отредактировано К'тиан (2013-02-04 21:47:06)

+3

6

Эльта с самого утра вела себя несколько напряженно, отчего Эйвен чувствовала себя не то, что странно, а скорее просто удивленно. Всадница прекрасно понимала, что означает настроение дракона, однако для Брачного Полета было еще рановато. Эльта же думала иначе. И тут уж ничто не могло стать веским доводом против этого, кроме громкого довода природы «за». Девушка хотела предупредить единственного возможного отца будущих дракончиков, но он, вместе со своим всадником, как всегда ушел из вейра раньше, чем проснулась Эйвен.
А какое это было утро! Сквозь полусон Эйвен чувствовала теплые объятья К’тиана, и как он осторожно приподнимается, чтобы не разбудить ее. Сделать что-то, чтобы остановить всадника девушка не успела, потому как вообще смутно понимала, что происходит. Она лишь перевернулась на другой бок и провалилась снова в сон. Им определенно стоило смириться друг с другом раньше, но, с этим поспорить Эйвен не могла, было в этих ссорах и нечто весьма приятное. Например – примирения.
Сладко улыбнувшись от нахлынувших воспоминаний, Эйвен нежно провела рукой по шее дракона. Эльта отозвалась урчанием и опустилась вниз, позволяя Эйвен сойти на землю.
- Я постараюсь освободиться как можно скорее и сообщить К'тиану о грядущем сюрпризе, - она снова улыбнулась, на сей раз скорее из-за испытываемого волнения. Эльта это, конечно, знала все тайные мысли всадницы, но вслух такое Эйвен сама бы не сказала.- А после мы можем отправиться перекусить, что скажешь?
Золотая Королева одобрительно рыкнула и взлетела, намереваясь занять какое-нибудь более удобное место. Эльта нашла местечко подальше от Лита и, подставив крылья, задремала. Она сейчас все равно не может ничего полезного сделать. Только сидеть и ждать.
На сколько было известно, разговор предстоял важный, иначе бы их не собирали. В последнее время жизнь в вейре становилась все труднее. Девушка уже начинала серьезно задумываться о том, как добывать пищу без участия холдов. Но как это сделать, девушка пока не представляла.
Увидев издалека К’тиана, Эйвен ускорила шаг, однако догнать его, прежде чем мужчина вошел в Зал. На минуту Эйвен остановилась. Почувствовав нерешительность своей всадницы, Эльта прогнала дрему и мысленно коснулась сознания Эйвен.
- Иди, все ждут.
- Я знаю, о чем они скажут. Что Всадница Золотой Ланты уже не может летать. Что она слишком стара и здоровье ее подводит. Я сама готовила ей лечебные отвары, но никогда не думала, что день этот наступит так быстро. А ведь он был вполне ожидаем. Эльта, теперь, когда ее мудрость нужна как никогда, она нас может покинуть…
Эйвен сжала пальцы в кулаки, глядя перед собой. Общение с драконом и собственные мысли отвлекли ее от окружающего ее пространства.
- Всадница Золотой Эльты, с Вами все в порядке?
Вздрогнув, женщина обернулась на голос и машинально улыбнулась. Перед ней стоял всадник из крыла К’тиана, которого сам Бронзовый часто выделял.
- Да-да, просто задумалась, - она продолжила улыбаться. – Ты же знаешь, как это бывает.
Имелось ввиду то, что связь с драконами часто вынуждает отвлечься от «мира суетного». Эйвен же помимо этого старалась отвлечься от голосов других драконов. Иначе ее голова давно бы уже взорвалась от избытка информации и эмоций.
Мысленно подтолкнув себя, Эйвен вошла в Зал. Словно ища защиты и поддержки, она заняла место рядом с К’тианом, кивком и легкой улыбкой поприветствовав всех, кто еще присутствовал. Эйвен было стыдно за свои мысли, но она понимала, что если Эльта окажется первой из Золотых, кто поднимется в Полет, она может оказаться главной претенденткой на пост Илуры. И Эйвен совсем не была уверена в том, что она к этому готова. По крайне мере особого рвения не испытывала. Для нее всегда на первом месте было благополучие Вейра, счастье всадников и здоровье драконов.
- Твои мысли не о том. Не забудь сказать К’тиану, что собиралась.
- И что бы я без тебя делала? – улыбаясь ответила Эйвен. Она перевела взгляд на К’тиана, чуть ближе к нему придвинувшись. – После собрания нам нужно поговорить.
Она тихо прошептала ему почти на ухо и снова обратила все свое внимание на присутствующих. Волнение витало в воздухе, словно тягучая болотная жижа. Отвратительное чувство. Но еще отвратительнее было то, что драконы волновались, и Эйвен чувствовала ауру некой преждевременной печали.

+4

7

В'мар сидел в Зале Советов, с мрачными мыслями ожидая прибытия всадниц золотых и всадников бронзовых, каждый из которых наверняка уже давно мечтал о том, чтобы занять его место. "Глупцы, не понимающие, что их ждёт на посту Предводителя", - фыркнул про себя В'мар.
Во имя золотого яйца, как он устал за последние дни! С такой работой, как у него, не каждый бронзовый всадник справится. В'мар полагал, что он стал старым и страдающим от сердечной болезни, которую тщательно скрывал даже от Илуры, именно из-за каждодневного напряжения, от необходимости решать за всех.
Что-то в глубине души всадника напоминало ему о том, что он должен находиться сейчас рядом со своей Госпожой, заботиться о ней, но как раз этого Предводитель Вейра сделать не мог. Все ждали от него очередного решения, и оно далось ему совсем непросто. Но В'мар сознавал, что дальше так продолжаться не могло, иначе он загубит и своё здоровье, и жизнь Илуры.
Мало-помалу в Зале Советов появлялись всадники - вот С'кар, командир крыла, которому можно было доверять ответственные поручения, но далеко не все; если он станет Предводителем, вряд ли справится с тем, чтобы по-настоящему руководить Вейром. А вот Люцилла, молодая всадница, чья золотая почему-то не торопилась подняться в полёт. В'мар не считал, что девушка не способна справиться с обязанностями Госпожи - слишком юна она была для этого. Вот и К'тиан с Эйвен, неразлучная парочка. По мнению Предводителя, они были слишком заняты друг другом, чтобы обращать внимание на дела и заботы Вейра. Ага, вот входит и Шин, которой Илура доверяла больше остальных. В'мар не разделял этих мыслей, но, кроме всадницы золотой Прант'ы, он не находил более достойных кандидатур. Разве что Даэлин... Но, опять-таки, опыта у неё могло не хватить, чтобы вот так сразу решать все проблемы Бендена. Её любимчик Г'реф тоже не вполне серьёзен и зачастую проявляет свою несознательность. К'лен и М'сим? Нет, тоже слишком молоды. Всадникам, недавно переведённым из Форта, В'мар тоже не доверял. Так кто же станет Предводителем? Всадник Шадита не мог найти ответ на этот вопрос.
Но вот все в сборе, и В'мар с трудом поднялся со стула, приветствуя всех и начиная свою речь:
- Знаю, все вы сегодня озадачены тем, что наша старшая королева переживала за свою всадницу. Илура сейчас переведена в Нижние Пещеры, к лекарю Оливии, и чувствует себя немного лучше, чем с утра. Но мы все прекрасно понимаем, что надолго нашей Госпожи не хватит. Меня, к сожалению, тоже.
В'мар понаблюдал за ошарашенными лицами собравшихся и продолжил, не давая возможности возразить:
- За последнее время произошло слишком много всего, с чем я не смог справиться. Я не смог найти перед холдерами оправданий поступку Ф'лина, - в зале пронёсся лёгкий ропот неодобрения, и В'мар поднял руку, призывая к тому, чтобы его не перебивали, - и не смог дать отпор родителям всадников, недавно Запечатливших драконов. Что там говорить, я не справился даже с тем, чтобы поговорить с лордом Битры о пропавшей десятине и опрометчиво послал туда всадников, которые лишь усилили разногласия между холдом и Вейром, - и снова Предводитель увидел на лицах сидящих перед ним несогласие и желание высказать своё мнение. Поэтому В'мар продолжил, несмотря на то, что у него немного сбилось дыхание: - Знаю, что многие из вас не согласны со мной. Что ж, именно поэтому я и собрал вас здесь. Я объявляю о том, что мы с Илурой отказываемся от полномочий Предводителя и Госпожи Вейра и доверяем ими стать кому-то из вас. По традиции, - Предводитель не мог не подчеркнуть этого слова, - новой Госпожой станет та всадница, чья золотая первой поднимется в полёт. Я предполагаю, что это будут Шин и её Прант'а, поэтому на время до брачного полёта она становится исполняющей обязанности Госпожи Вейра.
В'мар тяжело сел, и давящая тишина повисла в зале. Всадники потрясённо смотрели на своего бывшего Предводителя; каждый из них хотел что-то возразить, но, понимая, что решение всадника окончательное, не решался ничего высказать. В'мару же оставалось только устало добавить:
- Совет на этом окончен. Следующий проведёт уже Шин.

+4

8

В’мар как обычно был суров и молчалив. Но многие всадники помнили его другим. И К’тиан был одним из них, десять оборотов назад Предводитель был веселым и общительным, в нем была сама жизнь. Но теперь все изменилось. Много лишений все они пережили за это время. Что, конечно, не могло ни отразиться на людях. В’мар замкнулся в себе и теперь всадник Бронзового Лита не мог так же спокойно сказать, что поддерживает все решения своего Предводителя. Конечно, десять оборотов назад он был всего лишь мальчишкой, который недавно запечатлил бронзового дракона, но теперь это было иначе.
Теперь и уже много оборотов К’тиан полагался только на себя, имел собственное мнение очень часто отличающееся от мнения остальных, он не боялся идти наперекор и делать то, о чем остальные только думали.  К тому же всадник не боялся ответственности и сумел усмирить свой характер. Он внимательно следил за Предводителем, и его лицо мрачнело с каждой минутой. Если К’тиан не ошибался, а за последнее время он делал это очень редко, то В’мар собирается сказать им что-то очень серьезное. Вариант был только один, Илура была уже очень стара и слаба, но и сам Предводитель не смотря на то, что тщательно скрывал ото всех свои мысли и помыслы, не молодел с каждым днем. Его все чаще можно было увидеть с затаенной болью в глазах, которую можно было увидеть лишь научившись смотреть. Сейчас Предводитель смотрел на всех усталыми глазами. Зал наполнялся всадниками, подошли бронзовые и заняли свои места, некоторые были слишком вальяжными по мнению К’тиана, который всегда очень ревностно относился к формальностям, другие и вовсе не понимали зачем их собрали здесь. Молодым всадникам было плевать на власть, они не хотели думать о Холдерах или Нитях. Им нравилось просто жить в Вейре, быть вечным другом огромного и могучего существа. Но были и те, кто желал власти в хорошем и плохом ее смысле. Пожалуй, именно этого К’тиан и боялся больше всего. Предводителем должен был стать всадник, которого на самом деле заботят дела Вейра, который сможет принимать верные решения и который сумеет договориться с холдерами. Он не знал, кто мог бы подойти на эту роль, одним было слишком мало оборотов, другим слишком много. Так же была очень важна Госпожа Вейра, не каждая из Золотых сможет справиться с этой ролью.
Всадник Лита бросил быстрый взгляд на собравшихся девушек, его глаза невольно остановились на Эйвен. Пожалуй, она смогла бы стать хорошей Госпожой Вейра Бенден. И даже не по той причине, что К’тиан питал к ней чувства. Сильные чувства. Ее на самом деле волновали дела Вейра, она заботилась о здоровье драконов и всадников, как и должна это делать настоящая Госпожа. Она умела общаться с людьми, он сам ни раз видел это. Холдеры с радостью принимали у себя эту хрупкую и невысокую девушку, чей голосок легко спорил с самым громким басом. К тому же немаловажным фактом было то, что Эйвен умела слышать драконов, и они с радостью отвечали ей. Об этой особенности знали очень немногие, все драконы, конечно, но как и предостерёг девушку К’тиан в первую встречу, она молчала о своей особенности.
Но тут примешивалось личное, поэтому всадник оставил попытки предугадать кого назовет В’мар, в любом случае как только одна из королев поднимется в небо Перна и за ней устремятся бронзовые, все эти разговоры быстро прекратятся. Станет уже не важно кого назвал на Совете Предводитель. Но пака еще Золотые не поднимались в воздух, поэтому бронзовый сосредоточил свое внимание на мужчине.
Он начал говорить об Илуре, что и следовало ожидать, все знали, что Королева переживает за свою всадницу, но никто пока не мог осознать масштабов трагедии. Весть о том, что Илуре стало лучше – была доброй вестью.  К’тиан надеялся, что время, когда Вейр разорвет скорбный крик драконов, отложилось и наступит очень нескоро. Но последняя фраза В’мара ошарашила присутствующих. Он говорил это так сухо и безжизненно, словно уже давно смирился со своей судьбой. Это не могло ни печалить.
-Он почти сдался. – Раздался в голове у всадника, привычный за долгие обороты, ментальный голос Лита.
К’тиан  сам чувствовал это, силы покинули Предводителя так же стремительно, как и его Госпожу. Вероятно, впервые мужчина задумался, как связаны бывают люди, которые долгие годы проводят вместе. Его взгляд снова неволей устремился на Эйвен, они стали меняться ради друг друга, значило ли это, что они станут настолько близки, чтобы всем существом чувствовать боль друг друга. Этот вопрос все чаще появлялся в голове у Бронзового, Лит благоразумно молчал, когда его всадника посещали подобные мысли. Хотя в любое другое время он не отличался тактичностью.
В’мар продолжил быстрее,  чем кто-то успел возразить, он стал говорить о том, что не смог сделать. Да, пусть К’тиан во многом был не согласен с Предводителем, особенно это открыто демонстрировал по поводу Ф’лина, который вступил в схватку в мастерской. На этот счет было много разговоров, но в их итоге холдеры все равно остались при своем мнение, а всадники при своем. Не смотря ни на что, мнение Бронзового всадника осталось прежним, он считал, что Коричневый поступил по чести, никто не должен позволять оскорблять племя Драконов, особенно в такие суровые для Всадников времена.
И вот настал тот момент, которого с замиранием сердца ждали все. Имя, которое сейчас произнесет Предводитель может многое изменить в Вейре Бенден. Все замерли в ожидание. Прозвучало имя. Шин. К’тиан усмехнулся, он был почти уверен в этом и даже не стал смотреть на ту, которая до Брачного Полета одной из Золотых стала Госпожой Вейра Бенден. Все молчали, первым поднялся К’тиан, он больше не видел смысла в своем присутствие, вероятно, кому-то это могло показаться неуважением, но бронзовый почтительно кивнул уже бывшему Предводителю:
-Чистого неба, В’мар и Шадит. Госпожа, - он кивнул Шин и вышел из Зала.
Слова Эйвен заставили его задуматься. Что такого важного ей нужно было сказать? Остановившись у входа в пещеру, на карнизе, К'тиан стал ждать Золотую.

Отредактировано К'тиан (2013-02-27 16:10:49)

+2


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 01.03.1010 Смена власти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC