Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Спасение Никаса <

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Персонажи: Никас, Далкас, битранцы, М'дир (НПС)
Время: 15.02.1001 Оборота
Место: холд Битра, раннее утро
Краткий сюжет: Далкас выставляет сына на улицу за то, что он поддерживает всадников. Никас оказывается на морозе в лёгкой одежде и без обуви, отчаянно крича, чтоб его впустили обратно в холд. Но у Далкаса в Битре много связей, и никто не решается пойти против воли отца мальчика. М'дир прилетает в холд с Поиском и спасает Никаса.

Отредактировано Н'кас (2012-02-24 02:09:15)

0

2

Проклятье, мало того, что отец разбудил его чуть свет, так ещё и, не дав толком одеться (Никас натянул только лёгкую рубаху и штаны), потащил сына к своим дружкам!
С этими безрадостными мыслями парень шёл следом за Далкасом. Никас ещё не пришёл в себя после смерти матери, а отец не обращал ни малейшего внимания на душевные переживания мальчика. Сам Далкас вместо скорби по погибшей жене всё время проводил в азартных играх, и стремился к тому, чтоб сын тоже зарабатывал марки таким способом. Вот и сейчас они шли, чтобы сыграть с давними друзьями Далкаса в игру, что называлась «Брови слепого человека» [взято из компьютерной игры Dragonriders of Pern].
Никас слегка разбирался в её правилах, но главным в игре было то, что Далкас всегда умудрялся подменять игральные кости на свои собственные, с утяжелением под гранью шестёрки, за счёт чего и выигрывал. Впрочем, прибыль всегда оказывалась временной: кто-нибудь из дружков отца столь же ловко подменял кости на свои, и игра сводилась скорее не к чистому везению, а кто кого перехитрит.
Сегодня за небольшим столом в большом зале неподалёку от входа в холд собрались самые ловкие и влиятельные друзья Далкаса. Один из них, только что выигравший несколько марок, сухо поприветствовал отца с сыном и подвинулся на скамье, чтоб они сели.
Проиграв пару раз, Далкас ловко подменил кости и подмигнул сыну: действуй. Никас, как учил его отец, бросил кости ладонью вверх, и тут же выиграл пару марок. Далкас удовлетворённо улыбнулся:
-Сегодня везёт моему сыну. А где наш лорд-холдер, разве он не хотел присоединиться к игре?
Один из дружков Далкаса (Никас не знал его имени), неприятный мужчина со шрамом на левой щеке, ответил с кривой усмешкой:
-Боюсь, Морат ещё спит. Вчера он слишком много выпил. А сегодня вряд ли присоединится к нам, ведь ему надо встречать бабу из Вейра, - игрок расхохотался.
-Бабу из Вейра? – не понял Далкас.
-Ну да, сегодня кто-то из этих летающих баб на драконах заглянет в холд с Поиском, - мужчина презрительно сплюнул на пол.
-Не смейте оскорблять всадников! – не смог сдержаться Никас, вскочив. Отец мигом остудил пыл мальчика, ударив его по руке и выбив зажатые в кулаке выигранные марки:
-Это ты не смей указывать нам, что делать. Всадники – никто, а мне не нужен такой сын, который будет их поддерживать! Вон из холда! – и Далкас, схватив паренька, силком потащил его наружу.
Никас попытался вырваться, но отец держал крепко. Мужчина со шрамом открыл дверь холда, и снаружи повеяло холодом. Далкас безжалостно вытолкнул Никаса наружу. Парень упал на снег и, уже поднимаясь, увидел, как перед ним закрывается дверь холда.
-Нет! Вы что же, бросите меня умирать?! – отчаянно закричал он.
Далкас и мужчина со шрамом лишь расхохотались:
-А пусть даже и так! Зачем жить тому, кто любит баб на драконах? – заявил отец.
На улице было морозно, особенно для Никаса, оказавшегося снаружи в тонкой одежде и без обуви. Подпрыгивая босыми ногами, чтобы хоть как-то согреться, Никас при каждом приземлении чувствовал холод недавно выпавшего тонкого слоя снега.  Мальчик отчаянно застучал в дверь, но услышал лишь издевательский смех Далкаса.
За всю свою недолгую жизнь Никас часто бегал без обуви даже по снегу, но всегда это длилось недолго, не больше минуты-другой, требовавшейся, чтобы добежать, скажем, до небольшого колодца во дворе холда, или до фургона прибывшего торгового каравана. Юноша был закалённым, но не настолько, чтобы выдержать несколько часов на морозе, требовавшихся, чтобы добраться до ближайшего к холду мелкого поселения.
Но что мне остаётся? Торчать здесь на холоде и замерзать, надеясь на жалость кого-то из жителей холда? Нет, битранцам неведома жалость. Да и сколько человек может прожить, стоя босиком на снегу? Закалённый – может час или даже два, но вряд ли больше. Я же не протяну и часа, уже сейчас мурашки от холода, - Никас поёжился, размышляя.
Даже если я отправлюсь искать убежища в окрестных мелких холдах, могу просто не успеть дойти. Остаётся только одно – согреваться прыжками и надеяться, что упомянутый в разговоре всадник скоро прилетит…
И Никас остался во дворе холда, подпрыгивая и стараясь не замечать холода и промозглого ветра…

Отредактировано Н'кас (2012-02-23 04:37:54)

0

3

М'дир твердой походкой спускался на дно Чаши Вейра. В'мар послал его на Поиск в Битру. Даже в остальных землях многие всадники встречали сопротивление, когда прилетали за юными Претендентами, так с чего Предводитель решил, что в Битре, где, как известно, процветали азартные игры и воровство, М'дир сможет найти кого-то достойного...
Но приказ есть приказ, и М'дир со своим бронзовым Поринтом взмыл в холодное небо Бендена, приветственно махнув рукой дежурившему на огневых Высотах синему всаднику.
Облетев несколько мелких холдов и так и не заметив в мыслях своего дракона никакого волнения или призыва, всадник неумолимо приближался к Великому Холду Битра.
Желания посещать эти стены у него не было, но, влекомый сильными крыльями Поринта, он, наконец, достиг скал Битры. Его дракон заложил вираж, немного растерянный поднявшейся метелью, ведь в Битре экономили на светильниках.
- Я не вижу, куда садиться! - пожаловался бронзовый гигант, кружа над темневшими внизу скалами.
- Ничего, сейчас сядем! Что ж у них тут такая непроглядная темень... - М'дир, полагаясь на чутье своего дракона, предоставил тому найти путь вниз среди кружащихся облаков снега.
- Я что-то чувствую... Кто-то здесь есть. - Поринт передал всаднику расплывчатый образ сильных мыслей и чувств какого-то жителя холда.
- Если он здесь - мы обязаны его найти! - сказал бронзовый, удовлетворенно отметив, что, не смотря на метель, его бронзовый приземлился очень аккуратно и четко.
- Я слышу мысли яснее! И человек в отчаянии! - в голосе дракона слышалось волнение, он даже обеспокоенно заворчал, поворачивая голову из стороны в сторону, его глаза начали полыхать красным.
Всадник спрыгнул, оглянулся в поисках каких-то ориентиров. Вдруг он услышал какой-то приглушенный не то крик, не то всхлип... Он тут же бросился в ту сторону, откуда донесся звук. Возле входа в холд, всхлипывая и изредка стуча в закрытые двери, жалась хрупкая фигура. М'дир, не задумываясь, бросился к человечку, скорчившемуся от холода.
Должно быть, ребенок. - Темнота и снежная завеса мешала разглядеть детали, но всадник, всегда готовый к неожиданностям, вытащил из-за пояса свой кинжал - кто знает, что его могло ожидать возле закрытых дверей Битры.
Это был мальчик, маленький и очень худой. Он был босиком, в старой, с прорехами, одежде. М'дир попытался попасть в холд, но его не пустили. Только пренебрежительно брошенная из-за двери фраза доказала, что там были в курсе происходящего. Бронзовый подхватил теряющего силы мальчишку на руки, снял с себя куртку и услышал:
- Забирай эту падаль у дверей, он мне больше не сын, и убирайся отсюда! - дракон, не имея возможности подобраться ближе, но чувствуя ярость и бессилие своего всадника, протестующе заревел, заставив стаю диких стражей сорваться с ближайших скал. Но помочь Поринт ничем не мог. И, когда его всадник принес завернутого в подбитую мехом куртку парнишку, только сочувствующе заурчал. Он подставил лапу, чтобы М'диру было легче поднять свою ношу к нему на спину.
- Мы не можем лететь через Промежуток, мальчик провел, наверное, несколько часов на морозе, он рискует умереть от холода! Но если мы полетим на крыльях до Бендена, то можем заболеть оба. - М'дир очень волновался за жизнь неизвестного парня. Поринт тоже нервничал, ведь он явственно чувствовал, что этот замерзший ребенок мог бы стать парой новорожденному дракону, что он нужен на Запечатлении - и вот сейчас его жизнь зависела только от скорости его, Поринта, крыльев.
Тем временем, мальчик открыл глаза...

Отредактировано Алая Звезда (2012-02-23 19:09:48)

+1

4

Сколько времени я уже тщетно пытаюсь согреться? – отчаянно подумал Никас, снова стучась в двери холда. Бесполезно. Сзади, откуда-то из непроглядной темноты двора, послышался звук хлопающих крыльев, словно какая-то очень большая птица пикировала вниз, сквозь метель. Парень серьёзно испугался – мать рассказывала, что в этих местах водятся крупные птицы, которые не побрезгуют и человечиной.
Никас снова отчаянно метнулся к двери холда, но все его усилия и мольбы пропали даром. Подросток обессиленно опустился на землю, скрючившись и стараясь не замёрзнуть, но снег всё больше и больше холодил его стопы…
Из непроглядного мрака появилась чья-то высокая фигура. Надежда возродилась в сердце мальчика. Вот, сейчас незнакомец постучится – его обязаны впустить, а я уж как-нибудь прошмыгну мимо!
Но в ответ на стук из-за двери спросили, кого ещё там несёт в такую погоду. Ответа мужчины Никас не расслышал, зато отчётливо различил громкий и полный злости голос отца:
- Забирай эту падаль у дверей, он мне больше не сын, и убирайся отсюда!
Никасу стало дурно от этих жестоких слов отца, мороз пробрал подростка до костей, и он на какое-то время потерял сознание.
…Открыв глаза, Никас подумал, что он умер, и его мечта исполнилась уже после смерти: мальчик увидел голову бронзового дракона, больше того – он даже сквозь чью-то куртку, наброшенную на него, чувствовал тепло, исходящее от крылатого. Чувствую тепло? Значит, я ещё не умер.
Над собой Никас увидел озабоченное лицо всадника, промолвившего:
-Пришёл в себя? Тебе повезло, ещё б немного – и окоченел прямо во дворе. Садись, если есть силы, и постарайся держаться крепче. Жаль, на ноги тебе ничего не накинешь. Ты уж держись как-нибудь!
Никас кивнул, удобнее устраиваясь на спине дракона. Его мечта исполнялась!
Могучим движением бронзовый взмыл в воздух, и у отрока захватило дух. Но вместе с тем вернулся и холод, терзавший его стопы. Тогда мальчик плотнее прижал ноги к тёплым бокам дракона, стараясь согреться хотя бы так.
Как назло, навстречу дул промозглый ветер. Никас наклонился вперёд, ближе к сидящему впереди всаднику, чтобы не так сильно страдать от порывов безжалостного ветра.
-Я… должен… выдержать, - упрямо шептал сквозь сжатые зубы Никас. Моя мечта исполняется, только надо жить, жить назло ветру, холоду! Я закалённый, я смогу выдержать это испытание – и стану, обязательно стану всадником!!!
Бронзовый дракон напрягался изо всех сил, стараясь как можно быстрее долететь до Вейра, а Никас шептал и шептал про себя эти слова, благодаря которым он всё ещё держался, не сдаваясь перед крепким морозом и продолжая жить…

Отредактировано Н'кас (2012-02-24 15:47:37)

0

5

М'дир слышал бормотание за своей спиной, слышал отдельные фразы, а Поринт передавал своему всаднику силу мыслей мальчишки, почти погибающего от холода и стужи, но продолжающего бороться за свое будущее.
Время от времени М'дир растирал заледеневшие ноги парня, надеясь, что хоть как-то это поможет ему продержаться. Тем временем, вдалеке показались пики Бендена - Поринт был быстр и силен - но даже его могучие крылья были неспособны сравниться по скорости с перемещением в Промежутке.
- Слишком далеко... Я привезу в Вейр окоченевший труп! - М'дир выругался про себя, оглянувшись на побелевшего Никаса.
- Нет, мы долетим, все будет хорошо! - мысли дракона помогли всаднику обрести уверенность. Поринт старался пользоваться каждым изменчивым воздушным потоком, помогающим ему увеличить скорость. Его крылья рассекали зимний воздух со свистом и, иногда, даже с воем.

***
Не требуя от замерзшего всадника инструкций, Поринт спикировал к пещере целителя Вейра Джанера, обеспокоенно трубя. К тому моменту, как он осторожно приземлился, стараясь не беспокоить своих седоков, у пещеры собралась довольно приличная толпа жителей Нижних Пещер, желавших узнать, что произошло. Они все сгрудились, наблюдая, как М'дир с большими предосторожностями спускает со спины своего дракона завернутую в мех фигурку.
- Так, что здесь происходит? - резкий голос Иллуры заставил всех почтительно расступиться. – Немедленно - шерстяные одеяла, нагретые камни, придвиньте топчаны ближе к огню! - Госпожа, быстро разобравшись в ситуации, начала раздавать распоряжения, и все бросились врассыпную, торопясь их выполнить. Джанер показал, куда можно положить мальчика, помог М'диру стянуть стылую одежду и почти силой запихнул его под одеяла, игнорируя настойчивые вопросы Иллуры. - Потом, все потом, разве ты не видишь, у бронзового зуб на зуб не попадает, пусть он отдохнет... - он стремительно шагнул к шкафу со своими лекарствами, извлек какую-то бутылочку, добавил ее содержимое в горячий травяной настой и, поддерживая голову мальчика, влил ему в рот несколько капель, потом проделал тоже самое с М'диром, у того так дрожали руки, что кружку он бы попросту не удержал. - Иллура, я думаю, расспросы нужно оставить на потом. Сейчас только от их иммунитета зависит, насколько тяжела будет болезнь. За всадника-то я не переживаю, но вот мальчишка...
Иллура недовольно вздохнула, но подчинилась Джанеру, аккуратно выпроводившего ее из пещеры.
Мастер целитель вернулся в свое жилище, прислушиваясь к тяжелому дыханию М'дира и частому, перемежаемому тихими стонами, - привезенного мальчика.

+2

6

Никас долго метался в бреду, ворох бессвязных видений преследовал его: вот он стоит на морозе, вот его измученное тело падает в ледяную воду, а вот беспощадный холодный ветер подхватывает и уносит его вдаль… 
Парнишка открыл глаза, тяжело дыша. Всё его тело словно пылало огнём, по лицу и спине струился пот. Незнакомый мужчина наклонился над ним, черты его лица расплывались перед взором Никаса. Кажется, он что-то сказал парню, но его голоса не было слышно из-за рёва дракона, донёсшегося снаружи.
Я всё ещё жив… Жив! Назло всему… и я близок к исполнению мечтаний!
Эти мысли придали было ему сил, и Никас попытался подняться. Мужчина вовремя остановил мальчика, не дав боли пронзить его тело. Мягко уложив подростка обратно на топчан, мужчина поднёс к губам Никаса кружку с дымящимся кла (естественно, туда было подмешано немного сонного зелья).
Никас медленно сделал пару глотков, проталкивая в себя воду через соломинку. Меня спасли, и я теперь должен стать всадником и помогать Вейру!
Не справляясь с дыханием, он прохрипел, с трудом выталкивая из себя слова:
-Передайте… благодарность… всаднику… - и Никас погрузился в спасительное забытьё сна.

Отредактировано Н'кас (2012-02-25 12:28:55)

0

7

У М'дира же дела шли намного лучше, ведь он был сильнее, да и до этого хорошо питался. После пяти дней высокой температуры и жестокого кашля, М'дир пошел на поправку, но и в эти пять дней его состояние не было лихорадочным, жар был вызван, скорее, нормальной борьбой организма с болезнью. Он даже веселил приходящих ухаживать за ними девушек, в перерывах между приступами кашля, повествуя о веселых моментах из жизни всадников.
Время от времени бронзовый подсаживался поближе к Никасу и тихим голосом рассказывал о том, как он Запечатлит своего дракона, как тот будет расти, как они будут счастливы, сильны и смелы. М'диру казалось, что в такие моменты жар немного спадал, и мальчик будто замирал, прислушиваясь и перестав метаться на постели.
Так прошло четырнадцать дней, в течение которых М'дир то отчаивался, то снова начинал надеяться. Хуже всего было то, что время Рождения приближалось, до него оставалось едва полторы семидневки. Но М'дир утешал себя тем, что парнишке сейчас самое главное - выздороветь, а уж Запечатлеть он сможет и на следующем Рождении.

***
Джанер в очередной раз менял компрессы и готовил настой чабреца, помогающий облегчить боль и снять воспаление, когда услышал какое-то шевеление на кровати возле самого очага. Целитель стремительно обернулся - так и есть, мальчик пришел в себя и пытался подняться, капли пота перестали катиться по его лицу, открывшиеся глаза были уже почти ясными.
Хороший признак! – обрадовался целитель.
Быстро подбежав к пациенту, мастер аккуратно уложил его обратно, не дав подняться достаточно, чтобы причинить себе вред чрезмерной активностью, ведь болезнь еще не отступила до конца.
Поднеся ко рту Никаса соломинку, чтобы тот мог смочить воспаленное горло, подождав, когда он напьется, целитель снял ставшие ненужными компрессы и убрал свалявшиеся волосы со лба бессильно распростершегося парня.
- Передайте... благодарность... всаднику! - Джанер едва услышал эти слова, произнесенные с большим трудом.
- Самая большая благодарность - если ты выздоровеешь, парень. - но Никас, похоже, уже уснул здоровым, целительным сном без лихорадки и кошмаров – впервые за много дней.
С этого момента Никас пошел на поправку. М'дир стал приходить к нему каждый день по несколько раз - тот настолько жадно внимал его рассказам про драконов и Вейр, что более благодарного слушателя трудно было себе представить.
Через несколько дней Никасу уже разрешили выйти на улицу и посидеть на солнце, пока его постель меняли и проветривали. Поринт, встревоженно моргая, осторожно приблизился к выздоравливающему и ткнулся ему в плечо носом, напрашиваясь на ласку.
- Он любит когда ему чешут вот тут, - М'дир нежно погладил надбровья дракона и положил руку Никаса на то место, где нужно было чесать. А сам привалился к драконьей лапе и неожиданно торжественно произнес.
- Срок почти наступил.
Мальчик испуганно взглянул на него, вскинув голову.
- Не беспокойся, ты успеешь, у тебя в запасе еще дней пять, как минимум, но тебе нужно выздороветь - какому дракону нужен едва стоящий на ногах всадник? - юмор у бронзового бывал грубоватым, но он неизменно заботился о привезенном им Кандидате, нередко по-отечески, но чаще как старший брат.
Чтобы тому было, чем заниматься, пока он лежал в постели, всадник притащил целый ворох Записей.
- Вот, я думаю, тебе пригодится! - сказал М'дир, похохатывая и сваливая на стол рядом с кроватью кучу пергаментов. - Должно же положение бронзового давать хоть какие-то преимущества, но ты бы видел, как подпрыгивал от злости Диррин, когда я выносил Записи из его драгоценных архивов. - все еще посмеиваясь, всадник похлопал по плечу Никаса.
- Изучай, времени осталось не так уж много, я еще зайду на ужин. - и царапнув каменный пол сапогами, стремительно вышел, оставив только смесь из запаха паров фосфина и пряного драконьего аромата.

0

8

Недаром говорят, что сон лечит. Едва очнувшись после приятного и красивого сна, где он словно сам был драконом и летал высоко в небесах, Никас почувствовал себя намного лучше. В голове прояснилось, он уже отчётливо осознавал, что находится в Вейре и ему надо готовиться к тому, чтобы стать полноценным всадником. Поэтому подросток невероятным усилием воли прогонял прочь болезнь, чему изрядно помогали беседы с бронзовым всадником, спасшим его (Никас наконец-то смог лично поблагодарить М’дира). А уж когда всадник вывел парня на воздух и позволил ему почесать надбровья Поринт’а, радость словно подхватила Никаса и вознесла к вершине счастья на могучих драконьих крыльях.
Я здесь, я в Вейре, я могу трогать живого дракона, и я должен сам стать всадником!
Теперь каждый день для Никаса оказался наполненным ощущениями радости и предвкушением чего-то очень важного, что стоит превыше обыденных чувств. Подросток чувствовал, как его тело наполняется силой и здоровьем, как он идёт на поправку. Все внимательно относились к нему и старались ни в чём не отказывать. Он успел познакомиться со многими, но главными его собеседниками были спасшие мальчика бронзовый всадник и  целитель Джанер.
Воспоминания о родном холде были чем-то мрачным, тоскливым, и потому Никас думал только о предстоящем прекрасном будущем. М’дир помогал ему готовиться к Запечатлению, и день, когда всадник принёс мальчику Записи для ознакомления, надолго врезался в память. Никас тогда весь день провёл за чтением, изучая самые различные факты о драконах и всадниках, о жизни в Вейре и за его пределами.
Но ещё более запоминающимся оказался день Запечатления. Едва проснувшись, Никас обнаружил, что кругом царит суматоха: всадники бежали к своим драконам, чтобы доставить гостей в Вейр, в Нижних Пещерах с самого утра начали готовить праздничные угощения, а М’дир и вовсе куда-то исчез. Впрочем, волнение мальчика по этому поводу вскоре улеглось: как выяснилось, всадник до последнего надеялся, что на Запечатление прилетит Далкас или хотя бы лорд Битры; но в холде он услышал лишь отказ и грубые слова.
Никас не стал особо расстраиваться по этому поводу, ведь он и не ждал ничего подобного. Дрожь била его по другому поводу: вот-вот начнётся! А вдруг у меня не получится? – и подросток тут же пресекал эти мысли, убеждая себя, что он обязательно станет всадником.
М’дир подал ему белую хламиду для Запечатления, оказавшуюся несколько великоватой для худощавого отрока. Но это ничуть не стесняло мальчика. Джанер внимательно осмотрел стопы Никаса, кожа на которых загрубела от перенесённого холода. Целитель предположил, что мальчик может с лёгкостью стоять босиком на Площадке Рождений, почти не чувствуя её жара, но ради предосторожности посоветовал Никасу воспользоваться сапогами. Мальчик отказался: в Записях он прочёл, что среди бесстрашных всадников стало хорошей традицией проходить Запечатление без обуви. Конечно, многие выходили на горячий песок и в сапогах, но при этом зачастую оказывались без дракона. Никас же ничего не страшился после пережитого, и смело пошёл следом за М’диром.
«Я многое узнал о драконах, и они вовсе не так страшны, как рассказывал отец. Это прекрасные существа, и я смогу сжиться с одним из них», - Никас настраивал себя на лучшее. Предательская дрожь ушла, он твёрдо решил не сомневаться в своих возможностях.
Жара песка мальчик действительно почти не почувствовал. Другие кандидаты, посильнее и повыше ростом (хотя были и такие же худощавые, как сам Никас, и низкорослые крепыши), неуверенно переминались с ноги на ногу.  На галерее сидело много людей, создававших шум, но подросток старательно не обращал на это внимания, сосредоточившись только на лежащих перед ним яйцах. К тому же, все разговоры стихли в момент, когда драконы завели торжественную песнь Рождения, какой позавидовал бы любой арфист. Закачались яйца; по одному из них прошла трещина, другая – и вот уже наружу выбрался крохотный бронзовый дракончик! Добрый знак! – отметил про себя Никас. Мальчишка из Вейра, стоявший рядом, радостно улыбнулся, увидев, как новорождённый тыкается своей маленькой головкой прямо ему в ноги.  Другие смущённо топтались неподалёку, ещё толком не понимая, что именно происходит: сегодня здесь было больше детей из холдов, нежели воспитанников Вейра.
Затрещали и раскрылись ещё несколько яиц: трое зелёных малюток нерешительно проковыляли мимо мальчишек, и, подойдя к девушкам, стоявшим ближе к золотому яйцу, Запечатлили трёх из них.
Счастливые улыбки украшали лица уходящих новоиспечённых всадников и всадниц. Пытаясь наблюдать за всем происходящим, Никас не сразу и заметил, как неподалёку вылупился коричневый малыш, двинувшийся было в сторону, где не было ни зрителей, ни Претендентов. Растерянно потоптавшись, дракончик заковылял обратно, и Никас наконец обратил на него своё внимание. Давай же, иди к нам, ты не должен остаться без пары, ни один дракон не может без всадника!
Мальчик сам не заметил, как сделал несколько шагов навстречу растерянному дракончику. Но вот коричневый поднял клиновидную головку, и встретился глазами с Никасом. В этот момент и свершилось Запечатление; разум паренька слился с разумом дракона, и нежное чувство любви к этому крошечному существу подхватило его душу. На этом радостном порыве Никас прикоснулся к коричневому малышу, гладя его тёплое мягкое тельце; а в голове у него прозвучал бархатистый голос дракона:
-Привет, Н’кас! Меня зовут Лиретт’! Пойдём, покормишь меня?
Неописуемое счастье читалось в глазах мальчика, когда он выходил с Площадки Рождений вместе с другом, остающимся на всю жизнь, единым в чувствах и переживаниях. У выхода он встретился взглядом с сидящим на галерее М’диром; одобрение и радость читались в глазах всадника.
-Молодец, Н’кас! Теперь у тебя появился настоящий друг, который никогда не предаст и не обманет. Познакомишь меня с ним?
Вне себя от счастья, не замечая слёз радости на лице, Н’кас ответил:
-Лиретт’! Его зовут Лиретт’!

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC