Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 21.03.1010 Весенние Игры


21.03.1010 Весенние Игры

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Персонажи: Все желающие крылатые + ГМ.
Место действия: Вейр Бенден.
Время действия: 21 марта 1010 Оборота.
Краткий сюжет: Прохождение Весенних Игр.

0

2

Утро выдалось ясным; оно бодрило запахом весны. Снежный покров практически везде растаял, лишь высоко над чашей Вейра всё ещё блистали в солнечных лучах белые шапки гор. Н’кас встал с лежака, потягиваясь; быстрыми движениями заправив постель, он вдохнул полной грудью свежий весенний воздух. Лиретт’ ещё дремал на своём карнизе; его всадник немного понежился в тёплой воде купальни и, одеваясь, решил спуститься позавтракать в Нижние Пещеры. Н’кас, конечно, мог бы заказать еду, просто крикнув в шахту подъемника, но сегодня ему хотелось пообщаться с другими всадниками. Ведь наступал день Весенних Игр – день, когда каждый всадник показывает все свои умения и навыки, когда драконы закладывают немыслимые виражи, радуясь вместе с людьми приходу тёплых дней.
Чтобы ещё больше взбодриться, Н’кас немного побегал босиком вокруг мирно спящего Лиретт’а, размерами ничуть не уступавшего некоторым бронзовым драконам. Обувшись, всадник спустился по скальной лестнице к Нижним Пещерам и вошёл внутрь. Там уже сидело с десяток всадников из разных крыльев; все оживлённо обсуждали предстоящие Игры, шутили, а некоторые даже делали ставки на то или иное крыло.
«Интересно, чьё же крыло сегодня отличится?» - подумал Н’кас. – «Я нахожусь в крыле К’лена не так долго, и у нас в основном одна молодёжь – вряд ли нас берут в расчёт. С другой стороны, наши драконы ловчее и проворнее многих взрослых из крыла К’тиана. Что же касается недавно прибывшего в Вейр К’ивана, то он вроде как ещё не успел сформировать собственное крыло и будет выступать вне зачёта. Остаётся ещё Г’реф, и вот тут вообще сложно что-либо предположить, поскольку я плохо знаком со всадниками из его крыла.»
Взяв кла и фруктов, Н’кас присел за свободный столик и осмотрелся. Внутри собрались всадники из самых разных крыльев, плюс очень много молодёжи сидело отдельно, горячо обсуждая, как их недавно рождённые драконы будут летать сегодня без своих всадников. Драконы из последней кладки оказались довольно сильными, чтобы встать на крыло в первый же месяц, и многие из них уже уверенно держались в воздухе. Конечно, выдержать вес всадника им пока ещё не под силу, но  какой же молодой дракон откажется полетать вместе со взрослыми сотоварищами в день Весенних Игр?..
Так, принимая лёгкий завтрак, Н’кас прислушивался к общему разговору и ждал, когда в Нижних Пещерах появятся другие всадники из крыла К’лена – сейчас здесь присутствовали только двое синих, болтающие о чём-то своём в дальнем углу кухни.

0

3

Сидя на скальном карнизе своего вейра, М'лан любовался двойным кратером Бендена. Сейчас он был сплошь заполнен бронзовыми, коричневыми, зелёными, голубыми и кое-где – золотыми красками. Драконы резвились, плавали в озере, разминались. Во всей этой кутерьме явственно проглядывала весна. Хотя для драконов весна и не значила (в смысле любви) столько, сколько, скажем, для скакунов или людей, но всё же огромные звери чувствовали настроение своих всадников и веселились.
Торат весело прыгал вокруг какой-то совсем ещё маленькой зелёной – абсолютно необычное для флегматичного дракона поведение, – а та пыталась вскарабкаться ему на спину. И было понятно, почему у арфиста запах фосфина всегда ассоциировался с весной – ведь приближались Весенние Игры, которые служили всадником чуть ли не единственным развлечением во время Интервала.
В голову неприятно лезли мысли о том, что сейчас вообще-то Прохождение, а Нитей нет… Но М'лан старательно отгонял их от себя, любуясь прекрасным утром. Подозвав дракона, он спикировал в чашу Вейра, слез с дракона и пошел в Нижние Пещеры – выпить кружку кла в хорошей компании.

Отредактировано М'лан (2012-06-18 17:21:02)

0

4

Даэлин сегодня проснулась ни свет ни заря - Астарта была сильно возбуждена и носилась где-то перед самым вейром. Кое-как вывалившись из вейра, всадница до отказа заполнила лёгкие свежим воздухом, а затем резко выдохнула. Голова от этого малость закружилась, зато резкий прилив кислорода заставил мозг работать быстрее. Чудесный день. Не правда ли, сонюшка? - обратилась золотая королева к своей всаднице. Да, день и вправду хорош. В воздухе витает что-то неуловимое, аж поджилки все трясутся. - согласилась с ней Дая. Драконица приземлилась возле своей всадницы, довольно поглядывая на других расшалившихся крылатых. Во время прохождения Весенних Игр, наверно, всегда такое творится. - изрекла ещё одну не лишённую логики мысль золотая. Какая разница? Мы всё равно не участвуем. Давай лучше держать кулачки за Г'рефа с Миратом и за его Крыло. Хотя, тут поговаривают, что юнцы, набравшиеся в Крыло К'лена, весьма не плохи на тренировках. - заметила в ответ Даэлин, забирать на спину своей подруги. Спустившись в Чашу Вейра, Дая отпустила Астарту полетать и перекусить. Сама же она направилась в Нижние Пещеры, чтобы перехватить кружечку освежающего кла.
Оказавшись на месте, всадница тут же заметила, что заведение-то пустует пока. Здесь были только М'лан, всадник коричневого Тората, да ещё двое синих, забившиеся в дальний угол. Г'рефа нет. - печально констатировала факт девушка, усаживаясь за стол. Вскоре ей принесли желаемый кла, и Дая его основательно пригубила. Она решила пока здесь обосноваться-  авось ещё появится интересующий её объект.

+1

5

Шин спускалась по лестнице, когда Пранта сообщила, что М'сим повздорил с мастером-кузнецом.
- Ох, Арчи всегда был... Мягко сказать, недоброжелателен к Крылатым.. Но его присутствие необходимо. Скажи мне, где сейчас М'сим?
- Прохлаждается в Нижних Пещерах.
- Отлично. Пусть он и привезет Арчи к нам в Вейр. Нужно с ним поговорить, нам нельзя нажить еще одного врага в стане холдеров.
Шин стремительно влетела в кухонную пещеру, приветливо, хотя и рассеянно кивнула Дае, ища глазами молодого бронзового. Наконец, она его заметила и решительным шагом направилась к столу, за которым он сидел.
- М'сим, я тебя искала, нужно, чтобы ты доставил сюда Мастера кузнеца. Да-да, я знаю, что у него тяжелый характер, и что он не ставит всадников ни во что. Но ты должен просто привезти его в Вейр. Поверь, ему польстит, что за ним отправили бронзового дракона! И ты должен быть очень... - Шин выразительно посмотрела на М'сима - очень вежлив. ты же понимаешь всю важность Цеха кузнецов для нас...
Всадница нашарила ногой табурет и уселась на него верхом, потирая растянутую на учениях ногу... Она оглядела пещеру и вновь взглянула на уставившегося в свою тарелку всадника.

0

6

Туманное утро едва-едва начиналось над кузнечной мастерской, но Арчи уже не спал. Кузнец не забыл того, что сегодня за ним должны прилететь; не забыл он и того, что услышал на тайном заседании Конклава лордов, куда его пригласили не так давно. Теперь мастер-кузнец намеревался воспользоваться приглашением Бендена на Весенние Игры и исполнить задуманное. Он больше не терзался сомнениями, так как знал: с властью Вейров нужно заканчивать, пусть всадники служат людям и в период мирных Интервалов, особенно таких, как сейчас. Да, во время Прохождений паритет всадников будет восстановлен, чтобы те могли сражаться с Нитями и защищать Перн – но всё остальное время они не смогут требовать даже десятины. «Каждый должен зарабатывать на жизнь собственным трудом, а не только лишь счастливым случаем Запечатления дракона», - думал Арчи, дожидаясь прилёта бронзового всадника.
Вскоре из тумана послышался шелест крыльев заходящего на посадку дракона. Арчи признал, что это было выполнено мастерски – туман сегодня оказался очень густым, и тем не менее бронзовый приземлился неподалеку от мастера-кузнеца. М’сим сдержанно, но вежливо приветствовал своего пассажира, который отверг его предложение о помощи и сам взобрался на спину дракона, тем самым давая понять, что сильный кузнец привык все делать самостоятельно.
Дракон взлетел мощным и единым порывом, и уже через пару вздохов дымка непроглядного тумана сменилась мраком и холодом Промежутка. Впрочем, последнего Арчи никогда не боялся, считая каждый полёт проверкой на прочность и бесстрашие.
Ещё через несколько мгновений взгляду кузнеца открылась огромная чаша Вейра, как всегда, поражающая своим природным величием. Но Арчи некогда было любоваться всем этим – он торопился осуществить задуманное.
Когда они приземлились, мастер-кузнец сухо поблагодарил всадника и потребовал провести его к Предводителю Вейра либо, если тот ещё не избран, то к Госпоже. М’сим сдержанно кивнул, и вскоре они вместе вошли в Нижние Пещеры. Там за отдельным столом завтракали золотые всадницы.
Арчи приблизился к столу, и тут на мгновение он, мастер-кузнец, суровый мужчина, давно забывший о нежных чувствах, потерял дар речи. Среди девушек и женщин сидела та, что заставила его судорожно сглотнуть, та, чья красота на несколько мгновений затмила его взор. Да, она казалась в два раза моложе самого кузнеца, но это было лишь ещё более привлекательным, чем сама её внешность: точёная тоненькая фигура с хорошо выраженной грудью, тонкая белоснежная шея, и лицо… Лицо его мечты, лицо, способное спеленать его разум одним лишь взглядом таинственных зеленоватых глаз. Черты лица всадницы казались Арчи идеальными, несмотря на небольшую пухлость щёк, которую скрашивали спадающие пряди чёрных волос, и так хотелось прикоснуться и погладить их, что кузнец с трудом поборол это искушение…
Наконец, не отрывая взгляда от всадницы, Арчи нашёл в себе силы произнести, запинаясь:
- Уважаемые… золотые всадницы… я мастер-кузнец Арчи, хотел бы… поговорить наедине с вашей Госпожой… - при последних словах кузнец от всей души надеялся, что последняя окажется той, на которую он так пристально смотрел…

+1

7

Офф: Думаю, моя отпись будет не лишней.

Девушка, отрешившись от забот реального мира, в кои-то веки мозга избавиться от ненужных мыслей в голове и просто отдыхать, прикидываясь предметом мебели. Какое-то время всадница даже не испытывала потребности в общении, хотя здесь было с кем поговорить. Она чувствовала радость своей крылатой, которая, кажется, только что подкрепилась упитанным верром. И ещё один повод для умиротворения: счастливый дракон – счастливый всадник. Ну, и наоборот. Тихий шёпоток, доносящийся со стороны болтающих синих нисколько не нарушал идиллии. Зато её мастерски разрушила Шин, влетев в Нижние пещеры, скоро кивнув Дае и начав что-то вываливать М’симу. Золотая лишь удивлённо на них уставилась, проморгалась, а затем, театрально изобразив вид не выспавшегося и потому неудовлетворённого человека, стала наблюдать за бронзовым и золотой.
М’сим вскоре унёсся выполнять поручение, а Шин не спешила покидать Нижние Пещеры. Дая была и остаётся довольно милой особой, но всё ж с другими золотыми она не особо дружна. Что поделать, в ней слишком сильно играл дух конкуренции. Опрокинув ещё одну порцию кла, девушка уже было засобиралась отсюда выметаться, решив, что Г’рефа она здесь вряд ли дождётся. Неожиданно со стороны входа послышались шаги. Вошедшего младшая госпожа видеть не могла, так как сидела спиной ко входу, но в сердце сама собой затеплилась надежда, что сюда вошёл мужчина, которого она так ждала. Тут же нацепив милую, но отнюдь не кокетливую улыбку, Даэлин глянула через плечо, попутно откидывая волосы и оголяя изящный изгиб тонкой шеи.
Вошедший оказался вовсе не Г’рефом, он вообще не был всадником или хотя бы из Бендена. Настроение тут же провалилось куда-то под землю, однако улыбки с лица всадница не убрала – некрасиво это, могут принять за дурной тон. Вошедших представился. Он как-то странно поглядывал на неё, Даю, словно его кто приворожил. Впрочем, младшая госпожа этим не озаботилась.
Приветствую Вас, Мастер-кузнец. Добро пожаловать в Вейр Бенден. К сожалению, Госпожа Илура сейчас находится не в добром здравии. По всем вопросам, думаю, вам следует обратиться к младшей госпоже Вейра Шиннаре. - всадница изящным движением указала на Шин всей областью кисти, опрокинув руку ладонью вверх. Грусть в голосе едва ли можно было определить, зато она застыла в глазах всадницы. Где же Г'реф?! Да, бронзовых в Нижних Пещерах что-то совсем было не густо, а ведь любят промочить горло перед важным и трудным делом...

+1

8

Люцилле как-раз довелось войти в Нижние Пешеры при разговоре неизвестного доселе ей человека и Даэлин. Инстинктивно обойдя беседующих людей стороной, она выбрала столик не далеко от входа на кухню, откуда дивно пахло печеным тестом и свежезаваренным кла. Одна из женщин как раз выносила кувшины с напитком, и девушка сделала остановку возле подноса чтобы налить бордящего напитка себе в кубок.
Хотя Люцилла уже пятый год жила в Бенден-Вейре, у нее выработалась привычка держаться подальше от других золотых всадниц, не считая Госпожи Илуры. Мир девушки круто изменился с того момента как она Запечатлела Пеорту, что несомненно ее радовало. За эти годы она набралась смелости и мудрости, особенно во врачевании драконов. Нужно отметить, что так ей удалось завоевать доверие и уважение многих жителей Вейра, впрочем она не злоупотребляла этим. Но было одно "но"  из-за которого она часто становилась объектом женских шуточек - ее коpолеве пошел шестой Оборот, и до сих пор она ни разу не поднималась в Брачный полет. Девушка редко обращала внимание на шутки, но сама все-же немного беспокоилась по этому поводу. Впрочем, как и всегда, Пеорта почувствовала невеселые мысли своей подруги:
- "Не стоит расстраиваться, ведь я расту медленно. Я поднимусь когда придет мое время, но не раньше."
От такого образца драконьей логики, Люцилла не удержалась от смеха, и тут-же прикрыла рот ладонью чтобы не смутить других.
- "Да я и не особенно волнуюсь, золото мое, все что имеет значение это то, что ты - моя королева, а я - твоя всадница."
- "Вот и хорошо. Мне не терпится увидеть начало игр. Да и тебе тоже. Сколько драконов будет летать на этот раз, как ты думаешь?"
- "Судя по количествy, я бы сказала три крыла - это уж точно. О, я вижу ты уже завтракаешь?"
Ее золотая как-раз спикировала на балкон их вейра держа упитанного верра в передних лапах. Выкусив кусок мяса из мягкого живота жертвы, Пеорта "поморщилась" в сознании девушки:
- "Эти все еще не кончились. Жесткие с прошлого месяца."
Да, последние повозки с десятиной оставляли желать лучшего. "Отборные дары" холдов скудели с каждым Оборотом, в то время как неприязнь к Вейрам росла и множилась. Всадники были отнюдь не ленивым народом, и многие предпочитали летать на охоту хотя-бы раз в месяц. Да и драконам не мешало размять крылья делая что-нибудь помимо перевозок и тренировочных полетов. - "Что ж, может-быть и мы слетаем на охоту после Игр." - пообещала Люцилла своей королеве. - "Побалую тебя сочным мясом, а?"
- "А себя - свежим воздухом!" - отвечала ей Пеорта, - "Может-быть захватим с собой компанию?" Пеорта явно пребывала в игривом настроении, и это передалось ее всаднице. В конце концов, было просто счастьем наконец-то вдохнуть свежий весенний воздух и погреться на солнышке после долгих зимних вечеров.
- "Поддерживаю! Но только если полетим на озеро, никаких мокрых фокусов! Мне вовсе не улыбается снова помогать лечить простуженных всадников, когда снаружи такая погода!" Королева так мило изобразила возмущение, что всаднице пришлось снова прикрыть рот ладонью.
Начало дня явно удалось, и его продолжение обещало быть еще более захватывающим, ведь ничто не поднимало дух Вейра, как предвкушение Весенних игр! Думая на чье крыло делать ставки в этом году, Люцилла позволила себе расслабиться с кубком горячего кла в руках..

Отредактировано Люцилла (2012-08-16 05:14:53)

+1

9

Всадник мирно досматривал последние сновидения. Его сон уже успел плавно прейти в полудрёму, когда ещё лень разлепить веки, но звуки внешнего мира ухо уже хорошо улавливает. К’лен лениво перевернулся на другой бок, чтобы свет не мешал досыпать. Увы, всаднику было не суждено мирно додремать – его дракон последнее время был чересчур нетерпелив и развязен. Вот и сейчас крылатый позволил себе шалость – он просто внаглую спихнул своего друга с кровати, оттеснив лапой.
Эрт почти всегда вставал раньше К’лена, но жалел своего друга, и часто ранним утром веселился с крылатыми собратьями и отправлялся перекусить. Нет, его всадник отнюдь не был соней, просто рабочие дни у командира Крыла почти всегда выдаются трудными и невесёлыми. После них не помешает хороший сон.
Увы, сейчас дракону изменило его терпение – он весь был в предвкушении Игр. Эрт считался самым большим драконом, после К’тианова Лита, однако бронзовый горел желанием на этих Играх всех переплюнуть. И в такой волнующий момент его друг нагло дрыхнет, ворочаясь с боку на бок – не дело!
Крылатый начал скребсти пол вейра когтями. Всадник лениво поднялся, взял подушку и запустил ею в бронзового хулигана. Фыркнув и помотав головой, Эрт поприветствовал соню-засоню: С пробуждением. Я уже было подумал, что ты так все Игры проспишь. По недовольным ноткам можно было понять, что бронзовому не терпится слетать и набить брюхо, пока его всадник будет трапезничать и удовлетворяться добрым кубком бодрящего кла.
Я когда-нибудь с тобой заикой стану... - сонливость ещё не полностью сошла, поэтому всадник не стал на дурную голову отчитывать разыгравшегося крылатого, - Будь другом, больше так не делай. Мне такой хороший сон снился... К’лен быстро умылся, экипировался и вскочил на дракона, который от нетерпения уже грозился нанести на поверхность вейра произвольный орнамент, пользуясь когтями.
Высадив своего друга, бронзовый отправился подкрепиться, пара сочненьких верров ему точно сейчас не повредят. К’лен же, как и намеревался, отправился в Нижние Пещеры. Юноша надеялся, что там будет не слишком людно, хоть он и проспал всё на свете.
Он вошёл как раз вовремя, чтобы услышать приветствие одной из золотых всадниц в адрес незнакомца. Мастер-кузнец? Занятно. - рассеянно подумал всадник, проходя мимо гостя. Здесь был почти полный набор золотых, не хватало только Эйвен, но её вообще в последнее время редко видели.
Приветствую всех. Золотые всадницы, - отвесил лёгкий и изящный поклон девушкам, - Мастер-кузнец. - короткий, но не менее почтительный кивок в адрес Арчи. Бронзовый уселся за столом, прямо напротив Люциллы. За разговором он теперь наблюдал вскользь. Ему довольно быстро принесли желанный напиток, впрочем, всадник довольно быстро осушил кубок. Откинувшись на спинку стула, всадник завёл руки за голову и сцепил их в замок, таким образом потягиваясь и освобождаясь от остатков сна. По привычке взъерошив чёлку, К’лен снова сцепил кисти в замок, упёрся локтями в поверхность стола, а на сцепленные кисти умастил подбородок. Ему следовало о многом подумать: в его Крыле был лишь молодняк, в основном, это существенно уменьшало их шансы на победу. Однако надежду бронзовый не спешил оставлять.

Отредактировано К'лен (2012-08-16 22:41:30)

+2

10

Умиротворенная и задумчивая Люцилла не сразу заметила, что к ней подсели. Взглянув на К'лена, она убедилась, что не только она одна предавалась утренним раздумьям, несмотря на превосходное настроение. Да и молодому командиру Крыла было, о чем подумать - ведь справляться с кучей юнцов было делом не из легких, даже для более опытных и зрелых всадников, не говоря уже об азарте витавшем в воздухе при Весенних Играх. Мысленно от всей души пожелав К'лену удачи сегодня, она окликнула всаднику:
- Доброе утро, Бронзовый! Я вижу, сон нелегко покидает тебя даже после чаши кла?

Отредактировано Люцилла (2012-08-17 05:28:17)

0

11

Млан махнул рукой командиру крыла. Тот явно задумался, а его настроение расползалось от него пятном подозрительной тишины и спокойствия. Ну как же так – на И'грах-то!
М'лан тихо затянул канон, отвечающий, как он подумал, настроению:
– Годы и годы крови и пепла,
Но крылья дракона наполнены ветром
И парит в небесах наша королева, –
Всадники, в небо – Нити над Перном!

В другом конце зала кто-то подхватил второй голос, и скоро пятно скуки рассосалось.
М'лан подошел к К'лену и поинтересовался, о чем же тот задумался.
– Накануне Весенних Игр чело командира крыла омрачено морщинами раздумий. Уж не о наших ли скромных персонах?

0

12

Хмуро пялясь на оставшуюся часть бодрящего напитка, всадник машинально взъерошил себе чёлку по привычке. Что поделать, ему нравится стиль неряшливого обаяшки. Как ты там, Эрт? Набил свой бездонный живот? - без особого интереса спросил он своего крылатого друга. Да, верр был вкусный. Но я бы ещё одного определил в свой пищевод. - причмокивая, сообщил бронзовый гигант. Так за чем дело стало? Подкрепись, таки сегодня нужно выложиться по-полной. - серьёзно ответил ему всадник. В ответ раздалось лишь эдакое довольное и почти полностью сытое молчание крылатого.
Сон потихоньку сходил на нет, уступая место трезвому рассудку и здравому смыслу. Да, крылатые из последней кладки Ланты не все родились крепышами. Одна большекрылая Вианта чего стоит. Ладно, они всё равно не участвуют, нужно придумать что-нибудь в качестве напутствия тем, кто будет участвовать из моего Крыла. - лихорадочно соображал не по-детски загрузившийся появившимися проблемами всадник. К’лен прекрасно знал, что у К’тиана в обиходе большая часть матёрых всадников и драконов, и большая часть молодняка как раз таки у него. С одной стороны, некоторые из Крыла К’тиана стали сдавать позиции в силу возраста, с другой – желторотая молодёжь вряд ли отличится особой прытью. Час от часу не легче, короче. Во имя Первого Яйца, чего я гадаю на кофейной гуще? Как Судьба и Госпожа Удача распорядятся, так и будет. - старался успокоить себя бронзовый. Увы, нервы так легко "лечиться" не собирались.
Неожиданно от тяжких мыслей его отвлёк голос одной из золотых. Это была Люцилла. Бронзовый взял себя в руки и слабо улыбнулся младшей госпоже. Да, вы правы, младшая госпожа. Ночь была бессонная, волнение... - ответил он всаднице.  «К жизни» всадника вернули строки из канона, которые произнёс один из коричневых – М’лан. К’лен лишь слегка отодвинулся от стола, а затем звучно поаплодировал молодому арфисту. М’лан, кстати, также вступил с ним в диалог. О них самых... О них самых... - только и смог выдавить К'лен. Это была его первая возможность проявить себя, как хорошего командира Крыла. Разумеется, он жутко волновался.

Офф: А М’лан в чьём Крыле?

+1

13

В день Весенних Игр Д’нер поднялся, едва рассвело. Наскоро подкрепившись, вернулся в вейр и снова проверил упряжь. Конечно, вряд ли она внезапно испортилась за ночь, но все же лишняя проверка не повредит.
День обещал стать по-настоящему весенним: солнечным, но не жарким; прохладным, но не сырым. Идеальный день для полетов.
К играм готовились тщательно, раз за разом отрабатывая движения. Каждый всадник желает, чтобы победило именно его крыло. Д’нер гадал, будет ли Ф’лин соревноваться. Та стычка случилась месяц назад, рана уже зажила, но целители могли посчитать его еще не готовым к серьезным нагрузкам. Всадник попытался вспомнить, видел ли он коричневого во время тренировок его крыла, но быстро отмахнулся от этих мыслей. Все и так скоро выяснится.
В следующих Играх сможет участвовать нынешний молодняк. Д’нер усмехнулся. Если К’лен не заберет сестру в свое крыло, то он с удовольствием понаблюдает за их соперничеством…
Просыпаясь, довольно заурчала Иррента. Всадник погладил ее по голове, любуясь яркой шкурой насыщенно-зеленого цвета, под которой перекатывались мускулы, когда драконица потянулась.
«Сегодня ты налетаешься…»
Он чувствовал ее предвкушение – состязательный дух драконам был присущ не менее, чем людям.
«Не ешь сегодня. Нам ни к чему набитый желудок. К тому же после кормежки тебя тянет на солнышке полежать, а не трюки в воздухе выделывать».
«Знаю! – Иррента мотнула головой. – Но завтра-то мы поохотимся?»
«Конечно».
«Поохотимся! Я хочу большого жирного верра. Или корову. Не тощих, каким нам привозят».
«Мы найдем тебе достойное блюдо», - весело пообещал всадник.
Когда Вейр уже начал просыпаться, он вновь спустился в чашу. Всадники уже собирались в Нижних Пещерах – взволнованные, тревожащиеся, предвкушающие борьбу… О, и не только всадники – в мужчине рядом со столом золотых Д’нер узнал мастера-кузнеца Арчи.
Взяв кружку кла, зеленый подсел к другим всадникам.
- Доброго утра, Крылатые, - Д’нер перевел взгляд с К’лена, явно поглощенного волнением, на М’лана. – Не знаешь ли, ты, арфист, каковы сейчас ставки на исход состязания? Не факт, что я поставлю, - но все же интересно.

Отредактировано Д'нер (2012-09-05 20:32:24)

+2

14

Возбуждение Виареты заставило подскочить просыпающуюся Элину. Девушка потянулась и, отбросив одеяло, встала с постели.
"Сегодня Весенние Игры!"- почти прокричала зелёная.
"Я знаю, милая. Совсем необязательно так кричать",- мягко ответила Элина и, одевшись, вышла к своему дракону. Зелёная стояла в своём вейре и нетерпеливо шелестела крыльями. Её глаза отливали яркой синевой, иногда меняясь на жёлтый цвет. Увидев свою всадницу, Виарета издала тихую переливчатую трель и послала ей волну любви, смешанную с волнением и нетерпением.
Девушка прижалась к тёплому боку Виареты и улыбнулась.
-Сегодня будет хороший день,- сказала она.
Зелёная согласно заворковала и ткнулась носом в плечо своей всадницы, напрашиваясь на ласку. Элина почесала надбровья драконицы, которая почти мурлыкала от удовольствия, но тут голодный желудок девушки дал о себе знать. Молодая всадница тихо хихикнула.
-Извини, Виарета, мне нужно поесть,- сказала она.
"Конечно, ступай."
-А ты не голодна?
"Нет, я хорошо поела позавчера,- Виарета чихнула и добавила,- Я пока погреюсь на солнышке. Сегодня ясно."
С этими словами зелёная вышла из вейра, потянулась, как дикая кошка, и, дождавшись, когда её всадница усядется верхом, легко спрыгнула с карниза. Элина, как всегда, затаила дыхание, заново переживая миг первого полёта с Виаретой. Но мысли о Весенних играх вернули девушку к действительности, и она, спешившись и отпустив зелёную, бодрым шагом направилась в Нижние пещеры. Неожиданно в глубине души проснулась робость. "А что, если я оплошаю на играх? Вдруг я что-то сделаю не так?" Паника, взявшаяся буквально из ниоткуда, затопила сознание в считанные секунды.
"Всё будет хорошо,- мягко сказала Виарета.- Мы покажем, на что способны!"
Элина засмеялась, уловив игривый настрой своей зелёной.
"Смотри только не перестарайся",- весело ответила Элина и вошла в Нижние Пещеры. Несмотря на ранний час там было много народу.
-Доброго утра, всадники,- звонко поздоровалась девушка, но, увидев в пещере незнакомого мужчину с узлом мастера, тут же добавила, кивнув,-Мастер.
Элина положила себе сладкой каши, налила кла и только тут задумалась, куда бы ей сесть. Волнение так и висело в воздухе, и молодая всадница даже слегка поёжилась. В конце концов, она села за отдельный стол рядом с Люциллой, К'леном и М'ланом. В это время к трём всадникам подсел Д'нер и спросил арфиста о ставках. От волнения сдавило горло, и Элина поспешно глотнула тёплого ароматного кла. Аппетит пропал, но девушка заставила себя поесть - скоро начнутся Игры. Не хватало ещё свалиться в голодный обморок на спине у Виареты.

Отредактировано Элина (2012-09-28 18:16:46)

+1

15

Шин была расстроена и немного разгневана, но понимала, что нельзя эмоциям давать выход наружу. «Мало нам проблем с Сериком, пусть даже и не таких существенных, так теперь ещё и мастер-кузнец, известный как ярый противник всадников!» - про себя подумала она, вслух же сказала:
- Уважаемый мастер-кузнец, рада представиться вам как Шин, Госпожа Вейра Бенден. По традиции, - она намеренно подчеркнула это слово, зная, насколько некоторые люди, в том числе и Арчи, могут быть приверженцами сложившихся устоев, - Предводитель Вейра будет избран в день, когда моя Пранта поднимется в брачный полёт. Что же касается разговора наедине, то мне, да и думаю, вам, нечего скрывать от остальных.
По возмущенному виду кузнеца Шин догадалась, что дело обстоит как раз наоборот, но она знала – если позволить Арчи распоряжаться её временем, то этим она ещё больше унизит всадников в глазах холдеров. «Нет уж, пусть лучше говорит сейчас и при всех или же ждёт окончания Игр и только тогда получит мою аудиенцию. Всё-таки он на праздник приехал, а не на Конклав».
- Мы очень рады будем видеть вас во время проведения Весенних Игр, где вы увидите всё мастерство драконов Вейра, - как можно любезнее произнесла Госпожа, хотя в мыслях её было совсем другое отношение к мастеру-кузнецу. Но быть Госпожой Вейра – значит умело скрывать свои эмоции и стараться держаться как можно вежливее в обращении с лордами и цеховыми мастерами, да и со всадниками и жителями холдов тоже.
Завтрак заканчивался, а это означало, что все всадники с нетерпением ожидают её объявления о начале Весенних Игр. Выйдя чуть вперёд, она жестом привлекла внимание ближайших к ней всадников, а те, в свою очередь, подали знак всем остальным, кто присутствовал в Нижних Пещерах. Остальные присоединятся позже, как только увидят взмывающие в воздух крылья.
Спустя мгновение все взоры были устремлены на Шин, и она произнесла слова, которых все ждали с таким нетерпением:
- Всадники, всадницы и их драконы! Сегодня, в день, когда весеннее солнце набирает свою ярую силу, пришло время показать все свои силы и умения, чтобы всегда быть готовыми защитить Перн от опасности. Я объявляю о начале Весенних Игр!

Всем:

Далее желательно участие кого-либо из молодых всадников, чей дракон по регламенту выделывает в воздухе пируэты; либо отпись любого из всадников, наблюдающего за выступлением молодых драконов и восхищающихся ими; дальше все по регламенту, расписанному Н'касом в "Встрече в вейре арфиста"; он сам и Арчи вскоре присоединяться к квесту с особой миссией.

+2

16

После объявления Шин, сердце Элины бешено заколотилось где-то у горла. Присутствующие в Нижних Пещерах всадники ответили ликующими криками и возгласами на слова своей Госпожи. "Ну вот и настал тот миг, которого все так ждали,- слегка дрожа от волнения, подумала девушка, поднимаясь из-за стола. -Пора!"
Хотя это были первые Весенние Игры, в которых Элина участвовала, она достаточно много знала о них из рассказов других всадников. К тому же она несколько раз наблюдала за Играми со стороны и теперь была готова показать себя и свою Виарету. Девушка вышла из Нижних Пещер с остальными и направилась в свой вейр. Нужно было успеть переодеться в лётное снаряжение к началу выступления молодняка. Виарета влетела в своё жилище, когда Элина, уже переодевшись, заплетала свои длинные светлые волосы в косу.
"Ну что, ты готова, радость моя?"- нежно спросила девушка, подбегая к своей зелёной.
"Конечно! Сегодня я смогу показать, на что способна",- Виарета горделиво приосанилась и издала переливчатую трель.
Элина улыбнулась ей и привычно забралась на спину драконицы.
"Сейчас будут выступать юные драконы без всадников",- сказала девушка.
"Я знаю. Они готовились долгое время. Надеюсь, сегодня они покажут отличный результат,- мягко ответила зелёная.
Она очень трепетно и нежно относилась к маленьким дракончикам, стараясь помочь или просто поговорить с ними при случае.
Драконица легко скользнула вниз, где уже толпились всадники и драконы. Перед ними стояли юноши и девушки со своими дракончиками. Молодняк трубил, свистел и гудел от волнения и ожидания, но этот весёлый шум только поднимал настроение и бодрил.
"К'лен сказал, что мы должны выступить после них",- сказала Элина, спешиваясь и рассматривая молодняк.
Стоявшие рядом с ней всадники здоровались с ней и, улыбаясь в предвкушении представления и соревнования, делали ставки. Наконец, громко протрубила Пранта, и все смолкли. Вперёд выступили молодые драконы и, один за другим, взмыли в небо. Арфисты, присутствующие на празднике, дружно заиграли боевую ритмичную мелодию, задавая такт юным дракончикам. Движения молодняка ещё не были наполнены грацией опытных зверей, но всё равно они прекрасно смотрелись, выделывая всяческие пируэты и воздушные фигуры. К Элине подошёл помощник из Нижних Пещер с мешком огненного камня. Виарета тут же обернулась к всаднице и раскрыла пасть, ожидая, когда девушка достанет кусок булыжника. Следующие несколько минут слышался только громкий хруст, заглушающий музыку. Другие драконы тоже начали жевать, готовясь к своему выступлению. Элина оглядела лица всадников и вдруг заметила К'лена. Его бледноватое лицо явно выделялось на фоне сидящего рядом бронзового Эрта. Девушка слегка вздохнула.
"Виарета, ты не могла бы передать Эрту, чтобы он успокоил своего всадника? - мягко попросила девушка. -Командиру следует быть невозмутимым, дабы не заразить своим волнением остальных."
Музыка смолкла, юные драконы садились рядом со своими всадниками. Их глаза ярко светились голубым и сиреневым. Всадники дружно зааплодировали, поддерживая молодых людей и их драконов, зная, каково это, выступать на Весенних Играх, наблюдая за своим подопечным с земли и оттого волнуясь ещё больше.
"Они замечательно выступили,- заметила Виарета, посылая каждому дракончику волну уверенности и одобрения. -Их всадники неплохо потрудились, тренируя и воспитывая птенцов."
"Ты права, Виарета,- откликнулась Элина и глубоко вздохнула. -Что ж, настал и наш черёд. Идём."
Всадники расступились, пропуская зелёную драконицу и её всадницу вперёд. Элина легко вскочила на спину Виарете, пристегнув страховочные ремни, и послала её в воздух. Им вслед понеслась быстрая изящная мелодия, предназначенная только для зелёного дракона.
"Ты помнишь всё, что мы с тобой разучивали",- мысленно сказала всадница, пока Виарета набирала нужную высоту.
"Конечно! Не волнуйся. И давай просто сделаем это!"- откликнулась драконица и заложила первый вираж.
Чувствуя на себе взгляды драконов и их всадников, Виарета почувствовала себя свободной и дерзкой, словно она летела в Брачном полёте, пускай она ещё ни разу не поднималась для него. Её сильные крылья делали взмахи в такт музыке, ловя потоки воздуха. Из горла вырывался глухой рокот, а глаза сверкали подобно драгоценным камням. Пускай смотрят коричневые, бронзовые и голубые. Она на многое способна! И, чувствуя пьянящую силу ветра и запах пронзительно чистого неба, Виарета издала громкий ликующий вопль, полный гордости и самодовольства. Её крик подхватили другие драконы, вплетая его в музыку и посылая в прозрачный хрустальный воздух. Зелёная, следуя команде всадницы, заложила крутой вираж и закрутилась в штопор, несясь к земле. Но через мгновение легко вышла из него, грациозно развернулась, описав дугу, и снова взмыла ввысь. Она выписывала в воздухе различные фигуры и пируэты, иногда даже импровизируя. Наконец, положенное время истекло, и Виарета пронеслась над огромной толпой, выпустив в конце длинную струю жаркого пламени. Снизу раздались громкие аплодисменты и разноголосый рёв драконов. Зелёная резко спикировала вниз и, в последний момент широко раскрыв большие сильные крылья, приземлилась.
Элина облегчённо выдохнула, вдруг обнаружив, что все волнения и страхи уже позади. Во время воздушного танца Виареты, она словно слилась с ней и не видела и не слышала ничего, кроме свиста ветра и глухого рокота драконицы. А чувство свободы и собственного превосходства буквально затопили всадницу, и теперь она, сняв лётный шлем, с улыбкой смотрела на хлопающих ей и её дракону людей и постепенно приходила в себя, пытаясь отдышаться.
"Ты была великолепна!"- сказала девушка, поглаживая шею зелёной.
"Я знаю,- важно ответила Виарета, оглядываясь на свою всадницу. От неё исходило ощущение самодовольства и веселья. -Но без тебя у меня бы ничего не вышло. Спасибо, Элина."
Девушка съехала с плеча драконицы и прижалась лицом к её тёплой шее, стараясь скрыть слёзы радости и облегчения.
"Идём, нужно уступить место другим,- мягко толкнула её в плечо Виарета. -И не забудь, мы с тобой ещё должны выступить с нашим Крылом."
"Я помню. Но больше не волнуюсь. К'лен хорошо нас подготовил, так что я уверена в нашем успехе",- ответила девушка и, ведомая своим драконом, пошла сквозь толпу, улыбаясь всадникам. Некоторые поздравляли её, некоторые просто смотрели с улыбкой, но везде ощущалось то единство Вейра, о котором так много рассказывалось в балладах.
"Сегодня мы все - единое целое",- подумала зелёная всадница, переполняясь радостью и счастьем.

Отредактировано Элина (2012-10-15 12:17:46)

+2

17

К’лен мрачно пялился в свой наполовину осушённый кубок. Ни приветствия Д’нера и Эллины, ни объявление Шин не смогли снять напряжение. Командир Крыла выглядел на редкость серьёзным и суровым. Казалось, скажи ему кто-нибудь хоть что-то на счёт предстоящих Игр, получит ледяной взгляд или холодное, пресекающее словоблудие обращение. Эрт тоже сегодня был молчалив. Бронзовый колосс важно восседал на одной из скал и ожидал, когда его всадник покинет Нижние Пещеры и присоединиться к нему. Самому К’лену также уже хотелось выйти, уйти с глаз долой от прочих всадников и поскорее приступить к Играм. Когда одолевают волнение и мандра, нужно максимально приблизить роковой час, ведь ожидание и того хуже.
Разумеется, в таком состоянии юноша был не в силах воспринимать чей-либо говор, поэтому разговор между Мастером кузнецом и Шин прошёл для него, как единая полоса идентичных звуков. Ох, расслабься, честное слово. Запаникуешь - подведёшь всех, и себя в том числе. - немного нервно сказал Эрт. Бронзовый ответил не сразу, для него и напутствия дракона не сразу обрели смысл. Я-то практически полностью уверен в себе, а в тебе и подавно. Я не верен в том, что достаточно хорошо обучил молодых. Много раз видел тренировки Крыла К'тиана - вот кому надо подражать. Его всадники всегда собранные, активные, расторопные. А у меня? Некоторые до сих пор тормозят при команде взлёта. - не особо оптимистично отозвался всадник. Верь в них, и они не подведут тебя. - просто откликнулся крылатый. Клену оставалось лишь пожать плечами, он сможет судить о сегодняшнем дне только по прошествии оного.
Всадник вышел из Нижних Пещер, предварительно всем суховато пожелав удачи. Эрт приземлился прямо пред ним и подставил одну из лап, чтобы юноше было удобнее взбираться на его спину. Вскоре они оба были в своём вейре. Эрт стал ожидать на площадке перед входом, невозмутимо обозревая просторы. К’лен же стал спешно переодеваться в лётный костюм.
Выскочив из вейра полностью экипированный, всадник в мгновение ока оказался на спине своего бронзового друга. Ну-с, понеслась. - дал команду Эрт и сорвался в головокружительном вираже, покидая карниз.
Внизу уже собралась толпа, всем натерпелось начать. Судя по нервному тику, молодёжь беспокоилась и пребывала в сомнениях. Бронзовый решил до самого выступления не трепать нервы членам своего Крыла и не говорить в назидание кучу бессмысленной чуши. Он просто пожелал всем попутного ветра и чистого неба. Лицо стало невозмутимым, и дракон всадника одобрительно рыкнул. Думаю, мы, по крайней мере, сможем составить достойную конкуренцию оппонентам. - бодро заявил юноша. До ушей бронзового доносились крики поддержки толпы, кто-то делал последние ставки, некоторые проверяли экипировку, другие просто ушли в себя, пытаясь найти внутренний покой. Всадник ни на что не обращал внимания, он ждал начала представления.
Неожиданно Эрт сообщил, что Виарета предает от Элины слова поддержки и просит не волноваться. Не отрывая взгляда от одной точки на площадке, всадник подумал: С чего это она взяла? Я, вроде, нервным тиком не страдаю, да и не столь бледный, как юные Крылатые. Впрочем, юноша таки решил отправить встречное послание. Через пару секунд Эрт уже передал Элине через её зелёную, чтобы та сосредоточилась и думала в первую очередь о своей задаче, а не давала советы. Грубовато. - не удержался дракон от комментария. Зато действенно, легко говорить кому-то стороннему, когда он не командир Крыла. - отмахнулся К'лен.
Представление началось. Молодёжь, превозмогая дрожь в коленях и дикий страх, взмыла в воздух на своих крылатых. Конечно, их трюки пока что не шли ни в какое сравнение с умениями более опытным и зрелых крылатых, но у них было ещё всё впереди. В общих чертах бронзовый был доволен положенным началом. Виарета и Элина тоже неплохо выступили, было видно, что сама парочка тоже довольна. Что ж, вскоре прелюдия должны кончиться, и в дело пойдут Крылья вместе со старой гвардией всадников.

Офф: Элина, пожалуйста, никогда не описывай действия моего персонажа за меня. Теперь в твоём посте идёт противоречие тому, что я описал. Правь пост.

+2

18

Ответ М’лана всадник пропустил мимо ушей – его внимание привлекла Шин, объявившая о начале Весенних игр. А дальше ему было уже не до ставок, пора было готовиться к выступлению.
Иррента поджидала его с нетерпением – это выдавали и светящиеся глаза, и подрагивающий кончик хвоста, пару раз стегнувший Д’нера по ноге, пока он надевал упряжь. Перехватив волосы ремешком, чтобы не помешали позже надевать шлем и не выбивались из-под него, падая на глаза и закрывая обзор, зеленый натянул летную куртку.
«Готова?» - драконица насмешливо-торжествующе рыкнула в ответ.
Он спустился в Чашу Вейра, присоединившись к своему крылу. Первыми летали юные дракончики из последней кладки – всадника они еще не могли нести, но набрались достаточно сил, чтобы выделывать в воздухе грациозные пируэты. Д’нер особенно внимательно проследил за полетом Кейлита и Вианты.
Наконец молодняк завершил выступление, присоединившись к своим всадникам, не отрывавшим ранее от них глаз. И в воздух взмыла Виарета, молодая зеленая из крыла К’лена. Она выступала в одиночку, без других всадников крыла, кружилась подобно танцовщице и в конце выпустила струю пламени.
«Неплохо, а?»
«Я и лучше могу! - надменно фыркнула Иррента. – Ей опыта не хватает».
«Поумерь самомнение, милая… Так, теперь наша очередь».
Им подали огненный камень, зеленая послушно сжевала положенную порцию. Взобраться на драконью спину, дождаться сигнала К’тиана – и они разом взмыли в воздух. Ветер в лицо, могучие крылья мерно вздымаются и опускаются, вознося их все выше и выше, ровным строем, не выбиваясь из ритма, словно полтора десятка всадников со своими драконами – единый организм.
Выше в небе, над ними появились всадники. Сверкнули на солнце серебром муляжи Нитей…
Действия были отработаны едва ли не до полного автоматизма, чтобы не сбиться, не допустить ошибки, которая в настоящем бою могла бы стать роковой. Зеленые поднялись чуть выше остальных, они были первыми на пути «Нитей». Серебристый отсвет – и Иррента дохнула огнем, сжигая выкрашенные веревки. И еще раз. И еще…
Сжечь. Переместиться вправо. Сжечь. Теперь вперед и чуть выше. Порыв ветра швыряет в них целый клубок псевдо-Нитей. Выдохнуть пламя, уходя в Промежуток, чтобы тлеющие остатки не задели крылья. Вынырнуть из холодной пустоты, скользнуть влево…
В момент они были едины как никогда. Брачные полеты, когда сознание всадника сливается с драконьим, другое дело; сейчас они оба полностью осознавали себя как дракона и как всадника – но как единых дракона и всадника, ставших одним смертоносным для противника оружием и надежным щитом для людей, оставшихся на земле.
Наконец от Лита пришел сигнал: «Закончили, снижаемся!» Все так же, одним строем, крыло устремилось к земле. Соскочив с зеленой, Д’нер снял шлем и первым делом осмотрел Ирренту, ища следы от краски. Их не было, к счастью, - ему-то показалось, что одна из «Нитей» все-таки мазнула по кончику крыла. К’тиан одобрительно кивнул, показывая, что доволен выступлением. Если кто-то и ошибся, командир укажет это позже. Соревнования еще не окончены.
Д’нер уткнулся в пахнущую дымом шею Ирренты. «Ты была прекрасна, моя милая», - в ответ она ласково ткнулась в него носом и тут же вскинула голову: новое крыло уже поднималось в небо.

+3

19

Н’кас заканчивал завтракать в тот момент, когда прибыл мастер-кузнец. Всадник его ещё ни разу не видел, но многое слышал об Арчи – и огромная часть этих слухов не говорила о нём ничего хорошего. Впрочем, нельзя судить о человеке по распространяемым о нём слухам. Поэтому всадник с интересом прислушивался к его разговору с Госпожой Вейра. При этом Н’кас с удивлением отметил про себя, что Арчи каким-то образом настроен говорить скорее с Даэлин, чем с Шин, словно он влюбился, как последний мальчишка. Но коричневый поначалу не придал этому большого значения, ведь сами поведение мастера-кузнеца и особенно - его поза - были подчёркнуто-вызывающими, провоцирующими на конфликт.
Шин нашла наиболее вежливый, на взгляд Н’каса, выход из ситуации, а затем объявила о начале Весенних Игр. После этих слов всаднику стало не до мастера-кузнеца, ибо он поспешил к своему вейру, где уже ожидал его Лиретт’.
«Пранта передает, что наше крыло выступает третьим», - сообщил дракон. В его голосе чувствовались нетерпеливость и желание показать всем, на что он способен. Неудивительно, ведь Лиретт’ был едва ли не самым зрелым и опытным – после Эрт’а, конечно же – драконом в крыле К’лена, значительную часть которого составлял молодняк. Некоторые драконы летали уже два-три Оборота, другие же едва поднялись в воздух со всадниками месяца три назад. Тем не менее, Н’кас считал, что ему нельзя волноваться, равно как и его дракону, чтобы не подавать дурной пример молодёжи.
Выступление тех драконов, которые вылупились в последней кладке, оказалось эмоционально-ярким, и всадник от всей души порадовался, что драконы, появившиеся на свет совсем недавно, уже прекрасно чувствуют себя в полёте – осталось лишь окрепнуть настолько, чтобы подняться в воздух со всадником на спине.
Затем Элина, всадница его крыла, показала отличное сольное выступление вне зачёта – зелёные всегда славились своей ловкостью и быстротой, и Виарета это в очередной раз доказала. После неё пролетели ещё несколько зелёных, но их полёты оказались не столь захватывающими и головокружительными. И вот, наконец, крыло К’тиана начало готовиться ко взлёту, чтобы продемонстрировать все свои способности. Несколько молодых всадников из крыла К’лена присоединились к тем, кто сбрасывал «Нити» сверху, стараясь максимально усложнить задачу всадникам, но те всё равно справились практически без ошибок. Н’кас покачал головой, не уверенный, что их крыло справится столь же грамотно, и тут же одёрнул себя, вспомнив, что не должен сомневаться. Они с Лиретт’ом плавно снизились в чашу Вейра, где уже выстраивалось их крыло, но сперва нужно было дождаться выступления тех, кто уже поднимался в воздух над Вейром в этот праздничный весенний день. Следующими свои умения собирались показать всадники из крыла Г’рефа…

Офф:

Итак, далее кто-то из крыла Г'рефа или он сам

+2

20

Для бронзового всадника М’дира, второго в крыле после Г’рефа, сегодняшний день был не только праздничным, но и определяющим. Ведь близился полёт Прант’ы, и каждый бронзовый дракон, в том числе и его Поринт’, сегодня не просто показывал отработанные в тренировках способности, но и словно похвалялся перед вероятными соперниками. Все бронзовые сегодня хотели показать лучшее, на что они способны; вот только Г’реф не особо стремился участвовать в таком соревновании, ведь его дракона интересовала вовсе не Прант’а. Это послужило причиной небольшой расслабленности некоторых всадников и драконов их крыла; впрочем, вчера М’дир пресёк это безобразие, решительно заявив, что в день Весенних Игр все должны показать свои лучшие качества, иначе он лично отправит провинившихся в Вейр Плоскогорье, чтобы, как выразился бронзовый, «там их поучили уму-разуму».
После этого, кажется, все всадники настроились достаточно серьёзно; М’дир сейчас удовлетворённо глядел, как слаженно и идеально выстраивается их крыло на земле перед взлётом. Оставалось надеяться, что и в воздухе они выступят так же хорошо, единым порывом. При этом нужно было приблизиться к идеалу, ведь крыло К’тиана справилось со своей задачей почти безошибочно.
«Что ж, сейчас они увидят кое-что необычное», - усмехнулся про себя М’дир, подавая сигнал ко взлёту – именно он придумал трюк со взлётом, который спустя мгновение увидели все жители Вейра и прибывшие на праздник гости. Все драконы их крыла решили показать свою силу и ловкость и согласились участвовать в необычной для них затее.
Через секунду все восхищённо ахнули. Крыло под водительством Г’рефа поднялось в воздух довольно интересным способом – драконы оттолкнулись от земли передними лапами, а задние развели чуть в стороны; таким образом, они поднялись в воздух и взлетели за счёт небольшой инерции от первоначального толчка и невероятной силы крыльев, которые со свистом взрезали воздух. Не шевеля лапами, драконы взмыли в воздух над Вейром; напоследок М’дир окинул взглядом зрителей, читая на их лицах восхищение. Но вот он натолкнулся на осуждающие взгляды Шин и Даэлин, и понял, что нельзя было рисковать всеми драконами их крыла; в конце концов, кто-нибудь мог надорваться и поломать или вывихнуть крылья. «Ладно, пусть в следующий раз это будут только самые опытные и сильные», -  решил всадник про себя, когда его дракон рванул вверх навстречу пусть условному, но всё же врагу.
Большинство драконов летели теперь как и обычно, но некоторые из них вместе со своими всадниками слишком залюбовались произведённым эффектом – и едва не пропустили первую атаку сбрасываемых на них серебристых верёвок. В результате на лицах некоторых всадников остались отметины, и М’дир постарался запомнить, кто именно из их крыла оказался «ранен». В следующий раз он не включит их в список тех, кто будет выполнять трюк, подобный сегодняшнему. В момент атаки Нитей не до самолюбования или риска, пусть уяснят это надолго.
Впрочем, дальше и М’дир, и Г’реф, и остальные всадники их крыла действовали довольно слаженно и уничтожили все сброшенные на них верёвки. Пришло время снижаться для посадки, и тут уже пришла очередь М’дира готовиться к гневной отповеди со стороны Шин и Даэлин.
Но, прежде чем идти отчитываться перед золотыми, бронзовый всадник успел пожелать удачи своему лучшему другу Н’касу, который вместе с крылом К’лена собирался взлететь в голубеющие небеса над Бенден-Вейром…

Далее:

собственно далее пишут или сразу К'лен (если он появится), или Н'кас (если лидер крыла не появится), а также могут отписаться Даэлин, или НПС за Шин

+1

21

Коричневый всадник на несколько мгновений застыл, восхищённый манёвром, который придумал друг, но затем Н’кас нервно переступил с ноги на ногу, осознав, насколько опасен оказался трюк – не столько для всадника, сколько для дракона. «Надо сказать М’диру, чтоб был поосторожней», - подумал Н’кас, и тут же обратил внимание на то, с каким восхищением восприняли манёвр молодые всадники их крыла. К’лен почему-то безмолвствовал,  и поэтому коричневый всадник решил вразумить некоторых особо восторгающихся:
- В этом манёвре нет ничего сложного, - молодежь одобрительно загудела, рассчитывая, что он предложит повторить трюк, но Н’кас суров свёл брови и продолжил: - для всадников, но не для драконов. Я не думаю, что каждый из вас готов рисковать своим любимцем, ведь он может сломать одно крыло или оба.
Кажется, это заставило всех умолкнуть и задуматься, ведь никому не хотелось травмировать дракона, и любой всадник это осознавал. Н’кас добавил для острастки:
- Особенно это касается молодых, неокрепших драконов, ещё не готовых к подобным трюкам. Да и в борьбе с Нитями, если таковые снова начнут падать, этот манёвр станет лишним, он выпьет силы у дракона, так необходимые ему в воздухе, а не при взлёте. Надеюсь, всадники крыла Г’рефа это тоже понимают.
После этих слов больше никто не изъявил желания излишне рисковать. К тому же, пример тех всадников, что оказались «ранены» после полёта крыла Г’рефа, оказался налицо.
Но вот пришла и их очередь показать, на что способны. К’лен дождался приземления всех всадников предыдущего крыла и дал сигнал ко взлёту. Их крыло не запасло никаких трюков, так как основной задачей была поставлена слаженность во время сражения с «Нитями».
Первые верёвки посыпались на них сверху, и Н’кас ловким движением отправил огненный камень из притороченного к седлу мешка в пасть Лиретт’у. Тот отозвался ментальной благодарностью и ринулся навстречу летящим в их сторону окрашенным верёвкам. Гневно выдохнув, он спалил «Нити» дотла и тут же ловко увернулся от тех, что падали ему на хвост. Новый манёвр – и вот они сжигают ещё несколько верёвок. В этот момент Лиретт’ и ещё один синий дракон оказались почти под ударом «Нитей», и Н’кас, который уже отрабатывал манёвр с другим всадником, передал через Лиретт’а две соседствующие координаты чуть сбоку и ниже. Несколько ледяных мгновений Промежутка – и вот они уже синхронно появляются в заданной точке, что наверняка не осталось незамеченным.
Но гордиться ловким манёвром времени не было – они летели к новому скоплению верёвок, чтобы сжечь и их, а затем к другому, третьему, четвёртому… Коричневый и синий дракон ещё несколько раз повторили синхронный прыжок в Промежуток. Во время битвы некогда было обращать внимание на то, как успешно справляются с задачей остальные, но когда верёвки уже прекратили падать, и они получили сигнал к приземлению, Н’кас в первую очередь обратил внимание на серебристые отметины. Последние красовались лишь на лицах тех всадников и боках тех драконов, для которых подобные соревнования проходили если не впервые, то всего лишь во второй раз. Все остальные всадники, и Н’кас с К’леном в том числе, справились со своей задачей блестяще.
Приземлившись, Лиретт’ поневоле оказался рядом с Виарет’ой. Кажется, Элина и её зелёная тоже не пострадали во время полёта. Спустившись с Лиретт’а, Н’кас галантно подал девушке руку, помогая слезть на землю, а затем спросил:
- Ну как впечатления от первого полёта? Всё ли получилось?

+1

22

Элина с благодарностью приняла руку коричневого всадника и с облегчением перевела дух, спустившись на землю.
-Спасибо, Н'кас,- улыбнулась она. -Полёт был замечательным и столь же утомительным. Хотя мы столько тренировались, я ужасно боялась оплошать. Да и после первого выступления я чувствовала себя выжатой до капли. Всё-таки Весенние Игры - дело серьёзное.
Девушка озорно засмеялась и оглянулась на свою зелёную. Та довольно урчала, сверкая голубыми глазами.
-Но Виарета оказалась намного собраннее и хладнокровнее меня,- погладив тёплый зелёный бок, сказала всадница. -Так что все Нити уничтожены, а на нас ни царапины. То есть ни отметины.
Драконица фыркнула и слегка приосанилась.
"Мы молодцы",- сказала она и повернула голову, оглядывая других драконов.
-Вижу, вы с Лиреттом тоже оказались на высоте. Поздравляю,- Элина снова улыбнулась и тоже оглянулась на всадников из Крыла. -Из наших кто-нибудь пострадал? Я была так поглощена полётом, что не видела ничего вокруг.
Девушка вспомнила, как, от волнения судорожно вцепившись в упряжь, пыталась уследить за всем и сразу - смотреть, чтобы не попасть под дождь Нитей, вовремя подавать Виарете огненный камень, да ещё стараться держать в голове нужные ориентиры, чтобы ни с кем не столкнуться в воздухе.
"Драконы не сталкиваются,- обиженно фыркнула зелёная, будто говоря: "За кого вы нас принимаете?!". -Мы знаем, кто где находится."
"Я понимаю, милая, но мы, люди, пожалуй, более эмоциональны, потому и переживаем вдвое больше вашего. Я ведь не знаю, как вы чувствуете друг друга в воздухе и в Промежутке."
"Просто поверь мне,- мягко ответила Виарета, ткнувшись носом в плечо всадницы. -Я не подведу."
"Я верю,"- улыбнулась девушка, поглаживая тёплый нос.

+2

23

Весенние игры, долгожданное событие. С’кар знал, как тщательно всадники готовятся к соревнованию. Он и сам приложил усилия, тренируя крыло, чтобы они выступили достойно, даже если не победят.
Бронзовый внимательно следил за летавшими перед ним. Драконы из последней кладки уже встали на крыло, что не могло не радовать, и вдохновенно носились в воздухе. Зеленая из крыла К’лена – неплохо, особенно учитывая ее молодость. Всадники К’тиана – почти безупречно, С’кар одобрительно кивнул, довольный тем, что к подготовке они подошли серьезно. Покосившись вбок, заметил, что Лиа следит за полетом с не меньшим интересом. Рада за своего друга, вон как глаза блестят…
Выкрутасы Г’рефа пришлись С’кару не по нутру. Зрелищно, да – но рисковать драконами и всадниками? Если он станет Предводителем, необходимо будет серьезно поговорить с этим юнцом. Впрочем, золотые, кажется, не разделяют восторга остальных, по лицу Шин видно, с каким наслаждением она бы задала командиру и его помощнику хорошую трепку, - так что внушение получится впечатляющим и без его участия.
Крыло К’лена справилось не блестяще, но если учесть количество молодых всадников, не столь давно вышедших из звания молодняка и распределенных по крыльям, - на первый раз сойдет. Неудачи способны подстегнуть к лучшим тренировкам: главное, чтобы командир не разочаровался в своих силах. Впрочем, жажда реванша тоже хороша в меру.
Теперь была их очередь.
За свое крыло С’кар почти не волновался: справятся. Даже если не выиграют, выступят на уровне. Беспокоил его только Ш’хан, недавно переведенный из Форта. Он вроде бы неплохо слетался с остальными, но достаточно ли этого?
«Вперед!»
Крыло слаженно оторвалось от земли и быстро набрало нужную высоту. Синие и зеленые скользнули выше, между ними и бронзовыми остались коричневые.
«Передай, чтобы не забывали сохранять строй».
«Передам. Но они помнят».
Вот и первые Нити. Огненные вспышки расчертили небо.
С’кар не первый раз участвовал в Играх, все это уже было ему знакомо, главное – не расслабляться, считая, что если не впервые – то справиться раз плюнуть.
Один из синих, кажется, именно так и посчитал, нить упала дракону прямо на крыло. Мысленный рык Кайета опередил С’карово проклятие.
Зато остальные, почуяв, что командир недоволен, подобрались, еще старательнее выполняя заученные движения.
А вот эта Нить – последняя. Бронзовый передал напоминание всадника, и зеленая Лиа скользнула вниз, уходя в Промежуток и тут же появляясь в нескольких футах от Нити, специально пропущенной остальными. Выдох – и серебристая цель рассыпалась пеплом.
«Она молодец. Передай ей мою похвалу. И скажи всем, что мы закончили».
Этот трюк был придуман именно для зеленой, желающей проявить себя. Не факт, что его оценят, но на Играх – можно, вреда не принесет. А Лиа достаточно умна, чтобы не повторить это в настоящем бою.

+2

24

Следя за полётом крыла Г'рефа, Ш'хан нахмурился. Несомненно трюк при взлете взбудоражил и восхитил зрителей, но увы только невежественным холдерам не было-бы ясно что подобные выкрутасы крайне опасны для всадников. А уж для драконов и подавно. Увидев краем глаза лицо своего командира, всадник усмехнулся. С'кар с довольно холодным выражением лица перевел взгляд на мрачную Шин, и Ш'хан понял что он далеко не единственный, кого трюк крыла Г'рефа не привел в восторг. Однако всадник пожал плечами: он не Предводитель Вейра, не командир, и даже не помошник командира чтобы наставлять кого-то. Справятся и без моих лишних замечаний, подумалось Ш'хану.
Всадники крыла С'кара все как один приготовились к взлёту - настал их черед. Ш'хан и Зигет', словно каменные изваяния застыли с напряжеными мышцами и устремили взгляд на сжатый кулак командира. С'кар взметнул руку вверх в одно и то же время с ментальмым сигналом Кайет'а "Вперед!", и Зигет' с остальными членами крыла мягко и резво оттолкнулись от земли, взмыв ввоздух. Ш'хану очень хотелось проявить себя в этом полёте, но учитывая его новый и неустойчивый статус в Бенден-Вейре он властно направил Зигет'а вместе с остальными драконами к высотам, где на них уже неслись серебристые макеты.
Поняв порыв своего всадника, бронзовый не стал перечить и охотно устремился вверх, открывая пасть для струй пламени:
- "Первая волна!"
Спустя мгновение небо над Вейром озарилось огненными вспышками нескольких десятков драконов. Пламенные языки лизали "Нити" то слева то справа от Зигет'а и Ш'хан сосредоточился на точности прыжков в Промежутке, не мешая своему дракону исполнять его часть работы.
Умудряясь сохранять заданный С'каром строй, драконы постепенно уничтожили все макеты до последнего.
- "Падение закончилось!" - передал своему всаднику Зигет'.
- "Глупыш, это просто макеты для Игр" - усмехнулся всадник.
- "Я знаю, но мне нравится думать что это Нити и мы сражаемся по-настоящему",
в голосе дракона слышалась досада.
- "Я знаю, друг мой", - Ш'хан одобрительно кивнул Лиа. Ему понравился маленький шах и мат с трюком зеленой перед концом выступления. Приземлившись, он одобрительно похлопал своего бронзового по шее. Не смотря на их рвение отличиться, они сдержанно выполнили все указания с точностью и это несомненно положительно отразится на крыле, решившем принять новичка перед самыми Играми.

Отредактировано Ш'хан (2012-12-02 12:27:25)

+2

25

Шин укоризненно покачала головой, наблюдая за манёврами всадников из крыла Г'рефа. Игры играми, а безопасность драконов и всадников должна стоять на первом месте! Будь это настоящее Падение, такой трюк наверняка обернулся бы жертвами. Остальные Крылья отлетали хорошо, даже несмотря на то, что некоторые неопытные всадники получили "боевые отметины". Ну ничего, у них ещё будет время для тренировок. Наконец, настало время для выступления Крыла королев.
"Ты готова, радость моя?"- с улыбкой спросила Шин, поворачиваясь к Пранте.
"Разумеется",- спокойно ответила золотая, подходя ближе.
Девушка проверила огнемёт и легко уселась между гребнями королевы. Остальные золотые всадницы тоже были готовы, так что Шин, на всякий случай проверив, нет ли над ними драконов, подняла вверх сжатый кулак. Королевы легко оторвались от земли и стройным клином взмыли в небо. Спустя мгновение сверху посыпался дождь "Нитей". Шин передала королеве ориентиры, и золотая послушно скользнула в сторону, наклонив голову, чтобы не мешать всаднице. Вверх взметнулась струя пламени, и Нить рассыпалась в пепел. Пранта удовлетворённо заворчала и развернулась к следующему муляжу. Золотые искрящиеся полосы мелькали на фоне голубого неба, словно яркие лучи. То тут, то там вспыхивало пламя, уничтожая серебряные Нити. Со всех сторон слышались звуки выстрелов, шелест крыльев и рёв драконов.
"Как дела у остальных?"- спросила Шин после очередного выстрела.
"Пока в порядке. Осторожно, там ещё одна",- ответила королева и нырнула вниз.
Шин посмотрела на остальных золотых. Грациозные движения, лёгкое скольжение по воздуху, точные выстрелы. Настоящие королевы. Всадница расправилась с очередной Нитью и взглянула наверх. Последние два муляжа исчезли в огне, и королевское Крыло стало постепенно снижаться.
"Мы неплохо справились",- сказала Пранта, косясь на девушку зелёным глазом.
"Я тоже так думаю,- улыбнулась Шин и погладила сильную шею королевы. -Спасибо."
Пранта громко затрубила и приземлилась вместе с остальными королевами, с гордостью глядя на других драконов и всадников, которые криками и аплодисментами поздравляли золотых с успешным выступлением.

+1

26

Мысленно сравнивая выступления боевых крыльев, Люцилла немного поморщилась - самые молодые как всегда в своём репертуаре. Но желающие отчитать вседа найдутся, а вот поучить уму-разуму на практике, увы, мог не каждый. Наставник молодежи Вейра был временами слишком строг и пропускал важные ньюансы. В результате не все всадники внимали и учились прилежно.
В который раз мысленно поблагодарив нового Предводителя Плоскогорья за систему обмена всадниками, девушка почувствовала, как напряглась её золотая.
- Мы готовы к взлёту, - услышала она. Это не был голос Пеорт’ы, но разбираться кто что сказал времени не оставалось: Шин уже оседлала Прант’у и приготовилась к команде на взлёт.
Вскочив на шею свой королевы, Лю краем глаза проверила давление бака огнемета и сосредоточилась. Взметнувшийся кулак Шин на мгновение стал центром всеобщего внимания, и тут-же несколько колоссальных золотых драконьих тел с удивительной ловкостью оттолкнулись от земли, взмахивая мощными крыльями на удобном расстоянии друг от друга.
Через пару минут королевское крыло уже вовсю сжигало серебристые муляжи в небе над чашей Вейра. Целясь в очередную горсть Нитей, Люцилла на мгновение подумала каково это - наблюдать мощь всего королевского крыла, великих матерей драконьего рода, вставших на защиту Перна. Пускай это и были всего лишь игры, но она часто видела слёзы радости и умиления на восторженных лицах арфистов и холдеров в иные Обороты.
Золотая королева одобрительно рыкнула мыслям своей подруги, взяв слегка вправо и предоставляя Люцилле достаточно места для огня. И вот наступил конец выступления - последний муляж был сожжен метким выстрелом Даэлин. Посмотрев на грациозное снижение других королев, она осведомилась у Пеорт’ы о всеобщем результате выступления.
- Крыло летало хорошо, Шин с Прант’ой довольны, - удовлетворительно ответила золотая, - самой аккуратной во время Падения была Талинта. Ни одна Нить не проскользнула!
- А как насчет самых быстрых? - помахав летящей сзади Лоране вопрошала всадница. Драконья логика явно развеселила её.
- Эльта летала отлично! - было ей ответом.
Оглянувшись вокруг, Лю обнаружила золотую королеву и седящую на ней Эйвен справа от Даэлин. Женщина обернулась лицом к ним - видать восторг Пеорт’ы слился с возбуждением других королев. Одобрительно кивнув в ответ, Люцилла на мгновение задержала взгляд на так и сияющей под весенним солнцем шкуре Эльты. Что-то глубоко внутри заставило её обратить на это особое внимание, но Пеорт’а помешала ей поразмыслить, слегка шатнув всадницу при посадке.
Везде куда ни глянь торжествующие лица всадников и прочих гостей поздравляли королевское крыло с удачным выступлением. В общей суматохе чья-то мужская рука протянула Люцилле небольшой бокал с ароматным бенденским. Без всяких раздумий всадница мигом его осушила.

+3

27

Шкура Эльты в этот день сияла на солнце по-особенному. Она излучала внутренний свет, и делала это как-то по-своему, что и не каждый мог понять причину этого света. Сияние было неярким, и практически незаметным, но Эйвен заметила его еще проснувшись. Ей причина была ясна еще минувшим днем. Ее Золотая вдруг, наплевав на все порядки и очередность, почувствовала необходимость Брачного Полета. Никто не может предсказать, когда природа дракона возьмет свое, однако прежде такого короткого периода между Полетами у Эльты не было. Да и сама Эйвен не была готова. Они давно жили вместе с К’тианом, и вопросов, кто догонит Эльту в этот раз, даже не возникало, однако в сложившейся ситуации Эйвен надеялась, что симптомы окажутся ложными, или кто-то из других Золотых поднимется перед ней. После собрания стало ясно, что теперь вопрос о Полетах Золотых на первом месте. Все ждали Пранду и ее всадницу Шин. Даже Предводитель назначил ее временно исполняющей обязанности Госпожи Вейра. И Эйвен не собиралась создавать ей конкуренцию. Только с природой спорить бесполезно. Как бы Эйвен не уважала Шин, как бы ни хотела, чтобы назначение осталось за ней, а тут уж спорить не приходится. Предупредив К’тиана еще после собрания, она сообщила ему и о возможных последствиях для него. И как показалось Всаднице, отреагировал он несколько хуже Всадницы. Словно она в этом виновата. А ведь ни Эйвен, ни Эльту никто не спрашивал.
Сама Эльта была рада событию куда больше. Она не сомневалась в том, что Лит в очередной раз догонит ее, а вот Эйвен начинала сомневаться, что К’тиан вообще решит лететь. Кроме этого, Эльта явно более честна была перед собой, чем ее всадница, и перспектива стать Королевой Вейра ей нравилась куда больше.
Но вернемся к происходящему. Весь Вейр был во внимании, а Крылатые парили в небе, пикируя на виражах. Захватывающее и потрясающее зрелище. Искусственные  Нити падали на всадников и драконов, но это не вселяло того ужаса, что могло бы во время настоящего Падения. Потому Эйвен с неким наслаждением смотрела, как всадники крыльев состязаются в полете. И пусть не каждый понимал еще, что такое настоящие Нити, но летали они отлично. Когда в небо поднялся К’тиан с его крылом, всадница не смогла сдержать улыбки. После стольких лет она могла признаться себе, что действительно любит этого человека, не говоря уже о той любви, которую испытывала к Литу. Бронзовый стал для нее кем-то вроде второго ребенка. Или, вернее, первого, так как появился гораздо раньше Кэйвена.
- Он станет таким же великим, как и его отец, - подала голос Эльта. – А может и куда более великим, если нрав у него будет не ваш.
- И не стыдно тебе обвинять свою же Всадницу в непокорном нраве? Если бы его не было, что б ты делала без меня? – женщина улыбнулась и дружелюбно ухмыльнулась Золотой.
- Ничего хорошего. Это точно.
Эйвен погладила дракона по шее и приготовилась взобраться верхом, так как подошла очередь крыла золотых.
- Сильно не усердствуй. В отличии от тех сумасбродных молодых всадников, нам себя выставлять не нужно, - обратилась она к Эльте, и, дождавшись сигнала, обе поднялись в воздух.
И пусть Холдеры считают, что драконы массивны и неповоротливы, что они лишь безмозглые животные, которыми управляют полные психи, они ведь просто никогда не прикасались к мыслям дракона. И уж тем более никогда не парили в воздухе на их крыльях. Незабываемое, ни с чем несравнимое чувство, которое захватывает тебя, увлекает и обволакивает. Прилив адреналина и эйфории разом. Сколько бы Эйвен ни поднималась в небо, каждый раз она чувствовала наслаждение. И только в небе она чувствовала себя по-настоящему живой.
Задав координаты, Эйвен следовала за Шин, сжигая Нити огнеметом. Когда последняя была уничтожена, золотые драконы и их всадницы грациозно опустились на землю. Эйвен взглядом нашла К’тиана и мысленно позвала Лита.
- Вы замечательно летали! Ты как всегда неподражаем, Лит!
Похвалить Лита отдельно было важно, так как он знал о небольшом таланте Золотой, и хвалить его через К’тиана было бы почти неуважением. Оставив Эльту греться на солнышке (или, вернее, фактически красоваться), женщина подошла к Бронзовому. Своему единственному Бронзовому.
- Отличный полет, - мягко улыбаясь, сказала она. – Он заслуживает награды.
Как-то слегка коварно и, вместе с тем, заигрывающее Эйвен улыбнулась, глядя в глаза всаднику. Она сократила расстояние между ними и, едва касаясь, поцеловала К’тиана в уголок губ.

+2

28

К’тиан с самого утра был сосредоточен, но при этом спокоен. Он знал, что его Всадники отлично выучены, что животные здоровы и великолепно умеют выполнять все, даже самые сложные маневры. Волноваться было не о чем, но все равно что-то тревожное поднималось из глубины его души. Он ушел до того, как Эйвен проснулась, поцеловал ее сонную в макушку, одел летный костюм, наскоро перекусил и спустился в Чашу Вейра. В который раз он внимательно оглядывал свое крыло и не видел изъянов. Животные были здоровы, их шкуры сверкали на солнце бронзой, коричневым, синим и зеленым. Всадник прекрасно понимал, что благодаря добровольным пожертвованиях холдеров драконы его крыла выглядели лучше и упитаннее остальных. Он знал, что они прекрасно справиться с играми, не даром они так часто и так усиленно упражнялись, особенно усердствовали с огненным камнем. Вероятно другие всадники считали, что К’тиан сумасшедший, вероятно он таким и был в некоторой мере, но его всадники не жаловались.  Вот и сейчас стоя рядом со своим крылом, он смотрел на лица Всадников решительные и торжественные, твердо уверенные в успехе, в себе и своих драконах. Именно этого он и добивался от них. В их рядах не было одного всадника. Не хватало Ф’лина и его Ханта, после той стычке в мастерской юноша так и не оправился от раны, не смотря на то, что чувствовал он себя хорошо, ему все еще было запрещено соваться в Промежуток. Коричневый очень страдал из-за этого, и, не смотря на то, что командир считал, что всадник повел себя верно и не отступил, он должен был думать о крыле и о драконе. Сейчас К’тиану казалось, что запрет на участие в Весенних играх сильное наказание. Стоило только увидеть лицо Ф’лина вчера, когда Крыло готовилось к последней тренировке. Больше всего от этого наказания страдал дракон, он был полон сил и энергии, и так же, как и всадник рвался в бой. Но каков всадник таков и дракон, наказание не могло обойти ни одного из них.
Сейчас Бронзовый остро ощущал нехватку коричневого Всадника Ханта.
Командир крыла осмотрел своих людей еще раз.
-Они готовы. – Раздался голос Лита в его голове.
-Мы готовы. – Отозвался К’тиан, говоря не только со своим драконом. Его целью было взбодрить Всадников, доказать, что он доверяет им так же, как и самому себе. Ведь иначе быть не могло.
Лит издал трубный рев, поддерживая К’тиана, ему вторили остальные драконы крыла. Бронзовый улыбнулся, они на самом деле были готовы. Его людям больше ничего не нужно было, лишь сигнал к началу.
И вот Шин объявила о начале Игр. Соревнование началось, мужчины явно занервничали, соревновательный дух был в них очень силен.
Сначала выступали юные драконы, еще не окрепшие и немного менее изящные, чем их взрослые сородичи, но этим зрелищем трудно было не залюбоваться не только тому, кто навсегда связал свою судьбу с этими существами, но и самым простым, далеким от драконов людям. Драконам начали раздавать огненный камень и в скорое огромное число челюстей зверей заработало в дружном ритме. К’тиан с удовольствием отметил, что драконы его крыла делают это очень легко и привычно. Лит был так занят пережевыванием огненного камня, что даже не комментировал выступление, но, не смотря на это, всадник отлично знал, что он внимательно следит за юными дракончиками, так же, как и Эльта.
Первым выступало крыло К’лена, сам бронзовый был слегка бледен, его всадники немного волновались, но держались они неплохо. Это было самое молодое крыло, но соревновались они на уровне со всеми, стоило отдать им должное. К’тиан ободряюще кивнул юному командиру, он был уверен, что и звери и люди справиться отлично. Не смотря на то, что они соревновались сейчас, и каждому хотелось одержать победу - они были частью одного Вейра.
Крыло справилось замечательно, не смотря на волнение всадников, ответом на их выступление был одобрительный рев с трибун, Крыло К’тиана присоединилось к овациям.
Вот и пришла их очередь, всадники ждали сигнала к началу выступления, Командир кинул на крылатых коротких взгляд и поднял руку в воздух – сигнал к началу полета. Лит вторил ему ревом. Слаженно Крыло надело летные шлемы и взобралось на спины своих драконов, еще секунда и они ровным строем взмыло в небеса Перна. Они поднялись на нужную высоту и застыли, драконы сделали поворот. 
-Нити. – Раздался голос Лита.
К’тиан верил в своих людей, поэтому только краем глаза следил за всадниками. Лит увернулся от клубка Нитей, они были не настоящими, но оба, и всадник и дракон, были уверены, что они упадут.
Они уворачиваются, Лит разворачивается и сжигает Нити, уходят в промежуток. Три коротких вздоха и пустота Промежутка отступает. Крыло резко уходит ввысь, действует слаженно и четко. Всадники вовремя подкидывают огненный камень драконам, звери маневрируют, двигаются как единое целое. Словно теперь не только всадник и дракон одно существо, но и все крыло двигается в одном ритме. Это было восхитительно. Командиру казалось, что все кончилось очень быстро, Лит подал сигнал драконам, а всадник людям. Крыло так стройно приземлилось. Если всадники и сделали ошибки, то они были совсем незначительными, бронзовый и его дракон были довольны. Не один зверь не пострадал, К’тиан внимательно осмотрел Лита, ни следа краски. Он одобрительно кивнул своим людям.
-Отличное выступление, Лит.
-Я был великолепен. – Самодовольно признался дракон. К’тиан не нашелся, что ему возразить, это было правдой. – Остальные тоже были хороши.
Всадник только улыбнулся. Слова были излишни, он был доволен выступлением Крыла.
Теперь настала очередь еще одного Крыла. Командир подал сигнал ко взлету, в толпе присутствующих раздался гул. Драконы взмыли вверх, оттолкнувшись от земли передними лапами, К’тиан поймал себя на мысли, что начинает злиться. Его всадники недоуменно переглядывались между собой, даже самый юный из них знал, что подобная выходка – огромная нагрузка на дракона. Их скелет не был приспособлен для такого маневра, всадники попросту подвергали животных опасности. Феноменальная глупость со стороны М’дира,, к которому раньше бронзовый относился скорее положительно. Звери могли вывихнуть или даже сломать хрупкие крылья. Лицо мужчины стало непроницаемым. В итоге всадники не были готовы к Падению, Нити коснулись драконов и всадников, на которых остались отметки краски, но если бы это было настоящие Нити – последствия могли оказаться катастрофическими.
Дальше К’тиан уже почти не смотрел на выступление крыльев, лишь только раз взглянул на небо, когда в него взмыли Золотые Королевы, ярким золотом среди них сверкала Эльта. Она идеально проделала маневры, Эйвен четко знала, что и когда нужно было делать.
Но вот все Крылья были на земле. Бронзовый отделился от своих людей и подошел к М’диру.
-Я не вправе указывать тебе, но думаю, что ты и сам понимаешь насколько это было безответственно.
Вероятно, он мог бы сказать что-то еще, о чем потом бы мог пожалеть, но тут его плеча коснулась знакомая маленькая рука. Эйвен. Он коснулась уголка его губ, чем привела в смятение.
-Только он или я тоже могу надеяться? – Усмехнулся К’тиан, смотря на свою Госпожу.

+1

29

Кто из всадников, возбуждённый объявлением Госпожи Вейра – пусть даже временной – о начале Весенних Игр, обратил внимание на мастера-кузнеца, с непроницаемым выражением лица вставшего чуть поодаль от золотых всадниц? Кто из женщин Нижних Пещер, так спешащих увидеть выступление драконов, поинтересовался, почему Арчи не торопится выходить наружу вместе со всеми?..
Мастер-кузнец не терзался этими вопросами или угрызениями  совести; пусть лучше этим занимаются потом сами всадники, а у него была только одна цель – любой ценой исполнить задуманное, свершить свою месть и позволить владельцам холдов выдвинуть свой ультиматум Вейру, который всадники вынуждены будут принять.
Конечно, Арчи не мог не обратить внимания на Даэлин, в которую он едва не влюбился, словно глупый мальчишка. Но она принадлежала Вейру, являясь золотой всадницей, и кузнец прекрасно понимал, что у него нет шансов против многочисленных бронзовых, наверняка уже не раз деливших ложе с Даэлин – в распущенности нравов Вейра Арчи даже не сомневался.
Итак, пока все всадники и женщины Нижних Пещер вышли наружу, чтобы принять участие или понаблюдать за Весенними Играми, Арчи пошёл вглубь Нижних Пещер, ориентируясь по карте, которую он нашёл в старых архивах цеха кузнецов. Кто-то из основателей Вейра Бенден позаботился о том, чтобы карта сохранилась в Записях не только самого жилища всадников, но и в мастерских Перна – и это несмотря на то, что цех кузнецов был создан несколько позже. Впрочем, в пояснении к карте указывалось, что нарисовавший её был одним из тех, кому пришла в голову идея о создании кузнечной мастерской Перна. Теперь Арчи мог только благодарить столь предусмотрительного человека…
Карта существенно помогла Арчи ориентироваться в полутёмных, зачастую заброшенных переходах, лежащих за обжитыми Нижними Пещерами, использовавшимися под кухни, казармы молодняка и различные хозяйственные помещения.  Факелы для того, чтобы освещать особенно тёмные места, кузнец позаимствовал ещё на кухне.
Вскоре Арчи нашёл то, что ему было необходимо – давно покинутый коридор оканчивался, казалось бы, тупиком, но если бы кто-то догадался постучать по стене, то он бы почувствовал пустоту за ней, а также мог бы услышать завывающий снаружи ветер. Найдя на карте специальную пометку, мастер-кузнец придавил ладонью небольшой выступ в стене – и древний механизм медленно, но почти без скрипа сработал – предки перинитов знали толк в подобного рода дверях.
Через минуту Арчи уже стоял на небольшом скальном возвышении над ущельем, где пролегала дорога из Вейра Бенден в холд с аналогичным названием. Отсюда можно было довольно легко спуститься вниз, но Арчи пока не стал этого делать, а, оставив один из факелов у входа, вернулся назад, чтобы ещё раз изучить и запомнить путь по тёмным коридорам, ведущим сюда из кухонь.
Весь путь туда и обратно занял у мастера-кузнеца чуть больше часа, за это время уже успели отлетать несколько крыльев, и золотые со своими всадницами поднялись в воздух над Вейром. Следовало поторопиться, чтобы успеть свершить задуманное до окончания Весенних Игр.
Никто даже и не подумал спросить у главного кузнеца Перна, почему это он не любуются полётом крыла золотых, а направляется к повозке, пригнанной недавно мастером скотоводов Сериком. Сам скотовод сейчас находился неподалёку от уже выступивших бронзовых всадников, прислушиваясь к какому-то их разговору. Повозка стояла в том месте Чаши Вейра, которое было ближайшим к дороге и ущелье. Разговаривая и наблюдая за полётом золотых, ни всадники, ни кто-нибудь из Нижних Пещер, ни Серик даже не заметили, как Арчи сел в повозку. Как оказалось, скотовод, видимо, собирался вскоре уехать, поскольку встревоженные близким присутствием дракона скакуны были запряжены в повозку.
Кузнец устроился в небольшой крытой металлом комнатке, обустроенной внутри повозки – обычная предосторожность от Нитей, оказавшаяся кстати именно для Арчи! Мужчина усмехнулся – сегодня ему везло во всём, а это значило, что мастеру-кузнецу удастся осуществить задуманное.
Скакунов даже не пришлось понукать – едва Арчи взял в руки вожжи, как они послушно пошли, стремясь как можно дальше уйти от обиталища страшивших их драконов. Конечно, кто-нибудь из зорких всадников мог сейчас заметить отъезжающую повозку, но вряд ли стал бы придавать этому значение, зная, что в Вейре находятся Серик и Арчи? Скотовод мог попросить кузнеца отогнать повозку со встревоженными скакунами, пока сам он был занят своими делами – такая практика среди представителей разных цехов встречалась довольно часто.
Арчи быстро добрался до места неподалёку от памятного скального возвышения. Здесь уже почти не чувствовался запах драконов, и поэтому скакуны вели себя спокойнее. Кузнец натянул вожжи, и повозка остановилась. Оставив запряжённых скакунов щипать редкую травку в ущелье (всадники упрямо продолжали бороться с растительностью вокруг Вейра, хотя прихода Нитей ничто не предвещало), Арчи довольно ловко и проворно взобрался наверх и, взяв предусмотрительно оставленный факел, снова прошёл к Нижним Пещерам.
К тому времени, как кузнец снова вышел наружу, как раз закончились произвольные выступления некоторых всадников. Золотые королевы снова поднимались в воздух, чтобы показать всем свою ловкость и силу – на сей раз уже без всадниц, поскольку некоторые выделываемые ими трюки могли серьёзно повредить здоровью человека, сидящего на спине дракона – но не самому дракону, конечно же. 
Арчи цепким взглядом осмотрел всю чашу Вейра. Молодые всадники и женщины Нижних Пещер восторженно глядели на манёвры золотых; те же, кто был постарше, сгруппировались вокруг Шин и Эйвен, что-то выговаривающих сразу нескольким всадникам, с виноватыми лицами стоявших рядом. За этим разговором внимательно следили многие, в том числе и Серик, так и не обнаруживший пропажу своей повозки. Что ж, о чём бы там ни говорили, это было только на руку кузнецу.
Заметил он и всадников, не присоединившихся к этой оживлённой беседе. Среди таковых оказалась почему-то и Даэлин, одиноко и с какой-то грустью в глазах наблюдающая за полётом своей золотой королевы. Всадница стояла совсем недалеко от входа в Нижние Пещеры, и Арчи тут же воспользовался удачным стечением обстоятельств. Потребовав два бокала с бенденским вином у ближайшей кухарки, он незаметно достал скляночку с заранее припасённым сонным зельем. Женщина поспешно принесла на подносе требуемое и даже не обратила внимания на то, что Арчи поспешно прячет странного вида ёмкость у себя в кармане.
Незаметно для всех подсыпав сонное зелье в бокал, предназначенный для Даэлин, мастер-кузнец направился к золотой всаднице. Изображая любезную улыбку и некую влюблённость, Арчи подошёл ближе.
- Ваша… Астарта, - кузнец сделал вынужденную паузу, вспоминая имя золотой королевы, - выглядит сегодня просто великолепно. Не желаете ли выпить со мной этого превосходного вина, дабы отметить сегодняшнее праздничное событие?
Всадница хоть и улыбнулась в ответ, но плотно сжатыми губами – ей явно было неприятно общество Арчи. Тем не менее, бокал из рук мужчины она приняла, и сделала довольно большой глоток, чтобы не обижать собеседника.
Сонное зелье действовало не сразу, а потому Арчи немного потянул время, решив занять Даэлин разговором. К тому же, как знать, вдруг всадница настолько недовольна партнёрами по Вейру, что примет его предложение, и тогда ему вообще не придётся прибегать к грубой силе?..
- Сегодня, едва я увидел вас, как почувствовал невероятную притягательность вашей красоты, -  Арчи знал, что несёт полную ерунду, свойственную скорее влюблённому юноше, чем взрослому мужчине, но ничего другого ему не оставалось, - и я милостиво прошу вашего соизволения на поцелуй…
Лицо Даэлин стало пунцовым от едва сдерживаемого гнева; всадница отшатнулась, отступая к Нижним Пещерам, казавшимся ей на тот момент оплотом безопасности. Но всадница не учла, что почти всё население Вейра сейчас находилось снаружи, а на кухнях лишь изредка появлялись служанки, разносившие блюда и напитки. Женщины из Нижних Пещер, впрочем, были слишком заняты, чтобы обращать внимание на то, что Даэлин входит внутрь, а следом за ней – Арчи, пытающийся уговорить всадницу:
- Пожалуйста, не разбивайте мне сердце, я прошу ведь так немного…
Но Даэлин продолжала отступать, мотая головой. Впрочем, этим она лишь помогала мастеру-кузнецу – вместе они уходили из поля зрения двух девушек, разливавших вино по кубкам и бокалам.
…Через несколько мгновений у всадницы подкосились ноги, и она безвольно упала в объятия Арчи – зелье сработало, и Даэлин погрузилась в сон. Мускулистому и выносливому кузнецу было довольно легко подхватить всадницу правой рукой и «вести» её за собой, левой рукой держа факел и освещая путь. Вскоре Арчи уже осторожно спускался со скального возвышения к оставленной им повозке, стараясь не уронить Даэлин, которая теперь покоилась на его вытянутых руках. Осторожно погрузив золотую всадницу в повозку, он порылся в вещах скотовода и вскоре обнаружил довольно прочную верёвку, которой тот пользовался для привязи скакунов.  Животные, выщипавшие всю траву в округе («То-то всаднички порадуются!» - усмехнулся про себя кузнец), покорно потащили повозку вперёд, их даже понукать особо не пришлось. Арчи быстро и крепко связал спящую Даэлин и взял в руки вожжи, погоняя скакунов. Мастер-кузнец торопился добраться к утру до холда Бенден или хотя бы до его предместий…

Отредактировано Арчи (2013-02-26 10:53:19)

+3

30

…Потрясающее выступление золотых закончилось, и чаша Вейра разразилась громом аплодисментов. Повсюду слышались шутки и смех, кто-то затянул весёлую песню, всадники беззаботно попивали бенденское вино и общались между собой. Даже получивший выволочку от крыла золотых М’дир наслаждался весенним праздником. Шин и командиры крыльев собрались в тесное кольцо – временная Госпожа Вейра готовилась объявить результаты прошедших Игр. Серик, заинтересовавшись, подошёл поближе. Г’реф, слишком взволнованный устроенной их крылу нотацией, не сразу заметил отсутствие Даэлин; золотая Астарта, приземлившись, почувствовала, что её всадница спит. Королева не придала этому значения, ведь Даэлин могла переусердствовать с вином и прилечь отдохнуть где-нибудь в жилых помещениях Нижних Пещер. Астарта, слишком устав от головокружительных трюков в небе, свернулась калачиком на карнизе собственного вейра.
После непродолжительных споров лучшими из произвольно выступавших всадников на драконах были выбраны Элина и Виарета; из крыла золотых лучшими по совокупности двух вылетов – со всадницами и без – были признаны сразу две пары: Шин с Прантой и Эйвен с Эльтой. Сложнее всего оказалось присудить победу определённому крылу; М’диру с Г’рефом снова пришлось нелегко под напором обрушившейся критики. Их команда в итоге заняла последнее место, но споры вокруг первого не утихали. В результате лучшими всё же стали всадники из крыла К’тиана.
И только когда все споры прекратились, поощрительные награды были вручены, праздник постепенно подошёл к концу, а на Вейр опустился вечер, Серик заметил пропажу своей повозки. Кто-то из старших всадников с трудом припомнил, что вроде как туда зачем-то садился Арчи. Мастера-кузнеца нигде не было видно; сей странный факт, несомненно, заслуживал всеобщего внимания.  В поднявшейся суматохе никто не заметил отсутствия Даэлин, но разбуженная шумом Астарта почувствовала острую тревогу за свою всадницу. Золотая королева воинственно расправила крылья и взревела, привлекая к себе внимание. Только тогда всадники Вейра поняли, что куда-то исчезла ещё и одна из их золотых всадниц. Связать две пропажи оказалось проще простого, особенно после того, как одна из женщин Нижних Пещер вспомнила, что Арчи и Даэлин ушли в какой-то укромный уголок якобы для любовных игр.
Но разгневанная Астарта ясно давала понять, посылая мощный ментальный сигнал всем драконам, а значит – и их всадникам: Даэлин похищена! Золотая королева гневно хлестала хвостом по стенам своего вейра, в её глазах горели яростные оранжевые огни.
Всадники понимали, что далеко Арчи уехать не мог, но вот затеряться в скальных массивах вокруг Бендена ему было проще простого. Шин уже собиралась распорядиться насчёт того, чтобы выслать в погоню всадников, которые будут осматривать каждую развилку, каждый участок дороги, каждую пещеру поблизости… Но в этот момент произошло ещё одно событие, больно ударившее по всем жителям Вейра.
…Едва узнав о том, что Даэлин похищена кузнецом, Илура, лежавшая в вейре целительницы, почувствовала, как ей становится ещё хуже. И тогда она, посоветовавшись через свою золотую с драконом В’мара, приняла окончательное решение.
Во всеобщей суматохе всадники не сразу заметили, как двое бывших вождей Вейра с трудом вышли к своим драконам, изрядно поблёкшим в цвете. Шадит стал тёмно-бронзовым, почти не различимым в вечерних сгустившихся сумерках; Ланту же вообще сложно было назвать золотой, её шкура почти вся посерела от старости и постоянной тревоги за жизнь своей всадницы. В’мар помог едва держащейся на ногах Илуре всё-таки забраться на спину королевы, а затем залез и сам. На лице бывшего Предводителя отражались чувства суровой решимости и глубокого, ранящего в сердце страдания от того, что он оказался не в силах сделать для Вейра хоть что-то, изменившее бы ситуацию. Илура и В’мар обвели взглядом чашу Бендена; в их сердцах жила затаённая надежда, что когда-нибудь всё изменится к лучшему. Но уже без них.
…Два старых, но ещё сильных дракона взлетели со дна чаши, и взоры всех жителей Вейра обратились к ним. В глубине души каждый понимал и сознавал, что сейчас произойдёт, но отказывался верить в это. Тем не менее, спустя мгновение Шадит и Ланта вместе со своими всадниками ушли в Промежуток безвозвратно. И горестный плач всех драконов пронёсся не только над чашей Бендена, но и над всеми Вейрами Перна…

+5


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 21.03.1010 Весенние Игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC