Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 24.02.1010 Кто ищет, тот всегда найдет


24.02.1010 Кто ищет, тот всегда найдет

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Персонажи: Тиата, Корта, Н'кас, битранцы (НПС)
Время: вторая половина дня
Место: окрестности холда Битра
Ключевые события:
- Н'кас и Корта обнаруживают "пропавшую" десятину из холда Битра и другие странности.

0

2

Золотая  Ланта вышла на уступ, расправила большие крылья и с удовольствием потянулась.
"Дорогая, найди Тиату и Лиретта. Скажи им, чтобы слетали в Битру. Н'кас там родился и, наверно, хорошо знает окрестности, а Корта достаточно опытна, чтобы договориться с местными и никого не пырнуть ножом. У нее и ножа нет... надеюсь".
  Драконица прикрыла глаза, мысленно соглашаясь со всадницей, и нашла драконов.
  "Вам нужно слетать в Битру. Три недели назад оттуда вышел караван с десятиной. Нашим бронзовым пришлось ходить за лордом по пятам, чтобы он отправил эти повозки", - судя по тому с какой тщательностью золотая выговорила эту фразу, она цитировала слова своей всадницы. - "Но во время Запечатления лорд сказал, что на повозки напали. А Предводители думают, что их просто развернули где-то в пути. Поэтому пусть ваши всадники поищут или бандитов, которые напали на десятину, или саму десятину".

+1

3

Солнце еще не успело опуститься низко, и зеленая, замерев на одном из каменных уступов, подставила спину его лучам. Любимое занятие всякого дракона - дремать, греясь на солнышке. Рядом с Тиатой пристроились еще несколько зеленых и один коричневый; внизу, в чаше Вейра, царило оживление, на которое, впрочем, драконица не обращала ни малейшего внимания.
Зов Ланты заставил ее распахнуть крылья, морда драконицы невольно метнулась в ту сторону, где был вейр золотой.
Ланта говорит со мной, - сообщила она Корте, тем самым давая той понять, что разговор касается и всадников.
Глаза Тиаты подернулись тревожной желтизной, когда она спланировала к карнизу своего вейра и села на каменистый пол, оставив крылья полураскрытыми.
Нас посылают в Битру, - почти цитировала она послание золотой, - караван с десятиной вышел оттуда три недели назад, и лорд холда сказал, будто на повозки напали. Но Предводители думают, что их развернули где-то в пути. Мы должны отыскать караван... или того, кто на него напал.
Глаза драконицы медленно вращались, она склонила голову набок, ожидая ответа всадницы. Она не видела связи между поступлением продовольствия в Вейр и своевременной отправкой десятины, поэтому не все в словах Ланты было ей понятно. Но что такое нападение - она знала отлично, и издала гневный трубный звук, с нетерпением переминаясь с лапы на лапу.

+1

4

Корта оторвалась от разглядывания дырки в кофте, которую вот уже третий раз неудачно пыталась зашить. Нет, все-таки ее мать из Нижних Пещер была права: если руки выросли криво, годы это не исправят. Как у людей получаются аккуратные стежки, женщина упорно не понимала все тридцать с небольшим лет своей сознательной жизни. Поэтому была даже рада, что нашелся повод отбросить несчастный кусок ткани подальше.
"Напали? Очень интересно. И о том, что в холде, который мы защищаем, появились бандиты, мы узнаем только в тот момент, когда надо было отдавать десятину", - Корта усмехнулась. Хотя ситуация была не из веселых.
  Женщина встала и начала ходить по комнате, перебирая одежду и заодно продолжая рассуждать. Она невольно передавала свои мысли Тиате, хотя была не уверена, что зеленой все это интересно.
"Получается, что официально нас отправляют найти нападавших, так? Сомневаюсь, что лорд Битры стал бы официально просить Предводителя разобраться, тем более, если никаких бандитов на самом деле и в помине не было. Получается, мы летим по собственной инициативе, но якобы из благородного побуждения. Значит, нужно искать повозки, делая при этом вид, что мы ищем отщепенцев".
  Куртка, сапоги, лента для волос, теплая вязаная кофта, летный шлем. Все вещи лежали недалеко, но, чтобы их одеть понадобилось долгих пятнадцать минут. Наконец до женщины дошло, что Предводитель не мог отправить ее одну искать якобы преступников, возможно вооруженных и опасных, даже несмотря на то, что Тиата могла бы справиться с маленькой армией.
"Кто-то еще летит с нами, да?".
  Кажется, она задает слишком много вопросов.
"Ну ладно, я готова!"
  Женщина улыбнулась своей зеленой и быстро забралась ей на шею. Поднимаясь в воздух, она по привычке помахала рукой сторожевому дракону и его всаднику. А потом заметила поднимающегося в воздух коричневого Н'каса. Насколько женщина помнила, он был родом из Битры, что было весьма кстати.
  "Мы с тобой не знаем, куда лететь. Вряд ли стоит показываться на глаза в Главном Холде, а то нас быстро развернут обратно. Попроси пожалуйста координаты. Нам нужно место, где нас не заметят, но откуда хорошо видно главную дорогу".

+1

5

День для Н’каса с самого утра оказался полным тревог и переживаний. Началось всё с того, что во время утренней тренировки всадник сделал неловкое движение, и теперь у него побаливало плечо. Впрочем, подобные пустяки не шли ни в какое сравнение с тем, что случилось с Ф’лином. Н’кас не был особо знаком с этим всадником, но искренне ему сочувствовал и желал скорейшего выздоровления – ведь и сам он когда-то прибыл в Вейр, находясь на грани между жизнью и смертью, и лишь доброжелательное отношение окружающих да собственная воля помогли ему выздороветь.
Лиретт’ передал своему всаднику ментальный сигнал, содержащий смешанное чувство смущения и лёгкой тревоги.
-Что случилось, Лиретт’?
-Ланта говорит, что надо слетать в окрестности Битры. Там пропал караван с десятиной, вы должны его найти, - в глубоком бархатном голосе дракона читались нотки непонимания, он словно недоумевал, как вообще такое могло произойти, чтобы Вейр не получил причитающейся ему десятины.
Н’кас тяжело вздохнул, начиная одеваться в лётный костюм. Он искренне надеялся, что в окрестностях родного холда не встретит отца или кого-то ещё, столь же неприятного для всадника. Но ничего не поделаешь – приказ есть приказ, и если он действительно хочет попасть в крыло недавно прибывшего бронзового всадника К’ивана, то нужно подчиняться.
-Не бойся, я всегда встану на твою защиту в случае неприятности, - подбодрил своего всадника Лиретт’, и Н’кас невольно улыбнулся.
С другой стороны, это должно быть интересно – искать иголку в стоге сена, точнее пропавший караван в окрестностях Битры, - подумал всадник, выходя из вейра и спускаясь к ожидающему его коричневому.
Спустя минуту Н’кас уже наслаждался видом Вейра сверху. Совсем рядом летела Тиата, зелёная Корты. Видимо, ему дали напарницу, против чего всадник вовсе не возражал, ведь одному лететь в местность, прилегающую к Битре, было всё равно, что на собственную руку пытаться наловить голованов в холде Полукруглом.
-Тиата просит передать ей координаты такого места, где видно было бы главную дорогу, но нас бы не особо заметили, - вмешался Лиретт’ в мысли всадника. Тот на мгновение задумался, а потом вспомнил одно из старинных укрытий от Нитей, находившееся недалеко от дороги. Пожалуй, из-за каменного навеса будет сложно разглядеть появившихся драконов, да и  редко кто смотрит в ту сторону, давно забыв о назначении укрытия.
Передав чёткую картинку места своему дракону, всадник поднял кулак вверх – знак готовности к полёту – и через несколько холодных, но уже привычных мгновений в Промежутке  оказался над памятным укрытием.

0

6

Пока Корта собиралась, ее дракон поворачивал голову, следя за перемещениями девушки по Вейру. Огромный глаз, обращенный к всаднице, переливался яркой синевой: кажется, драконица была в отличном настроение. Кроме того, она не могла не поехидничать по поводу взаимной нелюбви Корты и рукоделия.
Глупая одежда, - легкомысленно заявила она, едва всадница отбросила надоевшую кофту, - драконья кожа гораздо удобнее, даже в промежутке. Важно только не забывать смазывать ее маслом.
В голосе зеленой на миг прозвучали занудные нотки, хотя глаза ее все так же задорно переливались, вращаясь. Тиата всего лишь решила поддразнить свою всадницу. Разумеется, она отлично знала назначение человеческой одежды. Как и то, что без нее человек мигом продрогнет в холоде Промежутка. Но разве она могла промолчать? Пожалуй, порой она была даже слишком болтлива - хорошо еще, что основным ее собеседником была Корта. Иначе, пожалуй, все драконы бы уже разлетелись из Вейра, чтобы немного отдохнуть от ехидной болтовни.
Затем наступил ее через молчать. Корта размышляла вслух, Тиата с интересом слушала, ожидая момента, когда снова можно будет ввернуть какую-нибудь колкость.
Однако же она в кои-то веки промолчала, переваривая услышанное.
С нами летит коричневый Лиретт, - уведомила она всадницу в ответ на ее вопрос.
Наконец, все были готовы. Корта привычно забралась на шею дракона, и зеленая оттолкнулась от края карниза, взлетая.
Лиретт со своим всадником уже ждали их в воздухе. Тиата описала плавную дугу, пристраиваясь чуть позади коричневого. Она издала приветственную трель, выгибая шею. Вот Корта попросила ее взять координаты, и зеленая послушно обратилась к Лиретту, принимая от него четкий и понятный ориентир.
Я знаю, куда лететь, - уведомила она всадницу.
Всадник коричневого (драконы, как известно, редко запоминают имена, так что Тиата знала Н’каса именно как всадника Лиретта и не более того) поднял сжатый кулак, и драконы ушли в Промежуток.
Через несколько секунд они вынырнули в стороне от Битры. Вечерний воздух приятно освежал.

+2

7

Когда вокруг все внезапно почернело, Корта подумала, что сейчас она бы очень даже не отказалась от драконьей кожи. Или от их удивительного спокойствия. Потому что даже через столько лет женщина не могла отделаться от навязчивой мысли, что каждый полет через Промежуток может стать последним. Но пока все заканчивалось хорошо: и вот снова появился свет, тепло, воздух вокруг и ощущение, что она продолжает жить. Нет, они продолжают. Корта, ее прекрасная Тиата и... и маленький Гордый, который, кажется, только что проснулся где-то в своем вейре и теперь ищет еду. Ну правильно, а что еще может быть интересно только что вылупившемуся огненному ящеру? К счастью, файра она еще утром отдала сыну, так что об этом можно не волноваться. Мальчишка с таким обожанием смотрит на маленького коричневого и проводит с ним столько времени, что в последнее время даже непонятно, кого файр считает своим хозяином. Но, в конце концов, огненная ящерка - это не дракон, и, если вместо одного человека ее будут кормить двое, она не расстроится.
  Они вышли из Промежутка над каменным козырьком, в котором несложно было узнать укрытие от Нитей. В последнее время эти "пережитки прошлого", как их начинали называть холдеры, вызывали у Корты бессознательное раздражение. Но с другой стороны, нельзя было не признать, что место было выбрано идеально. Вокруг не оказалось ни души.
"Отличный выбор", - передала Корта через Тиату. - "Теперь можно начинать поиски. Скорее всего, десятина не вернулась обратно в Главный Холд, там ведь до сих пор регулярно бывает патрульный дракон. Досточтимый Лорд Морат не любит путешествовать верхом и предпочитает, чтобы личный крылатый транспорт всегда был под рукой. Так что..."
  Женщина махнула рукой в сторону бесконечных холмов Битры. Все-таки странный это был край - битранцы никогда не распахивали столько земли, сколько могли бы, не засаживали ее лесом, мало строили. Но почему-то даже там, где они не работали и не жили можно было найти брошенные повозки, разбитые бочки и незатушенные костры. Как будто эти люди большую часть своего времени просто слонялись по округе вместо того, чтобы работать. Причем выбирали для своих остановок на редкость непримечательные места. С другой стороны, именно на одной из таких стоянок, где-нибудь среди холмов, можно было бы легко спрятать не то, что несколько повозок, а целый маленький отряд.
"Давайте покружим над дорогой. Тиата, вы сможете разглядеть следы от повозок на обочине?"

+2

8

-Всадница Тиаты передаёт, что мы отлично выбрали место, - довольным тоном сообщил Лиретт’. Его всадник лишь усмехнулся про себя, отметив, что драконы не любят запоминать имена людей и редко их называют – кроме, конечно, своего постоянного спутника.
Н’кас напряжённо всматривался в окрестности. Вокруг не было никого, но всадник прекрасно знал, насколько бывает обманчиво такое ощущение. Вспомнив о тёмных делишках своего отца, Н’кас поёжился. Главными пострадавшими в таких ситуациях обычно были торговцы, странствующие арфисты и другие гости, с различными целями направляющиеся в Битру. Как правило, после визита в эти места можно было недосчитаться скакунов, тяжеловозов, каких-либо ценных вещей в своей поклаже. «Неудивительно, что тут пропал даже караван с десятиной», - решил всадник.
Мысли Н’каса довольно быстро подтвердились – своим чутким слухом он уловил внизу какой-то странный звук, похожий на ржание скакуна, учуявшего драконов. Но никого по-прежнему не было видно.
-Снижаемся, Лиретт’. Посмотрим, что там.
Коричневый послушно спланировал, опустившись на землю так, чтобы из-за укрытия его не было видно со стороны дороги. Н’кас осторожно спустился с дракона и начал крадучись и по возможности тихо (хотя идти по неровной земле в сапогах было не очень удобно) пробираться к укрытию.
Всадник настороженно заглянул внутрь, готовый в случае опасности вернуться к Лиретт’у. Но внутри людей не оказалось, зато в дальнем углу напряжённо топтался скакун, привязанный ко вделанной в стену цепи. Много Оборотов назад этой цепью пользовались как коновязью, а теперь кто-то из битранцев применил старое укрытие для своих целей. Рядом с отчаянно ржущим скакуном лежала охапка почти нетронутого сена.
Н’кас как-то раз видел одного из украденных отцом скакунов, и уже тогда мальчик надолго запомнил клеймо торгового клана Лилкампов. Подойдя ближе, коричневый увидел тот же самый знак на теле скакуна. Всадник решительно отвязал верёвку и вышел обратно, пока спасённый им растерянно топтался внутри, опасаясь драконов.
-Лиретт’, передай Корте и Тиате, что я нашёл тут скакуна, украденного кем-то из местных. Думаю, что вор должен быть рядом, а может, он даже причастен и к пропаже десятины.
Коричневый воинственно рыкнул, выражая всё своё презрение к подобного рода преступникам, и взмыл вместе со своим всадником в воздух, приближаясь к зелёной и передавая ей слова Н’каса.

Отредактировано Н'кас (2012-03-08 15:21:34)

0

9

"Начинается...", - заметила Корта своей зеленой. - "Передай Н'касу, чтобы он был осторожнее на земле. А мы с тобой все-таки осмотримся отсюда".
  Корта усмехнулась сама себе - с каких это пор она начала считать небо безопаснее земли? Наверно,  после того, как ей пришлось задуматься о том, чтобы не попасться на глаза никому из холдеров. В холде, который он обещала защищать. Впрочем, ладно, об этих парадоксах она подумает уже дома. А сейчас у них задание.
  "Если бы ты была человеком, который недавно ограбил караван", - обратилась женщина к своей зеленой, - "Куда бы ты после этого отправилась?"
  Не то, чтобы Корта ожидала ответа на этот вопрос, просто рассуждать в компании с драконом было приятнее, чем в одиночестве. Да и задавать вопросы самой себе - дурной признак, как уверяют целители. А особенно потом еще и отвечать на них.
  "Скорее всего, ты постаралась бы побыстрее исчезнуть из Битры. А если все наоборот - и ты битранец, который по приказу своего же лорда напал на повозку  по дороге из холда? Тогда ты, вероятно, разворуешь ее вместе с приятелями и вернешься домой. Поэтому возвращаемся к прошлому вопросу: Тиата, ты не видишь каких-нибудь следов колес?"
  Женщина старалась сама рассмотреть что-то с высоты, но вокруг, казалось, все вымерло. Мысль о том, что им придется искать следы в ближайшем поселении, Корте совсем не нравилась. Вряд ли им там будут рады.
  "Ну ладно. А если ты - не холдер и не разбойник, а торговец Лилкампа, и на тебя недавно напали. И отобрали лошадей. Куда бы ты пошел тогда? Зависит от того, узнал ли ты в нападавших битранцев или нет".
  От всех этих умозаключений голова начинала идти кругом. "Меньше мыслей - больше дела!" - Приказала себе женщина и наклонилась в сторону, чтобы лучше видеть, что происходит внизу.

+3

10

Осторожнее! - возмущенно передала Лиретту зеленая, - мы пока не будем снижаться и осмотримся.
Зависнув в воздухе (это было непросто, и Тиата мощно работала крыльями, чтобы не терять высоту), она повернула гибкую шею в одну сторону, затем в другую, пытаясь разглядеть движение внизу.
Если бы ты была человеком, который недавно ограбил караван, куда бы ты после этого отправилась?
Ответом стало недоуменное молчание зеленой. Если кто-то из людей и мечтал быть драконом - огромным, могучим огнедышащим созданием размером с целую гору, - то драконы подобных желаний явно не испытывали. Быть человеком? Вот еще! Образ мыслей людей был непонятен Тиате, несмотря даже на то, что сама она всю свою жизнь провела рядом с Кортой.
Впрочем, всадница и сама уже отвечала на заданный вопрос.
Я не разворую, - с легким оттенком обиды зеленая мотнула головой, подчеркивая свою непричастность к подобным возмутительным поступкам.
Но все же она поднялась чуть выше и описала круг, разыскивая следы колес.
Зачем битранцам нападать на битранцев? - недоуменно промыслила она.
То, что не все люди одинаково хороши, она усвоила давно и накрепко. Но нападать на своих! Как можно!
Какой-то предмет в траве привлек ее внимание, и драконица шевельнула крыльями, отлетела в сторону от укрытия, откуда как раз готовился взлететь Лиретт со своим всадником на спине. Тиата фыркнула, передавая всаднице его сообщение, и снова обратила взгляд в сторону предмета, почти незаметного среди зеленых стеблей.
Это колесо, - наконец передала она Корте; драконье зрение было острее человеческого, хотя зеленая и не сразу опознала странный круглый предмет.

+1

11

«Итак, что же у нас получается? Кто-то из битранцев выкрал скакуна у торговца, и вскоре пропадает караван с десятиной. Причастны ли к этому одни и те же люди или разные?» - напряжённо размышлял Н’кас, пока его коричневый мотал головой, пытаясь высмотреть хоть что-то. Лиретт’ ничем не мог помочь всаднику в этих размышлениях, ведь драконы чужды человеческой логике.
«А что, если торговец собрал всех своих из клана Лилкампа и тоже ищет вора? А может, вор и вовсе уже пойман? Ну и совсем уж выходящее за рамки предположение – торговцы настигли бандитов, которые захватили десятину, и расправились с битранцами? Нет, нет, это уже не очень вероятно – торговцы честные люди и нашли бы способ сообщить в Вейр об отвоёванной ими десятине. Да и не мстительны они, хотя с местными ворами иначе и нельзя».
Парень даже схватился руками за голову, пытаясь разрешить эту задачку.  И поэтому даже обрадовался, когда Лиретт’ сообщил:
-Кажется, Тиата что-то нашла. Надо подлететь чуть ближе.
Коричневый парой мощных взмахов приблизился к Тиате и её всаднице.
-Интересно, что там? - Н’кас желал как можно быстрее обнаружить пропавшую десятину, пока совсем не стемнело.
-Сейчас узнаю у Тиаты. Кстати, вон там, чуть дальше на земле, странные следы, как будто тащили плуг, - Лиретт’ иногда удивлял своими познаниями, точно называя различные человеческие приспособления, но всё время удивляясь, как это люди не могут разрывать землю лапами, то есть, конечно, руками и ногами.
-Плуг? – удивился всадник. – Скорее, это следы фургона – торгового, или того, в котором везли десятину. В любом случае, мы, кажется, обнаружили хоть какой-то след.

0

12

Вдруг из-за поворота показалась небольшая группа людей на усталых и взмыленных скакунах. Одежда их была потрепана, скакуны тяжело нагружены. Они медленно и осторожно продвигались к пещере, недовольно переругиваясь между собой. Можно было расслышать отдельные фразы, сказанные с характерным битранским говором.
- Говорил я тебе, не лезь вперед, тогда бы и не получил бы от Него!
- Да если б я не полез, нас бы в рудники сослали, а так, глядишь, поживимся чем-нибудь, добра-то вон сколько. А там еще какая куча осталась...
- Тише вы, придурки, мало ли тут народу бродит!
- Сам не ори, ты здесь кто такой?
- Кончайте там, сгружай, нам за ночь еще 2 раза туда переться! Да не кидай ты, помнется же все!!
Было видно, как скакунов завели в пещеру и слышно, что тяжелые тюки свалили в на пол.
- Не потянут они еще 2 раза... Эх, вот бы телегу!
- Ты сам, идиот, наехал на тот камень, теперь придется без нее!
- Телега-то, поди, рассыпалась уже...
- У тебя кикал еще остался?
- Я кому сказал - поехали обратно, Он с нас шкуру сдерет, если к рассвету не управимся!!
Послышался звук соприкосновения тяжелого сапога с чем-то мягким и недовольное ворчание.
Вся ватага вышла вон из пещеры, и скакунов повели на водопой к ручью, протекавшему неподалеку.

0

13

Люди редко поднимают головы вверх, особенно если они заняты важным делом, связанным с физическими нагрузками. Парящих в вышине драконов битранцы попросту не заметили, лишь их скакуны недовольно пофыркивали, но сами преступники списали это на усталость животных.
Пока скакуны и люди утоляли жажду, Лиретт’ тихими движениями, плавно скользя по воздуху, приблизился к пещере. Одного взгляда внутрь Н’касу хватило, чтобы понять: сюда перетаскивали захваченную десятину.
«Ну вот, теперь, кажется всё ясно. Всё-таки это битранцы, подчиняющиеся какому-то неведомому Ему… Что ж, не мешало бы выяснить, кто дал местным жителям такое опасное и рискованное задание – перехватить груз с десятиной и перетащить сюда».
Лиретт’ согласился со своим всадником, и они снова поднялись в воздух, возвращаясь к ожидавшей их Тиате. Вдали тёмными точками на земле виднелись скакуны преступников, уже отправившиеся в путь. Вокруг становилось всё холоднее: приближалась ночь. Крепнущий морозец напомнил Н’касу о том страшном дне, когда из-за жестокости отца он едва не погиб, и лишь благодаря М'диру, ставшему впоследствии лучшим другом, парню удалось спастись. Всадник решительно расправил плечи, как бы сбрасывая с себя груз мрачных воспоминаний.
Два дракона неслышно летели вслед за ничего не подозревающими преступниками. В сгущающейся темноте уже невозможно было различить, какой из драконов зелёный, а какой коричневый; зато прекрасное зрение самих зверей позволяло им видеть медленно передвигавшихся скакунов.
Это преследование продолжалось довольно-таки долго: Ракбат уже успел скрыться за горизонтом, и лишь серпы Тимора и Белиора, да медленно проступавшие на ночном небе звёзды освещали путь битранцам и летящим им вослед драконам…

Отредактировано Н'кас (2012-03-16 11:33:10)

0

14

Драконица мерно работала крыльями. Колесо не казалось ей интересной находкой, хотя всадников, кажется, оно заинтересовало. Тиата пожала бы плечами, если могла. Что такого особенного в старом колесе? Разве что оно могло отвалиться у одной из повозок, которые они ищут. Неожиданно придя к этому выводу, зеленая принялась пристальнее изучать землю в поисках следов.
Но ситуация повернулась совершенно неожиданно. В то время как драконица ожидала, что придется разыскивать следы и потом долго следовать по ним в поисках хоть каких-то признаков каравана, до ее слуха донеслись негромкие голоса и шум животных. А затем и ее ноздрей коснулся запах пота скакунов - сразу стало понятно, что они устали.
Люди и скакуны! - отметила она больше для Корты, чем для себя. Глаза всадников не так хорошо видели в полумраке, хотя шум выдавал присутствие чужаков.
Тиата с трудом удержалась от громкого фырканья: это неминуемо выдало бы их. Пока же драконов никто, кажется, не замечал. Скакунов завели в укрытие.
Зеленая описала круг, пользуясь тем, что никто ее не видит. Висеть на одном месте было тяжеловато, пусть даже ее крылья были довольно крупными для зеленого дракона. Все равно их площадь была меньше по отношению к телу, чем у того же коричневого или бронзового... Это давало ей преимущество там, где нужна ловкость и скорость, но сейчас не требовалось ни того, ни другого.
Вот люди снова показались из пещеры - зеленая увидела, как Лиретт взмыл выше, приближаясь к ней. Драконы двинулись следом. Усталые, измученные скакуны еле плелись, поэтому лететь приходилось довольно медленно. Тиата, впрочем, не жаловалась: ее забавляла вся эта слежка, когда нужно вести себя очень тихо и не выдать своего присутствия. Впрочем, кажется, люди (как и скакуны) были в таком состоянии, что оба дракона, пожалуй, могли бы реветь во всю глотку и хлопать крыльями - их все равно бы не заметили.
Им понадобится несколько раз повторить этот путь, прежде чем они перетаскают в пещеру всю десятину, - обратилась она к Лиретту; от драконицы не укрылось то, что скакунов было не так уж много - гораздо меньше, чем требуется для перевозки десятины, которую, к тому же, обычно возили на повозках, а не на спинах скакунов.
Наконец, впереди появилась какая-то темная масса, и Тиата нетерпеливо скользнула чуть вперед.
Вижу повозки, - промыслила она так громко, чтобы ее услышала не только Корта, но и Лиретт (а может быть, и его всадник).

+1

15

Коричневый встрепенулся, передавая своему всаднику слова Тиат’ы; дракону явно наскучил однообразный полёт, Лиретт’ жаждал действия. Несколько сильных, но при том почти бесшумных взмахов крыльями – и вот они с Н’касом уже отчётливо видят повозки, возле которых суетятся только что вернувшиеся люди.
«Если вглядеться, можно увидеть, что на некоторых повозках не хватает колёс», - сообщил зоркий Лиретт’, заодно удивляясь: «а ты разве не заметил?».
«Боюсь, мои глаза не так совершенны, чтобы узреть что-то сквозь эту темноту», - с улыбкой на губах ответил Н’кас. Лиретт’ снизился, стараясь, чтобы с земли его не было видно. Битранцы вяло переругивались друг с дружкой, но внезапно в разговор вмешался чей-то хриплый, но властный голос. Отдельных слов не было слышно, для этого требовалось опуститься ещё ниже, но коричневый и его всадник не желали быть замеченными. «Кто знает, что у этих бандитов на уме?» - подумал Н’кас. – «И этот голос… напоминает мне что-то, вот только хрипотцы в нём слишком много».
Драконы снова зависли неподалёку от места событий; выносливому и более мускулистому Лиретт’у это удавалось делать куда проще, чем Тиат’е. «Кажется, погрузились», - сообщил коричневый, и действительно: вскоре под ними прошли тяжело навьюченные скакуны. – «Лететь обратно за ними?» - с явной неохотой осведомился дракон у своего всадника.
«Нет, мы останемся здесь и посмотрим поближе на оставшегося охранять караван. Это, по всей видимости, их предводитель».
Лиретт’ передал всаднику неопределённую эмоцию, которую Н’кас расшифровал как облегчённый выдох. Коричневый заложил круг, присматриваясь, как бы приблизиться так, чтобы остаться незамеченным. Внизу на одной из повозок сидел человек, со скучающим видом побалтывая своими свешенными за борт ногами. Лиретт’ воспользовался тем, что неподалёку от повозки растёт довольно высокое дерево. Дракон снизился так, что ему удалось зависнуть в тени, отбрасываемой природным исполином. И тут Н’кас едва сдержал изумлённый возглас, чуть не вырвавшийся у него. Уж фигуру этого человека он узнал бы из сотен других, несмотря на то, что предводитель битранцев изрядно располнел со временем.
«Уж не знаю, что там случилось с его голосом и почему он охрип, - с удивлением передал всадник дракону, - но это определённо мой отец…».

+1

16

- Ну, что ж, по всей видимости, нам предстоит ночное дежурство... - Нельзя сказать, что Корте очень понравилась идея провести в засаде несколько часов практически без движения. Но это было необходимо, поэтому, переместившись Промежутком к их первоначальной точке над пещерой, Корта и Тиата приготовились ждать.
- Думаю, мы поймаем их тогда, когда вся десятина будет перевезена - Лиррет сообщит нам об этом. Только бы он не попал в какую-нибудь передрягу. - Оставив молодого всадника наедине с предводителем бандитов, Корта до сих пор не была уверена, что поступила правильно. Все-таки, людей там слишком много, чтобы коричневый мог чувствовать себя в полной безопасности.
Они с зеленой выбрали себе наблюдательный пост, пристроились максимально удобно и принялись напряженно вглядываться в темноту. Им нельзя было пропустить тот момент, когда последняя поклажа будет сгружена.

0

17

Тиата не хотела уходить. Теперь, когда она увидела впереди повозки, ей овладело возбуждение, и драконица с трудом удерживалась от грозного рычания. Спасало только то, что Корта была опытной всадницей и отлично знала свою зеленую - ей удавалось ее сдерживать.
Ледяной холод Промежутка немного успокоил ее. Под ними появился уже изученный пейзаж - укрытие, где они уже успели сегодня побывать. Тиате удалось отыскать местечко немного в стороне - оттуда было видно пещеру, а вот наблюдателей из Вейра разглядеть было почти невозможно: довольно высокий кустарник и деревья скрывали фигуру дракона, а темнота только помогала этому.
Помня, что ее глаза светятся в темноте, зеленая прикрыла их почти полностью, так, что они превратились в пронзительно сияющие желтизной щели. Хотя в этом вряд ли была нужда: уже успевшие изрядно устать люди по сторонам особо не смотрели, разговаривали хрипло, в голосах их слышалась усталость. Скакуны тоже уже еле передвигали ноги, так что приземлись дракон прямо перед ними - едва ли нашли бы в себе силы убежать. Словом, пока все складывалось весьма удачно. Беспокойства же Корты по поводу оставшегося с предводителем коричневого Тиата не разделяла. Как многие драконы, она была абсолютно убеждена в том, что Лиретт никогда не позволит, чтобы его всаднику причинили вред. Об этом она немедленно объявила всаднице.
Лиретт никогда не даст своему всаднику пострадать, - в мысленном голосе зеленой послышалась легкая укоризна. Обращенный к девушке полуприкрытый глаз на миг открылся и закрылся вновь, будто драконица подмигнула ей.

+1

18

Зелёная и её всадница улетели «сторожить» пещеру, а Н’кас продолжал наблюдать за отцом. Как только остальные битранцы ушли с очередным грузом, Далкас принялся обходить повозки – он словно опасался, что из темноты кто-то выскочит и отберёт добычу.
«Тебе грустно», - вмешался вдруг Лиретт’. – «Ты расстроен тем, что твой отец причастен к этому преступлению».
Всадник даже не стал спорить, так как его коричневый несколькими словами выразил всё то, что творилось у Н’каса в душе. Конечно, молодой всадник знал, что его отец иногда занимается различного рода мошенничеством и воровством, но чтобы тот посмел напасть на караван с десятиной? Такого Н’кас даже не мог себе представить.
«Ты должен поговорить с ним. Знай, что я всегда рядом и, если что, выручу тебя из беды».
«Что ж, от судьбы не уйдёшь», - решил Н’кас и попросил Лиретт’а приземлиться. Дракон сел на землю, стараясь вести себя тише, но легкий шорох складываемых крыльев всё же привлёк внимание Далкаса, обернувшегося на звук. И тогда всадник решил более не скрываться.
- Папа! – воскликнул он, слезая с коричневого.
Лицо подошедшего ближе отца говорило красноречивее любых слов. Сначала – затаённый страх; затем – безграничное удивление.
- Т-ты? Что ты здесь делаешь? – заикаясь от неожиданности, вопросил Далкас.
- То, что и должен, являясь всадником Вейра. Ищу пропавшую десятину.
- И что, нашёл? – язвительно процедил отец. В лунном сиянии Н’кас различил холодный блеск ножа, которым Далкас достал словно из ниоткуда. Скорее всего, оружие отец скрывал в рукаве лёгкой куртки.
Лиретт’ воинственно рыкнул, заставив мужчину отступить.
- Отец, может уже хватит насилия? - Н’кас сделал примиряющий жест. – Не проще объяснить все словами, без кровопролития?
- А смысл? Я всё равно ненавижу вас, всадников. Вы лжёте людям и задарма пользуетесь всеми благами, получая десятину с холдов.
- И ты решил покончить с этим? Вот почему ты напал на неповинных людей, перевозивших десятину. И что же, они все мертвы?
- Конечно, живы. Ты бы видел, как они удирали, едва завидели мой отряд, до зубов вооружённый сталью! Теперь, думаю, они присоединились к тому растяпе торговцу, у которого я свёл скакунов. Потому и сторожу остатки награбленного, но к утру мои ребята всё спрячут. Ты опоздал, сын.
- Ничуть не опоздал, - усмехнулся Н’кас. – Я уже освободил скакуна, которого вы оставили про запас в укрытии, а моя знакомая всадница вместе со своим драконом сторожат вход в пещеру. Твои люди будут задержаны почти на месте преступления. Папа, пойми – всадники далеко не так глупы, как ты считаешь, и при желании мы можем отработать десятину, высматривая подобных преступников с воздуха. Не говоря уже о том, что Нити всё равно когда-нибудь вернутся – в этом мы все уверены.
Лиретт’ ещё раз рыкнул, подтверждая слова всадника. Коричневого несколько забавляла эта ситуация, но Н’кас посоветовал ему быть посерьёзнее.
Далкас растерянно отступил было на шаг, а затем кинулся на сына, пытаясь ножом достать до горла. Всадник вовремя заметил опасность и успел уклониться, а Лиретт’ толкнул преступника лапой. Тот упал, выронив нож, и дракон тут же навис над Далкасом, положив передние лапы так, что мужчина оказался в кольце.
- Эх, папа, ты так ничего и не понял, - расстроенно и с горечью в голосе произнёс Н’кас. – Тебе бы гордиться таким сыном, и уж точно ты должен стыдиться того, что совершил. Ведь ты мог не только убить невинных людей и торговцев, но и собственного родственника!
Всадник говорил всё это, а по его лицу текли незаметные в ночной полутьме слёзы – он не понимал, почему отец так жесток к нему и другим всадникам. Лиретт’ пробормотал что-то успокаивающее, и Н’кас в знак благодарности погладил его по тёплому боку.
- Отец, скажи мне одно: нападение на десятину было твоей инициативой или кто-то приказал тебе сделать это?
Далкас криво усмехнулся:
- Я сам себе хозяин, и никто не будет мне приказывать. Просто я решил: почему это столько пищи и вещей задарма достаётся всадникам? Вот и напал на караван, чтобы получить хорошую добычу.
Всадник лишь покачал головой, думая про себя: «Неужели можно опуститься до такого?». Лиретт’ снова воинственно рыкнул, заставив Далкаса съёжиться.  Н’кас некоторое время стоял, размышляя, что ему делать дальше, а затем прошёл к повозкам и нашёл там крепкую бечёвку, которой были связаны некоторые из тюков.
- Извини, папа, но мне придётся тебя связать. Ты совершил преступление, и мне придётся доставить тебя туда, где ты будешь держать ответ за этот ужасный поступок.
- Я не буду унижаться перед Предводителями Вейра! Я хочу, чтобы меня судили в холде!
- Возможно, что всё будет по-твоему, - Н’кас начал обвязывать верёвку вокруг отца. Тот было дёрнулся, пытаясь освободиться, но Лиретт’ приблизил свою могучую лапу к лицу мужчины, и больше Далкас не пытался оказать никакого сопротивления.
Крепко связав отца и подобрав нож, чтобы преступник не смог освободиться, всадник взобрался обратно на дракона. Теперь осталось дождаться сигнала Тиаты и сообщить Предводителям Вейра об успешно выполненном задании.

Отредактировано Н'кас (2012-03-29 04:41:33)

0

19

Несмотря на уверенный тон, которым зеленая обращалась к всаднице, все же она немного беспокоилась. Конечно, то, что человек может причинить вред дракону, Тиата вообще не брала в расчет. Разве может кто-то из них, слабых двуногих, причинить вред такому огромному существу, как дракон? О том, каким хрупким бывает человеческое тело, зеленая знала отлично. Лиретту достаточно только лапой взмахнуть - и он десяток таких повалит.
И все же она была рада узнать, что все сложилось более чем удачно. Закрыв глаза, она вслушивалась в то, что происходит вокруг, заодно не забывая прислушиваться и к Лиретту. Если бы он подал сигнал, что они в беде, Тиата среагировала бы мгновенно. Но все обошлось. Драконица открыла глаза - они уже теряли тревожную желтизну, постепенно окрашиваясь зеленым.
Все в порядке, - заверила она Корту.
И тут же склонила голову набок, прислушиваясь к раздавшемуся неподалеку шуму. Он постепенно нарастал: это приближались скакуны и люди с очередной партией товаров каравана. В сощуренных глазах Тиаты (она повернула к всаднице голову) заплясали синие искры: кажется, она была в предвкушении того, как удивятся битранцы, увидев перед собой драконов.
Дождемся, пока они разгрузят животных? - с нетерпением спросила она у Корты.
Зеленая развернула крылья, будто готовилась взлететь.

0

20

Котра устало опустилась на невысокий камень под деревом. Спокойный голос её зелёной придавал сил, хотя всадница выглядела довольно уставшей, даже немного нервной. По большому счёту, ей вообще эта ситуация не нравится. Надо постараться отвлечься, а то всё дело загублю. - подумала Корта. Ей было совестно, что она подвергла сомнению способность Лиретт'а защитить его всадника. Что пожелать, нервишки расшалилась.
Всадница практически ничего не могла разглядеть – так было темно, поэтому в плане созерцания местности она полностью полагалась на зрение Тиаты. Через мгновение зелёная сообщила, что всё обошлось, и Н’кас цел. Вот и славно. Теперь дело за нами. - несколько отрешённо бросила Котра.
Зелёная всадница отчётливо смогла различить голоса людей, а также шум, издаваемый скакунами. Отлично, осталось немного. - сосредоточившись на происходящем, размышляла она. Но Тиата, как и следовало ожидать, была вся в предвкушении предстоящего «налёта», так сказать. Подожди. Как только увидишь, что они сгружают последнюю поклажу - действуем. - ответила Корта, снимаясь с камня и подвигаясь ближе к зелёной. Всадница положила руку на предплечье зелёной, сдерживая её и готовясь в любой момент покинуть их укрытие.

0

21

Иногда события развиваются стремительной чередой, не давая спокойно вздохнуть и проверяя реакцию каждого человека. Сегодня, по-видимому, был именно такой день, когда по всему Перну происходило нечто, изменяющее его историю. Не успел Н’кас прийти в себя после разговора с отцом, как из тьмы послышался хруст – кто-то явно шёл крадучись, но в темноте неосторожно наступил на ветку, упавшую с того самого высокого дерева, за которым совсем недавно прятался от посторонних взоров Лиретт’.
- Проклятье! – послышался чей-то резкий возглас. – Ну выходи, вор, раз уж я всё равно выдал себя!
Всадник соскочил с дракона и подошёл ближе к человеку. Судя по вышитому на выцветшей одежде знаку, тот принадлежал к клану Лилкампов.
- Вор пойман и связан, - как можно спокойнее и увереннее сказал Н’кас, стараясь, чтобы  его голос не дрожал, а незнакомец получше рассмотрел его. Тот с удивлением воззрился на молодого коричневого:
- Всадник?
- Да, я Н’кас, всадник коричневого Лиретт’а из Вейра Бенден, и мы выследили этого вора, поймали и связали. А если ты обеспокоен пропажей своего скакуна, то боюсь, он сбежал из укрытия для Нитей, едва мой дракон оттуда улетел.
Торговец повертел головой, осматриваясь. С уважением, но без страха он взглянул на Лиретт’а. С презрением – на связанного Далкаса, отвернувшегося, чтобы не глядеть в глаза незнакомцу.
- Вот значит как… Что ж, Н’кас, благодарю хотя бы за то, что ты поймал вора, который, как я погляжу, обнаглел настолько, что посмел отобрать у Вейра десятину. За такое деяние, право слово, он должен держать ответ на Конклаве лордов. Кстати, извини, что забыл представиться – сам понимаешь,  я думал не об этом, так как  увидел повозки и шёл сюда в надежде поймать вора. Меня зовут Кельнис, и я торговец из клана Лилкампа. Думаю, я сообщу о случившемся главе клана, и в Битру мы станем заглядывать как можно реже, и уж точно не поодиночке.
Кельнис активно жестикулировал во время этой речи. Н’кас видел в его глазах поддержку, торговец явно был не против того, что вместо него правосудие свершил кто-то другой, и теперь судьбу вора решит не взмах кинжала, а вердикт Конклава лордов – ведь Далкас совершил преступление не только против родного холда, но и против Вейра.
- Конечно, нужно сообщить об этом, - сказал всадник. – Кельнис, а что касается скакуна, то ты можешь выбрать себе любого из тех, что использовали эти бандиты. Всадница Корта на зелёной Тиате как раз занята сейчас тем, что задерживает остальных.
- Остальных? – испуганно переспросил Кельнис. – Так вот как им удалось захватить караван с десятиной! По дороге сюда я встретил одного из погонщиков, его почти полностью раздели и он буквально замерзал. По счастью, я успел поднять шум, и жители мелкого холда вынуждены были потесниться, чтобы пустить его на ночлег, хоть мне и пришлось за него заплатить. Ох уж эти битранцы!
- Жаль, что спасся, по-видимому, только один из перевозивших караван – хотя кто знает, где укрылись остальные? Думаю, надо будет заглянуть в этот холд, с целью попросить беднягу рассказать всю правду о том, что здесь произошло.  Это ещё больше отяготит судьбу людей, свершивших столь гнусное преступление. Думаю, Конклав будет весьма строг, - голос всадника стал жестким. Н’касу, конечно, было жаль отца, но простить его за подобное коричневый никак не мог. В душе его боролись желание хоть чем-то помочь Далкасу и стремление наказать преступника по полной мере. Но Н’кас знал, что решение теперь зависит не от него, а от Предводителей Вейра и от самих лордов Перна – если, конечно, дело огласят на Конклаве, ведь главным вопросом владельцы холдов считали «проступок» Ф’лина. «Он всего лишь защищался, хотя, конечно, я бы постарался уладить конфликт миром. Не всегда дело решают кулаки, иногда лучше пойти на переговоры и добиться примирения», - подумал всадник.
«Не терзай себя, и ты, и Ф’лин всё сделали верно», - Лиретт’ сегодня проявлял просто чудеса рассудительности.
- И еще кое-что, Н’кас. Запомни, мы, торговцы, ценим всадников и верим, что Нити когда-нибудь вернуться – пусть не сейчас, а через сотни Оборотов. То, что сегодня вы поймали преступников, хорошая рекомендация для всех Крылатых. И чтобы там не утверждали другие, клан Лилкампа будет на вашей стороне всегда.
- Благодарю за поддержку, - Н’кас пожал протянутую Кельнисом руку. Торговец говорил, что думал, не привирая и не отравляя речь ядом лести. Уж это-то всадник мог почувствовать, многие годы в Битре наблюдая лгунов и хитрецов.
Торговец устало присел на внушительный камень неподалёку. Н’кас взобрался обратно на дракона. «Лиретт’, как там Тиата и Корта? Я надеюсь, с ними всё в порядке?». Всадники всегда переживают друг за друга и за драконов – ведь Вейр это единое сообщество тех, кто Запечатлил – особенных людей, способных на сильные эмоции и взаимные с драконом чувства.
«Они целы, но ещё заняты. Придётся немного подождать», - Лиретт’ передал всаднику уверенность, что у их сегодняшних спутниц всё получится. Н’кас немного успокоился, стараясь сильно не волноваться, и поглядел на отца. А тот, оказывается, был и вовсе равнодушен ко всему – он спал прямо на земле, не обращая внимания на лёгкий ночной морозец. Видимо, Далкас уснул прямо во время разговора коричневого с Кельнисом. Всадник отвернулся и наклонился, чтобы почесать надбровья Лиретт’а. Дракон удовлетворённо заурчал. Им оставалось только ждать…

0

22

Корта напряжённо вглядывалась в непроглядную темень. Однако зрение, её, разумеется, подводило. Она видела лишь неясные очертания, силуэты людей, а этого было маловато для того, чтобы определить точное расположение остановившейся группы людей. Скакуны нервно били копытом, ржали и недовольно всхрапывали – это зелёная всадница отчётливо могла расслышать, благо, слух у неё был получше зрения. Хм, неужто почуяли Тиату? Вполне вероятно, однако это не поможет им нас обнаружить. - подумала всадница.
Эй, Кильнэр, пошевеливаясь. Надо как можно быстрее разгрузиться, потом будешь отдыхать! - крикнул кто-то. Зелёная всадница тут же расслабилась - разгрузка началась, значит кульминационный момент близок, главное не выдать себя раньше времени. Потерпи, крылатая, буквально через пару минут тебе представить возможность их хорошенько припугнуть. - сообщила Корта своей зелёной.
Не прошло и пяти минут, как треск, с которым сгружали товары, затих, а затем последовал и чей-то  удовлетворённый отклик: Ну, вот и все дела, а вы трусили. Ничего нам не сделается за этот маленький налёт, и вряд ли нас кто-нибудь посмеет задержать. Идёмте отдыхать. Зелёная всадница слабо улыбнулась и прокомментировала про себя слов одного из воров: Как самонадеянно, и так похоже на холдеров. Всадница распрямилась, так что если бы кто-то из воров решил поднести факел к той части, где рос буйный кустарник, но наверняка бы увидел женщину. Пора, моя радость. - дала сигнал Котра, после чего стремительно покинула их убежище, быстро продвигаясь к повозкам и горстке людей, которые ещё не успели уйти и распрягали своих скакунов.
Рано радуетесь, мальчики. - спокойно заявила зелёная всадница, доставая кинжал и принимая оборонительную позицию. Мужчин было трое, а это значит, что остальные, скорее всего, направились прямо к Н'касу, задержавшему предводителя этой группировки, судя по словам Тиаты. Обмозговав это, зелёная всадница тут же попросила свою драокницу предупредить о возможной опасности коричневого всадника через его Лиретт'а.

+1

23

Н'кас ощутил тревогу, передавшуюся ему от Лиретт'а.
«Что случилось?»
«У Тиаты с Кортой всё в порядке, но часть холдеров торопится сюда».
«Тогда, будь другом, порычи на них», - всадник приподнялся в седле, и подал знак Кельнису, чтобы тот готовился к возможной атаке. Торговец кивнул и достал свой острый нож. Через несколько напряжённых мгновений послышались чьи-то шаги и ругань вполголоса. Как только люди приблизились, Лиретт' взревел так, что даже у всадника в ушах заложило. Далкас с воплем проснулся, пытаясь освободиться, но из этого ничего не получилось. Троица бандитов испуганно отпрянула, но кое-кто из них держал клинки наготове.
- Не советую сопротивляться, - жёстким тоном заявил Кельнис, приставляя нож к горлу Далкаса.
- Вы думали, что всадников легко обмануть и мы не увидим с воздуха ваши передвижения? – насмешливо спросил Н'кас замерших в нерешительности людей. – Бросайте оружие.
- Не то что? – с угрозой спросил самый смелый, держащийся ближе всех к Кельнису.
- Не то мой дракон раздавит вас, или поджарит, или схватит лапами и отпустит уже в Промежутке, - коричневый сам поражался своей наглости и решимости говорить так, ведь на самом деле ни один взрослый дракон не посмеет убить человека. Но Лиретт'у явно нравилось поведение своего всадника, и он согласно рыкнул, снова оглушив всех присутствующих.
Один бандит тут же бросил кинжал на землю, другой, безоружный, просто поднял руки, но самый отчаянный решил, видно, то ему всё нипочём и набросился на Кельниса, пытаясь освободить Далкаса. Но торговец ловко отклонился в сторону, парировав удар клинка своим ножом. Битранец по инерции прошёл чуть дальше и споткнулся о валун, на котором ранее сидел Кельнис.
Н'кас слез с дракона и связал отчаянного сорвиголову, предоставив Кельнису разбираться с двумя другими. Затем всадник обратился к торговцу:
- Помоги мне их поднять на дракона. Нужно представить лорду Битры схваченных бандитов.
- Но почему именно лорду? Ведь они виновны перед Вейром?
- Они виноваты перед всем Перном. Ты и тот человек, перегонявший десятину, дадите свои показания, и от суда перед Конклавом лордов бандитам не отвертеться.
Кельнис кивнул, соглашаясь, и вместе они взвалили связанных преступников на спину Лиретт'а. Торговец с проворством залез на спину дракона сам, усевшись так, чтобы внимательно следить за битранцами. Н'кас пристегнул Кельниса ремнем и позаботился о том, чтобы надёжно закрепить связанных между спинными гребнями Лиретт'а. Представив себе припорошенный снегом и полутемный в ночном свете двор холда Битра, Н'кас поднял сжатый кулак вверх. Дракон единым движением оторвался от земли и почти сразу ушёл в Промежуток. Даже сейчас там царили кромешные темнота и холод, несравнимые с морозной ночью над Битрой, где они вынырнули несколькими мгновениями позже.
Кельнис крепко держался за дракона и тяжело дышал, но в целом держался лучше многих, кто побывал в Промежутке. И уж точно лучше бандитов, оглашающих двор своими воплями страха.
Когда Лиретт' приземлился, во двор уже выскочили несколько перепуганных жителей. Н'кас громко произнёс:
- Нам нужен лорд Морат. Разбудите его, если он спит, и доложите, что мы поймали преступников.
Пока какая-то служанка бегала за лордом, Н'кас и Кельнис с трудом сняли отчаянно дергавшихся бандитов. Вскоре в полутёмный двор, кое-как освещаемый немногочисленными факелами, вышел Морат. Н'кас отвесил полупоклон лорду, и как можно более учтиво произнёс:
- Уважаемый лорд Битры, я Н'кас, всадник коричневого Лиретт'а из Бенден-Вейра, а это Кельнис, торговец из клана Лилкампа. Мы поймали бандитов, напавших на караван с десятиной. Эти люди виновны не только перед холдом и Вейром. Они совершили тяжкое преступление против всех мирных жителей Перна, и их судьбу должен решать Конклав лордов.
Всадник умолк, внимательно наблюдая за Моратом. Высокий и упитанный лорд долго молчал, презрительно смотря на стонущих и дергающихся в веревках бандитов. Наконец, лорд тяжёлыми шагами подошёл ближе и заговорил.

0

24

- Кто в такое время решился беспокоить меня?! - глаза лорда немного недоумевающе изучали фигуры связанных людей, дракона и его всадника. Он был крайне недоволен тем, что его вытащили из кровати, заставили выйти на холод и, к тому же, явно пытались заставить отвечать за что-то, содеянное его людьми.
- О, нет, я не позволю всадникам играть здесь свои песни! Кто этот юнец, который даже не оказывает мне почтения! Я - Лорд Великого Холда! - лучшая защита - это нападение. Это было Морату известно с детства.
- Всадник, что ты хотел? - Морат был взбешен, но его презрительный тон был стрго просчитан.
- Ты посмел потревожить мой покой, привезя связанными моих добрых холдеров? По какому праву ты можешь хватать моих людей и ограничивать их свободу?! - голос лорда сорвался почти на крик. Какой-то всадничек пытается обвинить его в чем-то?! Да никогда этому не бывать!!
- Торговец? Немного уважения ваш клан снискал за последнее время. Обманы, обманы... Обманы. Вы не привозите то, что нам нужно, вы берете деньги за воздух... Уважения к вам нет! Так что вы имеете мне сказать? - Морат махнул рукой и группа охранников надвинулась на Н'каса  и Кельниса.
- Немедленно освободите холдеров!! И покиньте мои владения. Иначе я сообщу вашим Предводителям о вопиющем нарушении прав! - когда-то давно Морат изучал юриспруденцию, он не удосужился вдаться в подробности, но слова "мои права" стали для него истиной - тем более, что, как Лорд-владетель, он имел доступ к Хартии.
Стража по приказу лорда забрала пленников.
- Я их допрошу, разузнаю, что вы, всадники, позволяете себе! Будьте уверены, Конклав этого так не оставит.
С этими словами Морат хотел было удалиться, но вдруг он заметил Далкана.. Его взгляд замер, потом глаза забегали... В итоге он постарался скрыть, что, вообще, знаком с этим человеком. Хотя отец Н'каса пытался привлечь его внимание, он не был удостоен его.
- Всех вниз! До моего распоряжения! - лорд не взглянул на всадника, развернулся на каблуках, кутаясь в ночную тунику и собрался исчезнуть в недрах холда.

+1

25

Н’кас как можно спокойнее выслушал патетическую гневную речь лорда, хотя внутри всадника всё так и бурлило. Но коричневый знал, что Морат намеренно передергивает, пытаясь спасти ситуацию и отстоять свою честь и честь Далкаса. Когда стража повела преступников в нижние пещеры и лорд уже собрался было уходить, всадник произнёс ему вслед:
- Вы совершенно правы, лорд Морат, Конклав так просто этого не оставит, и подымет вопрос о вашем смещении с должности. Вы сами просили Вейр схватить бандитов, неужели теперь откажетесь от своих слов? К тому же, у нас есть ещё один свидетель – этот человек перегонял караван с десятиной, и думаю, что лорды заинтересуются его словами.
Но Морат уже уходил обратно в холд, явно не желая ничего слушать. И в этот момент произошло непредвиденное – Далкас ухитрился выхватить нож у одного из охранников (и это несмотря на то, что он по-прежнему был связан!) и вырваться из окружения. Проскользнув к лорду, он в бешенстве произнёс, приставляя лезвие к его горлу:
- Ты! Ты сам послал меня сделать это, а теперь делаешь вид, будто не знаешь меня и отправляешь гнить в холодных пещерах? Я убью тебя, тварь!!
Но в гневе отец Н’каса не заметил, как сзади к нему подобрались сразу трое охранников и один из них оглушил Далкаса по затылку. Мужчина упал на снег у дверей холда. Лорд Морат с дикими воплями приказал запереть всех преступников внизу. В бешенстве лорд даже не поглядел на всадника и торговца и отправился вглубь холда. Преступников увели, а оглушенный Далкас так и остался лежать во дворе. Дверь холда громко закрылась – незваным гостям дали понять, что больше их не принимают, пусть себе убираются восвояси.
- Услышано и засвидетельствовано, лорд Морат, - произнёс Н’кас, но его услышал только Кельнис. «Выходит, отец мне соврал», - подумал всадник расстроенно.
Далкас со стоном пришёл в себя, ворочаясь на снегу. Подняв голову, он осмотрелся и, приподнявшись, с трудом прошёл к двери, принявшись ударять в неё всем телом. Снаружи донеслись смешки кого-то из охранников.
- Знакомая ситуация, не так ли, отец? Вот только ты в сапогах, в отличие от меня.
- Ты мне больше не сын! – сквозь плотно сжатые зубы прошипел Далкас.
- Тогда оставайся во дворе – внутрь тебя всё равно не пустят. Теперь, когда ты выдал лорда, да ещё и пытался убить его, ситуация изменилась. Ты стал таким же изгоем из холда, как и я когда-то.
- Нет! – заорал Далкас, и из-за двери снова донеслись чьи-то смешки.
«Лиретт’, предупреди Тиат’у, что в холде нам не рады. Скорее всего, всех остальных преступников придётся доставить в Вейр», - Н’кас решил, что Корте лучше не являться в Битру после того, что здесь произошло. Лиретт’ согласно рыкнул, передавая зелёной слова всадника. Далкас испуганно отпрянул.
- Выбирай, отец – или останешься мёрзнуть здесь, или полетишь со мной.
Зубы у Далкаса уже вовсю стучали – его явно не радовала перспектива остаться во дворе холда без надежды на помощь. С трудом отец кивнул, хотя видно было, что он совсем не рад обществу сына.
И в этот момент Н’касу в голову пришла новая мысль: «Зачем везти преступника в Вейр – мало ли что он натворит там? Холды Битра и Бенден находятся на территории ответственности Вейра, но лорд Бендена всё же более разумный человек. Если вместе с Далкасом доставить свидетелей – Кельниса и того беднягу, перевозчика каравана – лорд будет вынужден признать, что мы действовали в рамках дозволенного, в отличие от Мората и бандитов».
Приняв решение, всадник сообщил о нём торговцу. Тот кивнул, соглашаясь, и вместе они снова взвалили тяжёлого Далкаса на дракона. Отец, похоже, и вовсе забыл о сопротивлении, но доверять ему не стоило.
- Кельнис, пожалуйста, следи за ним пристально. Он умудрился вырваться из окружения охранников и едва не убил Мората, кто знает, что ещё взбредёт в голову Далкаса?..
Торговец согласился с доводами всадника и не спускал глаз, указывая дорогу к мелкому холду, где остался ночевать перегонщик каравана с десятиной. Прибытие всадника верхом на драконе вызвало настоящий переполох в мелком холде; разбуженные жители со страхом взирали на огромного Лиретт’а. Погонщика десятины тоже разбудили; он был по-прежнему полуодет. Кельнис взял инициативу в свои руки, произнеся:
- Приказ лорда Мората! Дайте этому человеку сапоги и одежду!
Естественно, никакого приказа не существовало, но, глядя на то, как быстро и с испугом в глазах жители холда одели мужчину, Н’кас предположил, что они привыкли подчиняться без вопросов. «Вряд ли известие о нашем визите сюда скоро достигнет Мората – здесь все слишком бояться гнева лорда», - подумал всадник.
Мужчина, растерянно хлопая глазами, с трудом взобрался на дракона, усевшись чуть сзади Кельниса. Торговец быстро пояснил ему, что от него требуются свидетельские показания о произошедшем. Перегонщик десятины кивнул, и Лиретт’ снова взлетел. Н’кас отчётливо представил себе мощёный двор холда Бенден, над которым также царила сейчас ночь, и Промежуток на несколько мгновений попытался заморозить всех, кто находился верхом на драконе. Судя по стонам Далкаса и не представившегося погонщика десятины, они были действительно недалеки от обморожения – а может, ими просто двигал страх.
Лиретт’ приземлился во дворе,не в пример более освещённым, чем битранский.  Кто-то из местных кинулся будить лорда. Судя по всему, Н’касу предстоял очередной тяжёлый разговор, но всадник надеялся, что владелец Бендена всё же проявит благоразумие, в отличие от Мората.

Отредактировано Н'кас (2012-05-03 00:07:08)

+1

26

Пока Н’кас ожидал лорда, Лиретт’ сообщил: «Тиата передает, что они схватили всех бандитов. Те даже не пытались сопротивляться, и добровольно согласились лететь в Вейр, узнав, что их главарь также схвачен».
«Вот и отлично, и да свершится над ними правосудие», - ответил всадник. Дракон чуть присел на задние лапы, чтобы дать себе отдых. «Я слишком долго не спал и не ел. Пожалуй, завтра надо подкрепиться парой жирных верров».
«Ты абсолютно прав, сегодня ночь выдалась не из лёгких. Хочешь, через пару-тройку дней, как только придем в себя, слетаем в Прибрежный холд?»
«Я с удовольствием искупаюсь, но не сейчас», - отозвался Лиретт’.
Снаружи послышался шум, и через несколько мгновений во двор вышел лорд Кревеллен – высокий, статный, со светлыми волосами, но грустным лицом. Одет он был в лёгкую куртку и сапоги с голенищем едва не до колена, и то другое темно-коричневого цвета.  Весь его вид выражал недовольство, и всадник поспешил сгладить первое впечатление. Спустившись с дракона, Н’кас учтиво поклонился и произнёс:
- Уважаемый лорд Кревеллен! Меня зовут Н’кас, всадник коричневого Лиретт’а из Вейра Бенден. Простите, что вынужден был разбудить вас в столь неподходящее время. Причина моего визита – преступление, совершённое человеком по имени Далкас. Его вы видите на драконе связанным. Рядом сидят свидетели произошедшего – торговец Кельнис и перегонщик каравана с десятиной. Далкас и его бандиты напали на караван и захватили добычу, причём возможно, что не обошлось без жертв. По просьбе лорда Мората мы схватили преступников, но когда я доставил их в Битру, произошёл скандал, во время которого Далкас едва не убил Мората. Бандита выставили за дверь холда, но должен же он ответить за свои преступления перед Конклавом лордов!
Окончив эту долгую речь, Н’кас с облегчением выдохнул, глядя, как вырвавшееся из его рта облачко пара растворяется в морозном ночном воздухе. Всадник благоразумно решил пока умолчать о словах Далкаса, брошенных отцом в гневе и других подробностях произошедшего, которые могут вызвать недовольство лорда Кревеллена. В любом случае, это раскроется, но лучше всего не раздражать владельца холда сейчас, когда он может встать на сторону всадника – или хотя бы просто свершить правосудие, как это и положено лорду уважаемого холда.

+1

27

Лорд Кревеллен отнюдь не принадлежал к числу глупцов. Быстро разобравшись в ситуации, он смекнул, какую выгоду ему может принести плененный на землях Битры преступник. Честум не захотел связываться с этим? Что ж, он - Лорд Великого Холда, возьмется за это.
- Приветствую тебя, Н'кас, всадник коричневого Лиретта! Твоя заслуга просто неоценима, давай выпьем с тобой славного вина за это отраднейшее событие, ведь все в безопасности!  - и, заметив нетерпеливый жест Н'каса в сторону пленников, добавил - А о твоей...эмм... поклаже позаботятся мои слуги. твоих спутников я тоже буду рад пригласить в мой гостеприимный холд. - Кревеллен широким жестом пригласил коричневого в свой холд. Тем временем связанного Далкаса, как мешок с зерном, стащили с драконьей спины, при этом стражники стрались находиться как можно дальше от огромного коричневого, что вызвало у Н'каса невольную усмешку.
Проводив гостей в свои покои, лорд предложил всем великолепного вина пятнадцатилетней выдержки и распорядился принести закуски.
- О пленниках позаботятся, не беспокойтесь. - бросил он, наполняя бокалы рубиновым напитком. - А сейчас я хочу, чтобы вы мне рассказали, что случилось. Ведь именно я должен буду вершить правосудие над этими бедными людьми. И я должен быть уверен, что знаю все! - с этими словами владетель откинулся на кресло, приготовившись слушать...

0

28

Н’кас сидел в шикарно обставленной гостиной лорда Кревеллена, с удовольствием потягивая великолепное бенденское и всем своим видом показывая, что он расслабился и полностью удовлетворён словами владетеля. На самом деле у всадника в душе всё кипело: «Этот лорд умнее Честума, но ничуть не лучше его, он точно также недолюбливает всадников, просто видит в происходящем свою особую выгоду».
- Уважаемый лорд Кревеллен, прежде чем рассказать подробно о произошедшем, позвольте сделать некоторое уточнение: лорд Честум наверняка останется недоволен вашим решением лично вершить правосудие над битранцами. И даже если он не поднимет вопрос об этом на Конклаве, вести о суде в Бендене скоро достигнут других владетелей, и они тоже могут иметь свои возражения. Зато, если вы сами доставите преступников на суд лордов, владельцы холдов будут благодарны вам за это – ведь многие из них давно уже ищут повод сместить лорда Честума. Людям надоели постоянные грабежи на территории Битры, многие цеховые мастера и владельцы холдов остаются без части прибыли, которая оседает в карманах подобных преступников.
«Лорд Бендена хитёр, этого у него не отнимешь, но подобные доводы заставят его изменить мнение – дело требует именно публичного рассмотрения, а не самоуправства какого-либо лорда».
«Тиат’а тоже прилетела сюда», - передал Лиретт’. – «Преступники отведены в камеры стражниками Бендена, а Тиат’а и Корта собираются в Вейр».
«Отлично, передай им, пусть возвращаются. Я скоро закончу, а потом прилечу в Вейр и доложу обо всём Предводителям».
Лорд Кревеллен важно кивал на слова всадника, хотя наверняка имел возражения против некоторых доводов – но настоящий лорд всегда сможет скрыть свои мысли от других и не высказать их вслух, когда этого совершенно не требуется.
Кельнис и перегонщик каравана с десятиной дали свидетельские показания, а всадник подтвердил их слова и внёс некоторые подробности, на сей раз не забыв упомянуть о фразе, брошенной Далкасом; внешне лорд Кревеллен оставался спокоен, но при упоминании о возможной вине Честума в произошедшем тень скрытой ядовитой усмешки всё же отразилась на его лице – владетель Бендена злорадствовал.  Когда с формальностями было покончено, свидетели остались в холде в качестве гостей – лорд обещал им хорошие комнаты и хорошее обслуживание. «Ещё бы он отпустил от себя столь ценных свидетелей, когда любой бандит из Битры будет стремиться их уничтожить!» - усмехнулся про себя Н’кас.
Кревеллен кивнул, разрешая всаднику удалиться; поставив осушенный почти до дна бокал с бенденским (после пережитых событий вино оказалось вовсе не лишним), Н’кас вышел из холда, сопровождаемый парой слуг, которые показывали дорогу. Отпустив слуг, всадник взобрался на дракона и передал Лиретт’у координаты Бендена с мыслью: «Наконец-то мы возвращаемся в Вейр».
Через несколько мгновений тёмного и холодного Промежутка, мало отличавшегося от сгущавшейся зимней ночи, они вынырнули над хорошо освещённой факелами Чашей Бендена; всадник на сторожевой вышке поднял руку в знак приветствия. Пару дней назад Н’кас и сам не смыкал глаз, напряжённо наблюдая за ночным небом, но ничего особенного так и не произошло. Теперь же всадник смертельно устал, его тело требовало сна, но предстояло ещё навестить Предводителей Вейра.
«Шадит’ передает, что он и его всадник не могут заснуть, так что ты можешь подняться в вейр Предводителя», - сообщил Лиретт’. Всадник удивился пренебрежению, с которым его дракон опустил имя Предводителя Вейра; конечно, Лиретт’ часто забывал называть людей и всадников по именам, чем грешили многие драконы, но никогда ещё не было такого, чтобы коричневый не желал называть имени В’мара.
Впрочем, Н’кас слишком устал, чтобы задумываться сейчас ещё и над этой проблемой. Поднявшись к В’мару, всадник по возможности точно изложил результаты их изысканий; Предводитель лишь покачал головой, невнятно пробурчав что-то. Тяжкие и мрачные мысли обуревали В’мара, и коричневый понял, что лучше сейчас не тревожить Предводителя понапрасну.
Отправляясь спать, Н’кас так и оставил Предводителя мрачно сидящим за столом. Лишь на следующий день, проснувшись аж после полудня, всадник узнал о нежданном визите холдеров и том, какое напряжение вызвало это посещение; а также о словах Предводителя, породивших множество недовольства среди молодых всадников. Вейром овладела какая-то странная апатия, развеять которую могло только одно – смена Предводителей. Все всадники понимали, что долго так продолжаться не могло - В’мар перестал справляться со своими обязанностями, а в свете возникших проблем всем им нужны были совсем другие Предводители, которые своими активными действиями смогут наладить ситуацию.

===Выход из отыгрыша===

+1

29

Лорд Кревеллен незамедлительно сообщил о произошедшем в остальные Великие холды.  В холде Плоскогорье состоялось тайное заседание Конклава. Его итоги неизвестны Вейрам. О судьбе арестованных до сих пор никто ничего не знает.

0


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 24.02.1010 Кто ищет, тот всегда найдет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC