Драконы Перна: Долгий Интервал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 10.02.1010 Запечатление


10.02.1010 Запечатление

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Персонажи: ГМ, Акташит, Кейлит, Сацита, Тенвир, Калан, Фэйрис, Риот, Джоэль, Оливия, Вианта, Морвэна, Эланта, ГМ(!), Юни, Лорана, Ульвэн, Кайрата, Китра
Время: поздний вечер
Место: Площадка Рождений Вейра Бенден
Ключевые события:
Запечатление золотой Эланты, бронзового Акташита, синего Кейлита, зеленой Сациты и зеленой Риот.

0

2

Вечер над Бенденом почти погасил яркий свет Ракбата. Пришло время зажигать факелы и разводить костры, выносить на улицу столы и встречать прибывающих гостей. Драконы поднимались в небо и снова опускались на камни, кто-то уходил в Промежуток и появлялся снова с лишними седоками на шеях. Госпожа и Предводители стояли в цетре Чаши и внимательно наблюдали за каждым опускающимся Крылатым. Но вот Ланта проснулась и позвала всадницу - и та, сразу забыв и про Лордов, и про все свои мрачные мысли, почти как девочка побежала к Пещере.
  Драконы начали тихо Гудеть.

...

Лорд Честум как ни хотел, не мог игнорировать настойчивое приглашение Предводителя Бендена на Рождение.
Он был не в восторге от того, что из его холда забрали двоих подающих надежды подмастерьев в этот Поиск и даже пытался воспрепятствовать их поездке в Вейр. Он разговаривал с родителями юнцов, но так и не смог их убедить в том, что в холде их сыновья смогут добиться лучшего будущего, чем просто кататься на драконе целыми днями.
Не улучшило старому Лорду настроение и проведенное накануне собрание с управляющими, когда он подсчитывал, какое количество продуктов и древесины ему придется отдать Вейру в ближайшую семидневку.
Вот какой толк в том, чтобы кормить этих дармоедов, которые только и знают, что рассказывать, как их прадеды сражались с Нитями? Почему Конклав до сих пор терпит такое отношение от Вейров? Они же просто пользуются плодами упорной работы наших холдеров! - такие мысли посещали Честума, пока он ожидал, когда за ним прилетит всадник.
Наконец, служанка робко постучалась в дверь его комнат, чтобы сообщить, что коричневый всадник ждет Лорда во дворе.
Старик неуклюжим движением поднялся из своего кресла, набросил на плечи теплый, подбитый мехом плащ из шкуры дикого стража (в Промежутке его всегда охватывал озноб), и медленно прошествовал к главному входу Холда.
Хотя, это бессмысленное времяпрепровождение можно использовать и с пользой для себя - думал старик, спускаясь по каменным ступеням.
Если мне удастся переговорить с битранцем и хотя бы поколебать уверенность Кревеллена, то на следующем собрании Конклава чаша весов может склониться в нашу пользу... - немного повеселев, Честум подошел к коричневому гиганту, ожидавшему его на поле перед главными воротами Холда.
- Приветствую тебя, всадник! - голос Лорда был чуть дребезжащим от снова нахлынувшего недовольства - зверь так и лоснился, а всадник, хоть и был статен и опрятен, выглядел, как мальчишка.
- Хорошего дня и тебе, Лорд Честум, меня зовут С'крен, мне и моему Танату выпала честь доставить тебя в Бенден! Доброе будет Рождение! - всадник прямо лучился предвкушением праздненства. Он вежливо подал руку Лорду, помогая старику взобраться по удобно согнутой лапе своего коричневого.
Опять, такое впечатление, что я должен преисполниться благоговением перед этим парнем и их Рождением! Почему мы им поклоняемся, чтим их? Нет, надо что-то делать. Нитей уже давно нет, Вейры изжили себя. Народу Вейра пора стать теми, кем они являются на самом деле - обыкновенными людьми с удобным средством для путешествий... - эти мысли не давали Лорду покоя все время, пока он забирался на спину могучему зверю, пока усаживался между мощных гребней...Хотя, когда он прикасался руками к телу дракона, когда чувствовал, какая сила таится в нем, ему, поневоле, становилось страшно, ведь за всадниками, простыми людьми, всегда стояли они - драконы...
Миг Честума душил мрак Промежутка, хотя он и привык к нему, ведь без зазрения совести пользовался услугами Вейра для поездок куда-то - и вот они уже парят над величественной Чашей Вейра. Повсюду переливались глаза драконов, на Площадке Рождений постанывала Королева, но Честум не был поражен или восхищен, напротив, от еще раз увиденной мощи Вейра его мысли о том, что Предводители собираются забрать себе право править Перном, только стали еще настойчивее.
Он, сжав зубы, поблагодарил С'крена, с грехом пополам слез с дракона и направился в сторону Илуры, которая встречала гостей. Увидев, что Кревеллен с женой уже сидят на своих местах, он постарался ускорить момент поздравлений и обмена любезностями с Госпожой Вейра.
- Хорошего Рождения, моя Госпожа! - в его словах не было ни капли неуважения, но вот в тоне, которым они были сказаны..
- Спасибо, Лорд Честум, надеюсь, и для тебя этот праздник будет веселым! - Илура была чуть рассеянна, ведь все ее мысли были заняты переживающей и волнующейся за свое потомство Лантой.
  Лорд Кревеллен, в свою очередь, смотрел по сторонам, заинтригованный больше костюмами всадниц, чем происходящим на Площадке Рождений. Хотя величие огромной Золотой Королевы на какой-то миг заставило его замереть.

...

  Лорды и мастера собирались и рассаживались молча, кидая внимательные взгляды на собравшихся вокруг всадников. Некоторые старались сесть поближе друг к другу и подальше от Крылатых, кто-то просто хотел уйти подальше от горячего песка и огромного дракона. Только Мастер-Винодел и Мастер-Арфист сели в первых рядах, оживленно болтая со знакомыми всадниками. Драконы гудели все громче: они собрались разноцветным ковром над головами гостей, и люди с затаенным страхом и завистью иногда поднимали взгляды к своду пещеры. Наконец,
  Ланта тихо вздохнула, и через секунду из тоннеля под потолком бесшумно вылетел первый бронзовый дракон, несущий Кандидатку на Запечатление. Драконы и всадники приветствовали девушку громкими криками. В то же время через наземный проход наставник молодняка ввел мальчишек в белых туниках. Яйца на песке начали раскачиваться.

0

3

"Он здесь!" - мысль прорезала сознание крохотного дракончика, заставив того открыть глаза и впервые почувствовать себя таким, какой он есть на самом деле - любопытным, всем интересующимся, немного диковатым, но вместе с тем и невероятно упрямым. "Он здесь, он здесь, он здесь", - закружились слова в голове нестройным хороводом. Желание выбраться из этого странного места, невероятно тёмного и какого-то совсем неудобного, возобладало с новой силой. Дракончик поднял второе веко, но не увидел ничего кроме крохотной красно-золотой трещинки на вершине. А едва разглядев его ринулся вперёд со всеми хилыми силёнками, которые ему были даны в этот трогательный и страшный час.
Снаружи всё это выглядело довольно странно - яйцо, не решившее видимо какого цвета хочет быть, по оттенку больше напоминало то ли очень тёмно-бронзовое то ли совсем чёрное. Вот оно первым двинулось, упало на бок, прокатилось чуть вниз, боками касаясь раскалённого песка площадки рождений ("как тепло!" - восторженно заметил крохотный дракончик внутри), замерло на полпути и...
Миг триумфа был столь же великолепен как и первый глоток воздуха маленького крохотного дракончика. Сосредоточившись, он с силой разогнул задние лапы, пробивая острым кончиком морды скорлупу и по инерции вылетая наполовину своего тела. Яйцо не замедлило упасть на бок, однако Акташит, чья шкура переливалась насыщенными оттенками тёмной бронзы, уже вовсю кричал. С карнизов ответили огромные бронзовые звери, вторя своему крошечному брату, чей голос сейчас никак не походил на трубный рёв старых драконов. Прямо скажем - относительно их голоса потуги маленького бронзового дракончика были сродни мяуканью котёнка по сравнению с рёвом взрослого льва. Треугольная морда тут же начала поворачиваться, пока острые коготки разбивали оставшуюся скорлупу яйца, давая дракончику окончательно выбраться из своей долгой клетки.
Он был первым и мог выбирать любого из мальчишек в белом, но сначала не совсем понял происходящее и тихонько пропищал, ошарашенный тем сколько тут людей. Старший из бронзовых подбодрил малыша, изогнув шею. Акташит чуток присел, повернул набок голову, вглядываясь голубыми глазами наверх и подпрыгнул, бестолково растопырив ещё слишком маленькие крылья - "я догоню тебя!". Сверху послышался тихий рокот-смех бронзового, сказавшего ему сначала выбрать всадника.
Но как так? Он ведь уже выбрал его! Вон тот, второй справа, темноволосый, с белым от страха лицом. "Почему он боится?" - мысль сформировалась сама по себе, пока тёмно-бронзовый дракончик поднимался на лапки и делал уже второй в его жизни шаг-прыжок, - "я ведь лучший! Правда?" - Акташит не осознал как первым потянулся к сознанию мальчишки последней фразой. Бронзовые довольно загудели с карнизов, помогая свыкнуться с мчащимися словно ветер, мыслями в голове. Подбадриваемый старшими сородичами, малыш собрал свои лапы, чуть пригнулся и поскакал вперёд. Ему удалось правильно проскакать всего два шага - запутавшись в крыльях, хвосте и лапах, он споткнулся, перелетел через голову ("больно!" - второй посыл к своему всаднику) и кубарём вкатился в ноги Калана, сбивая того с ног и только потому останавливаясь. Несколько секунд на карнизах царило молчание - наверное, думали что дракончик насмерть убил мальчишку. Но потом донёсся весёлый рык бронзовых и люди заулыбались, видя как барахтается в своём теле малыш, вытягивая голову и громко пища - "он мой, мой, мой!".

Отредактировано Акташит (2012-01-22 01:09:59)

+6

4

Время. Его крылья быстро несут по миру мгновения, оно будто ребенок гоняет небесных светителей. Но порою, играя с ожиданием, время часто любит затянуть это мгновение, словно растягивая удовольствие. Вот и сейчас. Столь долгое ожидание утомляло маленькую жизнь внутри своего недолгого укрытия. Первое, что осознал малыш - это была мысль. Мысль того, что он очень хочет есть и то, что его будто кто-то звал. Звал поскорее выбраться из этого места.
"Я... Я... Я Кейлит'!... И я... один?... Но я не хочу быть одним!" - первые мысли, осознания себя. - "Кто.. меня зовет?"
Дракончик шевельнулся, дернул хвостом и открыл глаза. В голову тут же хлынул поток эмоций и новых мыслей. Свет сквозь скорлупу был слабым, но пробуждал в малыше все больше и больше любопытства.  Дракончик снова пошевелился. На этот раз он попытался приблизится к этому свету, так сильно он его привлек! Что-то новое за тот промежуток времени, который он провел в этом яйце. Но мордочка уткнулась в преграду - в стенку яйца. От чего центр тяжести сменился и малыш вместе со своим убежищем упал на песок.  Сквозь скорлупу почувствовалось приятное тепло песка, которое грело его все время. 
Дракончик невольно заворчал. Ему не нравилось такое положение, да еще и голод не приятно отдавался в животе, и он попытался хоть как-то развернуться. Отчего яйцо закачалось. Собрав свои не многочисленные силенки дракончик, оперевшись своими лапками о яйцо, пробил скорлупу у самой верхушки, одновременно заглатывая свой первый и желанный глоток воздуха. Резкий свет ослепил было малыша и тот недовольно пискнул.
Но нужно было приложить еще усилия, чтобы окончательно покинуть яйцо, ставшее ему уже не по размерам, но так любимым самим малышом. Дракончик зашевелил лапами, ломая скорлупу и освобождая свое тело. Кейлит' сделал попытку подняться на лапы, но из-за малого количества сил покачнулся. Но не упал! Упершись на хвост синий сохранил равновесия и только теперь смог оглядеться.
Большое помещение было заполнено людьми и такими как он - драконами! Позади лежала мама, она выделялась здесь особенно сильно и не заметить ее было не возможно, но то, что бросалось в глаза больше, так это было небольшое количество перепуганных мальчишек в белых туниках, окружавших каждое яйцо здесь. Возле Кейлит'а  стояло около пяти мальчишек. Стояли на почтительном расстоянии, будто чего-то ждали от самого малыша. Мальчишки были бледноватыми и смотрели на него с каким-то испугом и неуверенностью.
"Почему они бояться?" - подумал дракончик, но тут среди этих ребят дракончика привлек Он. Он смотрел не со страхом, скорее с неким переживанием, хоть он и выглядел снаружи вполне уверенным и спокойным. Что-то привлекло его в этом юноше. Что-то... словно родное. Будто только он и должен был его встретить после его рождения. Драконы откуда-то сверху, с карнизов, нестройным гулом подбадривали его, но Кейлит' не обращал внимания на окружающее.
Он расправил плечи и уверенно зашагал вперед, спотыкаясь и путаясь в собственных лапах, но не убавляя своего желания, наконец, слиться с Ним одним сознанием.
Синий попытался расправить крылья, чтобы те не мешали его движениям и даже несколько раз взмахнул ими, будто они могли сократить расстояние между ним и его избранным. Дракончик довольно заурчал.
Юноши, стоящие рядом было напряглись, волнуясь еще больше. Но выбор был сделан! Кейлит' радостно сверкнул сине-зелеными глазами и на последнем метре, разделяющем дракона и его всадника, споткнулся. Не желая выглядеть столь слабо, дракончик быстро поднялся на ноги, держась на них уже столь уверенно, будто у него открылось второе дыхание. Для пущего эффекта малыш расправил крылья и, заглянув в столь темные глаза юноши, мягко коснулся сознания Тенвира.
"Я Кейлит'!" - произнес синий.

Отредактировано Кейлит' (2012-01-22 21:34:15)

+5

5

Пески времени тихо текут. Но ветер перемен, исстари  сгонявший в дюны песчинки, решил и сейчас поступить именно так.  Решил ли? Или просто направил в нужную сторону?
Мысли… Что-то бессвязное, неопределенное начало складываться во что-то более ясное, более понятное. Сацита… Имя… Имя? Имя! Мое имя… - билось в голове. Осознание себя не могло не порадовать и… И удивить! Приоткрылся один глаз, но вокруг темнота. Бархатная темнота. Приоткрылся второй глаз. Бархатная темнота казалась таковой потому что сквозь скорлупу пробивался, пусть едва-едва, свет. Приглушенный, кажущийся теплым свет рассеивал темноту. Но здесь было пусто. Совершенно. И еще тесно. Она почувствовала, что чего-то не хватает. Кого-то не хватает… - И отсутствие этого кого-то чувствовалось очень и очень ясно, не хватало этого родного, любимого, нужного. Того, кто подбодрит, защитит, успокоит…
Она протянула клиновидную голову чуточку выше и уткнулась в твердую поверхность скорлупы. Сейчас эта скорлупа – все, что разделяло тьму и свет, смешивала их, но не давала полного смешения. Эта скорлупа – ее клетка, пребывание в которой более срока – смерть. Драконица уперлась задними лапами и попыталась пробить столь хрупкую, сколь прочную скорлупу. Яйцо после первого удара потеряло равновесие и завалилось на бок. Вместе с маленьким чудом, что сейчас было внутри. Но это чудо не собиралось сдаваться после первого поражения, тем более что в новом положении этого подобия клетки стало удобнее.
Еще попытка – еще удар. По скорлупе пошла трещина. Еще удар – от трещины зазмеились еще трещинки но уже более маленькие. Еще удар – и скорлупа не выдержала натиска юного создания, рвущегося на свободу. Из образовавшегося отверстия показалась маленькая клиновидная головка светло-зеленого цвета. В первую секунду появления драконица оказалась ослепленной. Свет был много ярче приятного сумрака.  Фасеточные глаза с любопытством, присущим всем молодым драконам, осмотрелись вокруг. Люди. Много людей! И еще такие же, как она, но много более крупные. Прекрасные, грациозные создание, трубными возгласами приветствовали новый выводок. Новых драконов!
Малышка выбралась из скорлупы. Еще раз осмотрелась, но теперь уже ища. Ища только одного. Ища е г о . И никого более. И вот, в толпе мальчишек, перепуганных, с большими от страха глазами и бледными лицами. Чего они бояться? – Недоуменный вопрос. И он будто бы был задан вслух, но не всем, а только ему… - Ты не бойся... – На нетвердых лапках драконица двинулась к с в о е м у В с а д н и к у. Запутавшись в лапках и хвосте, малышка упала. Выглядело это, не без сомнения, смешно, но никто не смеялся. Один малыш, бронзовый, взлетел и тут же опустился. Напугал он, наверняка, не только мальчишек и девчонок, что сейчас были в стороне у Золотого яйца. Он заставил и опасливо прижаться к теплому песку, который долгое время обогревал яйца с маленькими существами внутри, и малышку Сациту. Но та быстро справилась с мнимой опаской и двинулась дальше. Один раз она чуть не упала, но сумела удержать равновесие, расправив крылья.
Один из нескольких. Один из немногих. Он для нее один, единственный. Раз и навсегда. Вот он, впереди, еще парочка метров, и она окажется рядом с ним… Медлить зеленая драконица не стала, а потому без опаски приблизилась к тому, кого выбрала сама, кого чувствовала своим.
- Мое имя Сацита!.. – Малышка коснулась кончиком носа ладоней мальчишки.

+5

6

Духота, нервозное ожидание и страх, от прокаленного солнцем песка тянет жаром. Минуты тянутся вечность. Трубные звуки взрослых драконов парящие на почти невидимой глазу высоте и гул гудения  наступающего Часа Рождения спрессовали  личное осознание времени у Фейриса в какой то плотно-тягучий поток или варево в котелке целителя.
Ни ветринки, ни глотка свежего воздуха. Ловя в который раз себя на том, что он замирает словно деревянный и задерживает дыхание от ощущения неотвратимо наступающей катастрофы заключенной для него лично в  яростно пылающих огнем на стене сознания словах "Тебе Никогда Не Стать Всадником! Ни один из Крылатых не согласится сказать тебе свое имя!" Однако, невзирая на этих демонов, яростно атакующих его  и так то небогатую в себе уверенность, мальчишка вздергивая голову вверх, словно опоенный старался держаться как можно ближе к песку Площадки Рождений, пытаясь "для себя" взглядом "определить" какое из яиц сейчас проклюнется. Бронзовый, синий и вот в одном из яиц на миг мелькнула золотисто-зеленая вспышка мгновенно привлекая его внимание. Спустя мгновения яйцо покачнулось и-завалилось на бок. "Очередь" снова стронулась с места исторгая из своего чрева еще одного неудачника. А яйцо тем временем продолжало трястись и покачиваться, потом по его боку пошла трещина, затем откололся довольно крупный кусок скорлупы  вот забавно кувырнувшись через голову по песку площадки слегка переваливаясь на нетвердых еще ножках топает драконенок внимательно осматривая и явно выискивая С в о е г о  всдника. Стоя в длиннющей череде Соискателей Фейрис старательно нацепив на лицо маску невозмутимости ждал когда наконец настанет Его очередь. Впереди него стояло много народа, гораздо более старшие чем он, люди и вне сомнения во многом более опытные чем он. Небо! И этому не повезло...- отслеживая взглядом очередную сгорбленную фигурку отходящего в сторону неудачника.
Мальчишку трясло от смеси страха и радости, радости за то что его шанс стать одним из Избранных рос с каждым отвергнутым кандидатом.
-Чего они бояться? Какой странный вопрос? Боятся что ни один из крылатых их не признает, чего же еще то? Охх, и странные какие у меня вопросики... До мальчишки не сразу дошло что он "услышал" отнюдь не свой вопрос заданный ему. И спустя несколько мгновений в голове мелькнуло успокаивающе.
-Ты не бойся. доносясь словно через какую то пелену, тепло укутав  замершее в почти каменной неподвижности сознание и тело теплым воздухом. Мое имя Сацита. по краю площадки рождений неуверенно ковыляя на нетвердых еще лапках зеленая малышка вполне целенаправленно направилась в Его сторону. Плюя на все последствия такого проступка Фейрис толкнув соседа стоявшего впереди него шагнул на песок Площадки Рождений так, словно его не держали ноги, навстречу зеленой драконице.Мменя Выбрали?! Смесь нахлынувшего чистого до боли, ничем не омраченного счастья и восхищения накрыла мальчишку с головой, как только он встретился взглядом с фасетчатыми глазенками малышки-драконицы. Пожалуй впервые Фейрис ничуть не стесняясь "глупых слез" показывал те на людях "словно девченка".
-У тебя - самое лучшее имя! Мое имя-Фейрис, но теперь наверное Фрис. тепло прикосновения и мальчишка  встав на колени осторожно коснулся лбом шеи драконенка пытаясь обнять малышку.
Чувство покоя и какой то цельности сознания что ли, было до того неожиданным, что Фейрис не хотел чтобы оно прерывалось. Ох,  ты ведь наверняка голодна. Я слышал, что после рождения... Мысли скакали словно вспугнутые кролики. Нно чем кормить такую малышку? До мальчишки никак не доходило, что теперь, когда сбылась самая заветная мечта, помимо того что он будет обязан заботиться о драконе, тот будет его вторым и более лучшим Я, от которого ничто не скроется даже при самом сильном, его, Фейриса, желании. А в прошлом... В прошлом у "мелкого шкодника и редкостнейшего нахалюги" хватало всего и разного.

Отредактировано Фэйрис (2012-01-25 16:08:07)

+4

7

В тот день Тенвир продолжал заниматься своими делами. Близко Рождение или нет, но повседневной рутины никто не отменял. Сперва ему пришлось под строгим надзором матери перечистить огромную миску клубней, затем его послали еще с каким-то поручением к одному из всадников... Пробегая по широким коридорам, где каждый шаг отдавался гулким эхом, мальчишка напевал себе под нос какую-то странную монотонную песенку, которая с самого утра засела в его голове. Порой ему казалось, что он слышит ее наяву.
Постойте-ка. Он и вправда услышал ее. Это не было песней - это начиналось Рождение!
Позабыв обо всем, Тенвир весьма невежливо сунул в руки ожидающему всаднику сверток, который должен был передать, и бегом бросился вниз. Нужно было еще успеть умыться и переодеться... Сегодня все изменится, и из комнат, где жили Кандидаты, он вполне может переселиться в комнаты для молодняка, а затем и в собственный Вейр. Хорошо бы запечатлеть бронзового! Или коричневого! Хотя если подумать, то и зеленые и синие драконы ничуть не хуже - наоборот, они ценятся за проворство и ловкость.
Торопясь успеть, юноша наспех умыл лицо и руки. Все прочее все равно под одеждой не видно... Быстро скинув с себя перепачканные золой и соком клубней штаны, он натянул другие, чистые. Затем надел белую праздничную тунику. Сам Тенвир придерживался мнения, что дракону все равно, в белом ты или нет... Дракон ведь смотрит в душу. Как они выбирают? Можно ли понравиться дракону? И самое главное - почему в прошлый раз ни один из птенцов не захотел даже взглянуть на затаившего дыхание от благоговения мальчишку? Все эти вопросы терзали Тенвира уже не один месяц, но сейчас он решительно отбросил их. Не время думать о подобном.
Хотя путь до Площадки Рождения он отлично знал, на полпути его перехватил наставник, ведущий остальных кандидатов. Хотя всадник говорил строго, глаза его улыбались. В день Рождения у всех хорошее настроение.
Пристроившись в хвост длинной вереницы мальчиков в одинаковых белых туниках, Тенвир поплелся вместе со всеми.
Горячий песок обжигал ноги даже сквозь толстые подошвы сандалий. Юноша оказался в задних рядах, хотя его рост позволял разглядеть все происходящее. Мальчики волей-неволей выстраивались полукругом, окружая огромные раскачивающиеся яйца. Вот треснула скорлупа, одно из яиц покатилось по песку, трещины на нем быстро увеличивались. Стало видно, что внутри отчаянно бьется живое существо. Вот показалась морда, шея, передние лапы. Бронзовый! Отличная примета: рождение будет удачным. Малыш кричал то ли от гнева, то ли от восторга, сильными и уверенными движениями выбираясь наружу. Тенвир даже дышать перестал: на миг ему показалось, что вот он - его дракон. Но нет... Бронзовый двинулся в другую сторону, споткнулся, сбил кого-то с ног...
То тут, то там раздавался громкий треск. Кандидаты разошлись по всей площадке, и юноша, двигаясь вместе с ними, наконец оказался напротив относительно небольшого яйца. Из него уже показался кончик носа дракончика. Хотя Тенвир и сомневался в том, что на сей раз сумеет Запечатлеть, все же он любил наблюдать за тем, как вылупляются юные драконы. Вот и теперь он замер, глядя, как синий малыш выбирается наружу. И именно поэтому не сразу осознал, что дракон обращается к нему.
Я Кейлит'! - объявил синий.
Тенвир даже вздрогнул от неожиданности, встретив взгляд огромных переливающихся глаз. Не было сомнений в том, что ему удалось. Он быстро взглянул наверх, туда, где среди зрителей сидела его мать. Она улыбалась, хотя и утирала слезы.
Тут Тенвир обнаружил, что и по его лицу текут слезы. Шагнув вперед, он опустился на колени перед дракончиком и обнял его.
Я Т'вир , - ответил он синему, - теперь меня зовут Т'вир .

+3

8

Прекрасный день Рождения! Все свое время, когда Калан занимался изучением свитков или собирал какие травы, мечтал попасть сюда, чтобы хотя бы увидеть своими глазами какого это, Рождение новой жизни! Рождение новой кладки драконов! Но быть в числе Кандидатов! Это было наградой за все мечты! Здесь он сможет испытать себя, свою силу воли, почувствовать такой момент на себе, и конечно же, увидеть все своими глазами! Мысли, чувства и ощущения сейчас были вперемешку!  Что-то подсказывало, что ему сегодня обязательно повезет и он изменит свою жизнь навсегда! Думать о том, что он сегодня не сможет Запечатлеть, ему не хотелось. Даже если, Скорлупа и Осколки, это произойдет, он не вернется в цех Целителей. Не в его это принципах! Даже, если это и произойдет... Он останется здесь! Попросится, покажет на что он годен и что умеет. И они просто не смогу прогнать его...
Но сейчас, стоя на горячем песке, который прогревал, уже рвавшихся на свободу, малышей юноша не думал о поражении. Он был твердо уверен в свой победе! Он по настоящему верил...нет, з н а л, что сегодня он обретет на долгую свою жизнь самого лучшего друга или подругу. Свою вторую половину, часть своей души.  Осознание этого щекотало его ожидание. Ему уже просто не терпелось!  Он так тщательно готовился к этой встрече! Привел себя в порядок и выглядел просто идеально!
Еще немного... Как же коварно это проклятое ожидание! Как же хочется взять и крутануть время наперед! Лишь бы не ждать так долго. Чем дольше проходил процесс, тем оковы страха предательски все сильнее сковывали его.
Что это еще? Я боюсь?! Да не смешите меня! - внутренняя уверенность в замешательстве, и без должного желания, скромно уступало место страху. Как бы сильно Калан не пытался себя успокоить он чувствовал, что нервничает все сильнее.
Ну же! Юноша, который так ловко мог скрывать свои искренние чувства и эмоции сейчас с трудом мог сдерживать свое волнение.
И его услышали! Яйца один за другим начали раскачиваться. Драконы где-то наверху шумно загудели, встречая новое потомство. Вот, одно яйцо из кладки, по цвету совсем уж отличающееся от других, пошатнулось и закатилось на бок. Скорлупа его была довольно темного оттенка, отчего сильно выделялась среди простых яиц (не считая, конечно, самого золотого яйца). Это было первое яйцо, которое шевелилось наиболее активно, отчего сконцентрировало на себе наибольшее внимание публики и самих Кандидатов.
Но тут яйцо перестало катиться и, на мгновение замерев, из него "вылетел" бронзовый дракончик! По рядам зрителей пробежали шепотки, намекая на хорошую примету. Выбравшийся малыш закричал, не то от сильного голода, не то от яркого света, который мог первоначально ослепить его. Калан замер. По спине пробежали мурашки. Мысленно ругая себя, что не положено такому взрослому обалдую вести себя подобно некоторым малолеткам, Калан не спускал взгляда с темно-бронзового дракончика.
Какой красивый...
Я ведь лучший! Правда?" - его сознания мягко коснулся чей-то уверенный и такой... родной голос.
Тут юноша увидел, как новоиспеченный малыш решил попытать счастье и как можно скорее связать свое сознание с всадником. Дракончик в пару прыжков попытался преодолеть то расстояние, которое разделяло его и его  и з б р а н н о г о. Калан не сразу понял, что этот самый дракончик мчится именно к нему! И что это он коснулся его сознания! Но он неожиданно споткнулся, перелетев через свою же голову.
Больно! - послал ему дракончик. Калан от своего волнения, да и от переданных малышом чувств поспешил было к нему, чтобы как-то помочь драконенку. Но юноша не ожидал, что бронзовый снесет тем самым его с ног. поймав малыша, юноша крепко прижал его к себе, лишь бы тот себе ничего не поранил!
Все словно замерло. Наверное, они подумали, что дракончик на смерть ушиб своего всадника. Да и сам Калан затих, закрыв глаза и продолжая прижимать к себе такого теплого (и такого тяжелого) бронзового дракончика. Но тут сверху донеслись рыки и гудение взрослых драконов, успокаивая собравшихся и уверяя их в живучести обоих.
Бронзовый поднял голову и радостно пищал. Калан радовался ничуть не меньше! Не обратив даже внимание на то, как у него по щекам бежали слезы. Сегодня им было можно... Сегодня он стал всадником.
"Меня зовут К'лан. Теперь я К'лан!" - переполненный счастья передал юноша дракончику.

Отредактировано Калан (2012-01-26 17:23:42)

+3

9

Еще чуть-чуть, немного совсем... - думалось беспокойно Риот, барахтавшейся в вязком содержимом яйца, пытаясь хоть как-то расправить крылья, вытянуть лапы. Вокруг что-то происходило - Риот явственно чувствовала вибрации, слышала отдаленно какие-то голоса, движения, какие-то словно мысли проносились в голове, пока не задерживаясь.
Лга уже долго не спала. Тесно. Слишком тесно стало внутри этой темницы, этой клетки без единого просвета между несуществующих прутьев, сплошных, как одиночество и как чувство несоответствия того, что есть и что должно быть. Сделав то, что не делала раньше никогда, - вдохнув, чтобы крикнуть, чтобы привлечь к себе внимание, зеленая резко распахнула глаза - в легкие потекла вязкая, густая жидкость. Дернулась, еще раз, попыталась выкашлять эту мерзость - бесполезно. Прочь отсюда. Если и есть спасение, то не здесь, здесь только белок, составляющая, не дающая коже пересохнуть. Риот задержалась слишком в своем яйце.
Протянув лапы к стенке, драконица слабо царапнула поверхность - раздался глухой скрежет, но скорлупа не поддалась. Не пытаться больше вдохнуть. Еще раз царапнуть - с ударом, расправить то, что из лопаток росло, чтобы инерция не отбрасывала назад, дальше от цели. Нет пользы. Что же делать?!?!
Складывалось такое впечатление, что оставалось только биться головой. Обо что? Только об эту же самую стенку, о скорлупу. Лбом - больно, неприятно, хоть и без силы почти получилось. Еще раз, еще. Яйцо, поддавшись... перевернулось. И Риот завалилась набок, попробовала пискнуть, но только наглоталась этой противной, склизкой жидкости. Кое-как сама себя затормозила, чтобы больше не вращало, уперлась коготками в стенки, растопырила крылья, упершись ими в стенки. Так больно давило на грудь изнутри. Тошнило, хотя Риот еще этого не осознавала. Ткнулась еще раз, на сей раз носом. Хрустнуло... хрустнуло!!! Снова удар, сильнее... и появился резкий просвет, в который маленькая драконица устремилась всем телом, протаскивая голову, а потом и плечи. Выкатилась почти кубарем, даром что снова застряла крыльями. Неуклюже сложила их и, ненадолго остановившись, вдохнула. Закашлялась - горячий сухой воздух - неприятно, непонятно. Спазмы сводили гортань и живот. И все же выкатилась на песок, горячий и уютный. А потом кое-как встала. Что-то вокруг происходило, но рассмотреть драконица не могла - ярко. Покачала головой, пытаясь избавить глаза от тягучей слизи, залившей их...
Другие вокруг. И живот сводит. Одна тут. Такое все расплывчатое и непонятное. И так режет. Другие уже своих нашли. А Риот? Так страшно, что останется одна, что одна никого не найдет. На дрожащих лапах метнулась вслепую. А потом вдруг внутри так потеплело - надежда так ощущается, наверное. Яркое пятно, которое глаза сумели уловить. И не знает драконица пока что, что это называется рыжими волосами. Одним рывком, почти прыжком. Упала пузом на песок.
"Жоооося! Я здесь!!! - встать снова, прикладывая все усилия, собирая все силы в дрожащие лапы ради нескольких шагов, уткнуться лбом в бедро девушки - выше не получается, слишком уж маленькая драконица. - Я Риот, я твоя. Я тебя нашла!"

Отредактировано Риот (2012-01-28 22:46:46)

+5

10

Наверное, слишком много эмоций для одного дня. Ну и вообще, не бывает ведь, чтобы все было хорошо. И после общения с зеленым Джо попала в какой-то вакуум, все носились вокруг, а девчонка не знала, куда ей приткнуться, чтобы не мешать и, что самое главное, чтобы ее за компанию не припахали к какой-либо общественно полезной деятельности. Ну, во-первых, она тут мимо проходила, кто ж заставляет гостей пахать на кухне. И хотя так хочется, чтобы гостевой статус изменился на ПМЖ, полениться никто не мешает. Во-вторых, она вообще-то арфистка, негоже пачкаться и портить руки, и пусть музыкант из рыжей так себе, одно название, использовать сей факт как причину не мешал никто. Ну и в-третьих, Жося на кухне - это катастрофа, погром, испорченный обед и так далее.
Так, сидящую на камешке и ногами болтающую, ее и застала песня драконов, от которой все внутри перевернулось. И то ли это желудок взбунтовался, то ли просто накатила паника, но песня...она была красива, торжественна и пугающа. Хотя бы тем, что даже далекая от жизни Вейра девушка знала, что это означает. Помедлив, поднялась и растерянно огляделась по сторонам. В движениях людей появилась какая-то целеустремленность, вместо хаоса пришел порядок, а она стояла, как одинокая осинка, и понятия не имела, куда пойти, куда податься. Да бежать хоть прямо так, на эту самую Площадку Рождений, но кто-то поймал за плечо и потащил за собой.
Ошарашенной грубоватым обращением Жосе сунули в руки белую тряпку и велели переодеваться. И ладно бы, если бы это была женщина! Краснея, бледнея и мелко вздрагивая, под непреклонным взглядом всадника она кое-как стянула куртку, затормозила на рубахе, получила суровый окрик и была буквально выдернута из привычной одежонки. Пискнув, она закрылась руками, и хламида была натянута прямо так. Мало того, еще и задом наперед, а волосья встали дыбом от такого жеста, зависли вокруг головы пушистым ореолом. Попасть в прорези рукавов оказалось задачей почти непосильной, хламида трещала по швам и вообще, кажется, была слегка не по размеру. Это ж на кого ее шили, если тощая как жердина Жоська еле поместилась!
В совершенно нелепом виде, с торчащими из-под церемониального одеяния сапогами, ее впихнули на горячий песок. Хотелось отчаянно заскулить, вцепиться во что-нибудь или кого-нибудь покрепче, не идти никуда, но тычок в спину отправил по месту назначения почти носом в пол. Толпились разномастные мальчишки, а у золотого яйца, отдельно лежащего, замерли девушки, и рыжая не знала, куда податься. Все же...все же ее привезли вроде как в качестве кандидатки на золотую.
Закусив губу, она встала в сторонке, стараясь не путаться ни у кого под ногами, не лезть ни к кому под руку. Будто ни при чем здесь, будто случайно оказалась, но взгляд раз за разом возвращался к уже покачивающимся яйцам. Хоть раз в жизни, хоть разочек посмотреть на Рождение. И ведь Джо была бы согласна даже с трибун. Нет, с трибун было бы лучше, ведь здесь все, абсолютно все увидят ее позор, ее бесполезность и беспомощность. Чудаковатая девчонка, которой побрезговали драконы, увы.
Страх. Страх пожирал изнутри, будто это была какая-то резко вспыхнувшая болезнь. Физически больно от страха, и паника колотится в виски, но не Запечатления боится, нет, боится остаться одной. Словно сегодня решается какая-то судьба, в которую никто не верит, и если она сегодня уйдет с площадки в одиночестве, мир, наверное, рухнет. Мир рухнет, потому что ожидания и мечты пойдут прахом, станут серым дымом, который остается после выдоха, после яркого пламени, выдыхаемого драконом.
Но один уже вырвался на свободу, и Джоэль вздрогнула. В какой-то миг показалось, что малыш смотрел на нее, но ведь это невозможно. То ли бронзовый, то ли коричневый, в полумраке и от внезапных слез в глазах не разобрать - они не выбирают девчонок, и какая бы глупая надежда не теплилась в душе, спорить с драконами бесполезно.
Треск, шорох, клекот. Крылатые тянут свою песню, которая отзывается внутри, вибрирует на диафрагме, и сделать каждый следующий вдох все сложнее. Мир кажется таким медлительным, а на самом деле собственные движения хаотичны, арфистка напоминает изломанную куколку на веревочках, то дергающуюся резко, то застывающую, глядя слепо вперед себя.
Еще один малыш. Зеленая. Неосознанно потянувшись вперед, она замерла, словно окатили ледяной водой. Не по твою душу, детка. Ты никому не нужна. Нет, не  в самом деле, зачем бы народу Вейра такое бесполезное существо. Все верно, это естественный отбор. Мыслей нет. Вообще нет, в рыжей голове звонкая пустота.
Кто-то зовет. По имени. Ну да, вероятно, ее сейчас возьмут за руку и выведут отсюда, сказав, что произошла чудовищная ошибка, и Джо делает пару шагов назад, желая убежать, спрятаться. Такие расплывчатые движения всех вокруг, а перед глазами все смазанное. Так бывает, если нырнуть в мыльную воду и там пытаться осмотреться. Но кто-то же зовет, и, обернувшись на зов, неожиданно с разбегу ныряешь в теплый бархатный поток. Глаза в глаза, и радужный блеск зрачков дракона мигом вышибает из дурной башки все фобии, все глупости.
- Маленькая моя, - ошарашенно прошептала рыжая, уставившись на зеленую не мигая.
И время возвращается на круги своя, и Джо дергается вперед, чтобы обнять свою собственную Риот, но вместо этого в грохотом (наверное, кости друг о друга) падает на песок, только чудом не придавив новорожденную. Горячо! Подорвавшись, умудрилась боднуть драконицу лбом в грудь, пискнула испуганно и сгребла зеленую в охапку, прижимая к себе так, что того и гляди, сломает же шею.
И разревелась в голос от нахлынувшего облегчения, заливая теплую и гладкую кожу малышки горючими слезами, грозя вообще утопить ее в этом потоке. И совсем, совершенно, абсолютно не стесняясь чужих. Вот им-то какое дело? Хочет и ревет, хочет и тискает своего дракона в бульдожьей хватке. Своего же.

+7

11

Оливия торопливо просеменила к скамейке у выхода. Сделав всего пару шагов по площадке рождения она мысленно возблагодарила Шин, посоветовавшую одеть сапоги с толстой подошвой, и пристыдила себя за сомнения высказанные ей на этот счёт. Ну и что, что жарко, это не шло ни в какое сравнение с обжигающим пылом раскалённого песка. А ведь ступни — одно из самых чувствительных к температуре мест. Да здесь можно кла варить, поставив кастрюльку на землю... Она с сочувствием глянула на один за другим прибывающих кандидатов, и на обувь некоторых. Кстати, один из них, как показалось, был ей неплохо знаком. Близоруко сощурив глаза, она всмотрелась в лицо. Точно, один из учеников её Цеха, кажется с неплохими задатками.
- Юни, посмотри, мне кажется, это Калан. Ты его знаешь? - она тронула за руку девушку, сидящую справа. Главный целитель как-то упоминал, что хочет выслать ей вслед подмастерье, но как всегда не стал уточнять, ни как зовут человека, ни когда он появится. Так вот, им и оказалась та самая Юни.  Времени на долгие разговоры и нормальное знакомство у них не было.  Оливия наткнулась на молодую целительницу у выхода из Нижних Пещер.  Отдав девушке часть своей поклажи, она спешно повела её за собой на площадку Рождений.
Странно, но женщина за целый день никак не смогла прочувствовать праздничность и торжественность атмосферы, которая царила в Вейре. Все суетились, готовились, а она... она тоже готовилась. Вспомнив, слова Шин, что может произойти на площадке... теперь её мысли только и были заняты, как же поступить, если кто-нибудь из новорожденных дракончиков кого-нибудь покалечит, а то и вовсе... Ох, нет, о таком и думать не хотелось. Хотелось, не хотелось, но готовиться нужно ко всему. Некоторые за свою попытку, возможно, заплатят жизнью. А ещё... ведь ей не позволят выбежать на площадку, чтоб помочь раньше, чем все драконы не выберут себе всадников. Оливия пробыла здесь всего полторы недели и ещё не успела поменять свои приоритеты. Для неё жизнь и здоровье были превыше всего. Поэтому женщина прихватила с собой сумку со снадобьями, бинты и инструменты.
Сейчас всё и произойдёт, гул драконов всё усиливался. Сколько же здесь народу. Женщина обернулась, глядя по сторонам, пытаясь высмотреть знакомое лицо. Главный целитель наверняка должен быть здесь. Из-за своих приготовлений, ей так и не удалось с ним пересечься. Все замерли в ожидании. Да, пожалуй зря она зациклилась на своих мрачных мыслях. Вон как оживился всадник, сидящий недалеко от неё. Да, для них это... наверно, каждый сейчас вспомнил себя. Оливия почему-то окружали только всадники, рассмотреть среди них кого-нибудь из знакомых мастеров, так и не удалось. Видимо, те предпочли места поудобней. Хотя, верхом наивности было считать именно так, просто не захотели сидеть рядом с этими крылатыми нахлебниками. Целительница была искренне удивлена, когда кто-то в первый раз назвал при ней так жителей Вейра. Её ещё слепой детский трепет не мог сопоставить эти грубые слова с предметом восхищения.
Вернув взгляд на площадку, она поняла, что чуть не упустила самое важное. Яйца уже начали активно раскачиваться, на некоторых уже пошли трещины. Первым оказался бронзовый.  Немного неуклюжий. Женщина внутренне напряглась, предчувствуя, что сейчас он заденет кого-нибудь крылом, отталкивая, и упаси, если кто-нибудь попадётся ему под когти. С ужасом Лив увидела, как дракончик налетел  на Калана, хоть он парень и крепкий, но такая тяжесть... И почему он не поднимается? Её место находилось не очень близко, а зрение подпорченное ночным изучением записей,  сейчас подводило.  Всадник, сидящий рядом заметил, как заёрзала на своём месте Оливия то ли силясь рассмотреть, что же там происходит, то ли уже решая не выбежать ли площадку для первой помощи.
- Всё хорошо, он его запечатлел!
Она удивлённо посмотрела на мужчину, медленно расплываясь в улыбке.  Её охватило какое-то странное чувство гордости за парня. Наверно, будь у неё ребёнок, она бы чувствовала что-то подобное. В момент из одного из учеников целителя он превратился во всадника бронзового. Потом, после, Лив обязательно зайдёт к нему в вейр проверить целостность его рёбер, да и спину  наверняка обжёг, хотя... в первую очередь просто поздравить.
Только сейчас Оливия поняла что такое Рождение.  Все травмы, которые могли случиться там, отошли на второй план. Глядя на счастливые лица  новоиспечённых всадников, она больше не могла думать только о том, столько ужасных ран  ей придётся после этого вылечить. Всё равно, пока ничего из ряда вон не произошло.
Тем временем ещё несколько драконов выбрали себе пару, а вот золотое пока только чуть-чуть покачивалось.

+3

12

Темно и тесно, воздуха уже стала не хватать, так как существо проснулось и стало осознанно потреблять кислород. Маленькие лапки, до этого скрюченные, чуток распрямились, но не полностью, наткнувшись на что-то. И этим «что-то» была не внутренняя стенка яйца и не вязкая жидкость, заполняющая яйцо, а крыло самого зверька. Крылья были столь большими, что малютка могла бы в них закутаться, как в одеяло, почти с головы до задних лап и хвоста. Именно это помешало самочке нормально развернуться в яйце, то есть находиться в полусогнутом состоянии. Драконица начала отчаянно рваться на свободу, прекрасно понимая, что находиться в таком состоянии дальше просто невозможно, ведь это так неудобно и даже болезненно. Зверёк начал биться внутри яйце, отчего оно стало сильно раскачиваться из стороны в сторону. Можно было подумать, что дракончик там бьётся в конвульсиях или в  истерике, кстати, последнее было бы вернее всего. Самочке действительно было очень страшно оставаться одной в этом тёмном, тесном месте, она отчаянно рвалась на свободу, периодически тараня головой не стенку яйца, но свои крылья, отчего недовольно морщилась и продолжала свою разрушительную, бурную деятельность.
В конце концов, яйцо «затрещало по швам» и треснуло. Через трещину резво, словно торпеда, «вылетел» небольшой зелёненький зверёк. Он приземлился на тёплый песок, причём прямо на собственный хвост, периодически чихал и постоянно тёр мордочку лапкой, пытаясь счистить остатки влаги с «лица» и глаз. Когда этот процесс завершился, драконица распахнула большие глаза и стала испуганно пялиться на окружающих. Всё было таким неестественно большим для неё, ещё и какие-то фигуры в белом маячили чуть ли не перед самым носом (да, далеко укатилась).
Крылатая еле-еле смогла подняться, нетвёрдо удерживаясь на трясущихся конечностях. Её колотила мелкая дрожь, ибо после такого рождения она на миг забыла, чего ради так рвалась в этот мир. Кажется… она кого-то искала, причём давно, может быть даже звала этого кого-то из своего тесного убежища. Зелёная тут же начала оглядывать присутствующих, пытаясь одним взглядом определить того, кто ей нужен. Тут была кучка мальчишек. Некоторые из них уже успели запечатлеть своего дракона. Глядя на счастливых братьев и сестёр, новорождённая еле смогла проглотить комок в горле. Где же её вторая половина?! Крылатая медленно брела, огибая кандидатов одного за другим. Неподалёку толпилась «стайка» девчонок, неотрывно глядящих на большое золотой яйцо. Нет, не там... - подумала драконица, грустно глядя в ту сторону, продолжая при этом идти дальше. Пока самочка пялилась на девочек и девушек, она не заметила, как наткнулась на кого-то. Не удержавшись на слабых лапках, крылатая повалилась бок, при этом запутавшись в крыльях, которые её накрыли сверху. Зелёный "комок" начал активно барахтаться, вороша песок.
Наконец-то мордочка показалась из под крыла, зелёная смогла с трудом выбраться из этого «кокона» из крыльев. Отфыркиваясь и топчась на одном месте, драконица медленно подняла мордочку вверх, осознав, что стоит рядом с тем объектом, на который так мастерски чётко налетела. Это была молодая девушка приятной наружности, её голубые глаза возымели удивительно влияние на зелёную. Она застыла и неотрывно глазела на… свою новоявленную всадницу. Да-да, драконица осознала это в тот же миг, как увидела эти глаза, а через них будто и весь внутренний мир девушки. Не зря некоторые считают глаза зеркалом души. Самочка потянулась к девушке мысленно: Я Вианта. Покорми меня, я очень голодная... Так установилась связь между зелёной драконицей и юной Морвэной.

Отредактировано Вианта (2012-01-29 18:16:12)

+5

13

По прибытии в Вейр девушка была поражена тому, насколько жизнь здесь отличалась от жизни в холде. В небесах над чашами гудя своими могучими крыльями, проносились драконы. Вокруг царила суета, куда ни глянь, везде носились люди, всадники, кандидаты на грядущее Запечатление. Все предвещало важное для всего вейра событие.
Девушка, одетая в праздничную тунику растерянно стояла между коридоров, не зная, куда бы себя приткнуть. Кое-как, освоившись в новой обстановке, она предложила помочь с приготовлениями, но никто даже не обратил внимания. Так и не найдя себе дела, Морвэна, стараясь не попадать ни кому под ноги, направилась вдоль длинного коридора. Возможно, рвение девушки к работе обуславливалось внутренней напряженностью и волнением, которое постепенно нарастало.
Поглощенная своими мыслями она не сразу заметила как на встречу ей быстрым шагом, едва ли не бегом, пробирался тот всадник который ее сюда привез. Добравшись до Морвэны, он что-то сказал, но его слова утонули в нависшем вокруг шуме. Тогда он схватил девушку за руку и быстро потащил за собой.
Вскоре они вышли на карниз где их уже поджидал его дракон. Всадник усадил кандидатку у себя за спиной, и они слетели с уступа, направившись в сторону Площадки Рождений.
Еще с воздуха перед ними открылась обширная арена, сплошь усыпанная песком. Все выглядело почти так же как на одном из старинных гобеленов, изображения, которых Морвэна часто перерисовывала в детстве. Тогда, она представляла все те дивные события очень отчетливо, хотя ни разу даже не бывала в вейре. Но сейчас все это казалось, каким-то не настоящим, будто сон. И девушка пока не знала радоваться ей этому сну или немедленно проснуться.
В центре всего этого пространства располагалась кладка, и среди всех яиц находящихся там, наиболее выделялось одно, самое крупное. Его гладкая, будто отлитая из чистого золота поверхность, словно сияла изнутри.
Дракон приземлился, и девушка ступила на горячий песок, который сразу же обжег босые ноги, словно раскаленные угли. Душу сковало сомнение. Что будет, если ей не удастся пройти это испытание? Неужели ей придется вернуться обратно в холд?
Морвэна неуверенно взглянула на всадника. Ей показалось, будто на его устах промелькнула мягкая улыбка, и в следующий миг дракон взмыл в небеса, оставив свою избранницу одну. Как бы там ни было, но эта улыбка придала девушке некоторую уверенность, которой ей так недоставало. Осторожно ступая по разогретому песку, она подошла к небольшой группе кандидаток. С другой стороны кладки столпились мальчишки в ожидании того момента, когда их судьбы переплетутся с судьбами юных драконов.
Кажется, все уже собрались, но ничего не происходило. Теперь всё решало время.
Все замерли в ожидании и вот, наконец, тишину прорезал громкий треск, а через мгновение на песок выкатился бронзовый дракончик. Следом за ним подбадриваемые своими старшими сородичами стали проклевываться новые малыши. Неуклюже ступая по земле, они выискивали своих всадников и находили их. Девушка и не представляла себе, насколько это прекрасное зрелище, когда дракон находит своего всадника.
Вскоре взгляд девушки вновь упал на яйцо Золотой королевы, скоро и оно должно будет проклюнуться, а дальше... Что будет дальше не ведомо даже самому опытному всаднику.
Пока девушка разглядывала яйцо королевы, ожидая, когда же на его гладкой поверхности появится первая трещина, что-то ударилось о ее ноги. Морвэна удивленно посмотрела вниз, заметив маленькое зеленое "нечто". Похоже, малыш, а вернее малышка запуталась в своих чересчур длинных крыльях. Девушка, мягко улыбнувшись, наклонилась, чтобы помочь дракончику. Она осторожно, дрожащими от волнения руками, отодвинула обтянутое нежной кожицей крылышко, из-за которого показалась головка. Мир вокруг словно перестал существовать, когда глаза девушки встретились с глазками новорожденного дракончика. Не имея сил оторвать взгляда, она утопала в этих бездонных сетчатых колодцах. Сознание будто слилось с сознанием дракончика. Я Вианта. Покорми меня, я очень голодная... - Голос зеленой громким эхом раздался в мыслях Морвэны. Она поняла, что теперь никогда больше не будет одинока. Опомнившись, новоиспеченная всадница произнесла:
- Здравствуй Вианта, я Морвэна. - Девушка поставила малышку на ноги и бережно уложила кожистые крылышки на их законное место - Конечно, я покормлю тебя.

+2

14

Множество хаотичных и непонятных мыслей наполняли сознание маленького существа, мирно покоившегося в яйце. Вокруг была лишь темнота. И даже если бы зверёк открыл глаза, то не увидел бы разницы, ведь плотная оболочка, окутывающая его, не давала проникать сюда свету. Всё же, несмотря на это, существо вышло из состояния «летаргического сна», причём абсолютно по своей воле. Она была совершенно одна, вокруг не было никого, практически ничего не было слышно, только странные звуки снаружи и шорохи. Чувство одиночества – первое, что испытала ещё невылупившаяся драконица. Вторым ощущением стало чудовищное чувство голода, которое словно заполнило всё её существо и нашло болезненный и неприязненный отклик в сознании.
Еды по близости не намечалось, а чувство голода было слишком велико. Драконица видела лишь один выход – попытаться найти пропитание вне своего прочного, надёжного убежища, служившего ей чем-то вроде дома достаточно долгое время. Но как можно разрушить то, что так долго сдерживало и защищало тебя? Зверёк провёл лапкой по стенкам яйца разок другой, затем попытался чуток надавить, но оболочка не поддалась, даже вмятины не появилось. Н-да, настоящая проблема, трудно. - грустно заметила самочка, убрав лапу. Может, эта её конечность слишком слаба? Тогда надо попробовать задней толкнуться.
Драконица стала изо всех сил надавливать на стенки яйца задними лапами. Эффект, надо заметить, был весьма слабый – яйцо лишь покачнулось и снова заняло на песке примерно то же самое положение. Пока все методы не срабатывали, что ж, теперь в ход пошла голова. Причём не совсем по прямому назначению, то есть не с целью мыслительного процесса. Драконица начала с таким остервенением атаковать стенки своего убежища, будто они нанесли ей личное оскорбление. Под таким дьявольски сильным натиском яйцо начало поддавать.
Вначале появилась одна небольшая трещина, затем другая, побольше первой. Через пару секунд всю поверхность крупного золотого яйца испещрили трещины разных размеров, а в следующее мгновение яйцо с хрустом «распалось» на две половины. Ровно посередине между половинками бывшего яйца лежала золотая драконица, впервые в жизни вдыхая воздух внешнего мира. Самочка буквально с минуту щурилась, привыкая к яркому свету и обилию красок. Крылатая проворно перевернулась на бочок, а затем и на живот. Как только глаза привыкли к виду окружающей реальности, они стали жадно «бегать» по всем, а сама золотая бегло запоминала очертания различных объектов. Обернувшись, новорождённая увидела свою родительницу. Ланта одобряюще глядела на дочь, явно довольная, что маленькая королева появилась на свет.
Драконица неуверенно поднялась на лапки, затем сделала шажок, потом ещё один, так она постепенно привыкла к песку, что находился под ней, ну и ещё к своим конечностям, которыми она теперь могла свободно орудовать. Новорождённая двинулась к группе существ, облачённых в белые одежды. Она пыталась рассмотреть лица кандидатов, а она знала, что это именно они, однако они стояли так кучно, что представлялось возможным разглядеть только тех, кто стоял в первом ряду. Однако именно этот ряд помог самочке сориентироваться. Она пошла совсем не туда, потому что тут толпились мальчики, золотую же интересовала небольшая группа из девочек и молоденьких девушек.
Драконица весело потопала к ним, чувствуя, что теперь она на верном пути. Когда самочка начала приближаться, кандидатки затаили дыхание, а их губы едва шевелились, видимо они молились, чтобы сегодня им повезло. Однако весьма разборчивая золотая обходилась их одну за другой, периодически останавливаясь, словно размышляя «та или всё же нет?». Наконец она остановилась перед двумя последними кандидатками: светловолосой девчушкой с едва заметными вкраплениями веснушек на пухлых щёчках и златовласой, зеленоглазой девушкой, имевшей тонкие, плавные черты лица. Неожиданно осознание сделанного выбора ворвалось в сознание золотой, оно пришло неожиданно, но исход крылатой понравился. Королева чуть ли не вприпрыжку побежала к выбранной ею девушке, как вдруг наступила на своё собственное крыло. Нееееееееет! - только и успело пронестись в мыслях, прежде чем драконица начала падать вперёд, затем последовал кувырок, а потом долгая череда вращений. Новорождённая кубарем катилась в абсолютно "левом направлении", налетела на чью-то ногу, кто-то он ужаса вскрикнул и отскочил с траектории «полёта» большого золотого «мячика». В конце концов, золотая во что-то врезалась на полном ходу. На пару секунд она полностью отрубилась, вообще не соображая, куда её занесло. Когда она разлепила глаза, то увидела хвост маленького дракончика, точнее своего бронзового брата, Акташита, который родился несколькими минутами раньше неё. Ауч, больно! - негодовала самочка, поднимаясь и потирая свой многострадальный нос, которым она, кстати, недавно так упорно таранила своё яйцо.
Королева отошла подальше от своего сородича, попутно отряхиваясь от песка, осевшего на внешнем покрове. При этом она выглядела комично, ибо, снова идя к выбранному ею объекту, она периодически останавливалась и энергично трясла какой-нибудь из своих лап, стремясь полностью избавиться от песка. Таки после всех приключений новорождённая добралась до своей всадницы. Этот статус ей теперь полагался в связи с выбором королевы. Привет, я золотая Эланта. Я очень голодная... Ты ведь меня покормишь, да? - без особых усилий ментально обратилась Эланта к Ульвэн, точно зная, что девушка её обязательно услышит. Драконица всем своим существом ощущала, как начала крепнуть их связь. Теперь они стали неделимым целым, таков был её выбор.

+5

15

Пока молодые дракончики искали своих всадников и один за другим останавливались перед юношами и девушками в белых тогах, двое малышей потерянными бродили по Площадке Рождений. Они то замирали на некоторое время, вглядываясь в кандидатов, то снова начинали неуверенно ковылять в сторону от них. Один из малышей был бронзовым - к нему уже несколько раз подбегали мальчишки, он он недовольно мотал крупной головой и шел в другую сторону. Вторая малышка была зеленой: обойдя огромную золотую мать по кругу, она жалобно запищала, а потом неуверенно двинулась в сторону трибун.
  Госпожа и Предводитель заметили малышей первыми и заволновались.
- Похоже, на Площадке нет подходящих для них кандидатов, - лицо В'мара заметно побледнело.
- Может быть, кто-то найдется среди гостей, - как всегда отстраненным голосом проговорила золотая всадница, - а может и нет.
  Зеленая прошла вдоль первого ряда зрителей и вдруг замерла на одном месте, старательно задирая морду. Казалось, она кого-то высматривала среди зрителей. А бронзовый малыш, наоборот, ушел в самый дальний угол пещеры и там, споткнувшись в очередной раз, затих на песке.
- Помогите ему! - Не выдержал кто-то из всадников. Это был Д'ван, наставник молодняка.  Пара молодых синих всадников тут же подорвалась со своих мест, готовые принести малыша обратно. Растерянные кандидаты тоже двинулись, было, в сторону дракончика, а Ланта встревоженно повернула голову в его сторону и тихо что-то заворковала. Он с трудом пропищал в ответ.
- Поздно, - вдруг громко и отчетливо проговорила Илура. И люди замерли на своих местах. - Он умирает. Спасайте лучше малышку.
  Женщина повернула голову в сторону и внимательно посмотрела на молодую девушку, сидевшую среди зрителей.

+2

16

Сидя рядом с Оливией, девушка никак не могла поверить, что сегодня она станет свидетелем чуда. Чуда Запечатления! Крылатые гиганты словно бы пели , приветствуя  потомство своей королевы.
Юни, посмотри, мне кажется, это Калан. Ты его знаешь? –сидящая рядом мастер прикоснулась к её руке, но добилась лишь отрицательного покачивания головой. Нет, в Вейре Юни ещё никого не знала.
Яйца раскачивались все сильнее и сильнее. Вокруг них в напряженном ожидании замерли претенденты. Золотое яйцо полукругом обступили девушки. Юни заметила промелькнувшие, словно пламя, волосы и мысленно пожелала удачи рыжеволосой.
Песня драконов стала торжественней и в это же мгновение одно из яиц разлетелось дождем осколков и оттуда вывалился маленький бронзовый. Малыш расправил ещё такие хрупкие крылья, закричал ,как будто приветствуя своего всадника и решительно двинулся в сторону Калана. Девушка взглянула на Оливию и улыбнулась: похоже мастеру была небезразлична судьба этого парня, и  ей тоже было радостно наблюдать за только что сложившейся парой.
Теперь уже раскачивались все яйца и глаза не успевали следить за рождением драконят. Вот на песок выбрался синий дракон, там зеленая обрела свою подругу.  Глаза жгло, она видела как новорожденные  дракончики находят своих всадников, как уходят с площадки уже сложившиеся пары. Старшие всадники светло улыбались, заново переживая Запечатление.
На площадке оставалось все меньше новорожденных. Уже сложившиеся пары постепенно двигались к выходу.  Оставшиеся без пары кандидаты пытались привлечь внимание двух оставшихся малышей: бронзового и зеленой. Но, казалось,  дракончики  не могут выбрать себе пару из оставшихся ребят. Вот бронзовый скрылся из виду, а зеленая, жалобно крича, поковыляла к трибунам.
Девушка тревожно смотрела на дракончика, а потом, даже не очень понимая, что делает вскочила со своего места и бросилась к лестнице. Разумеется поспешность  сыграла с ней злую шутку: только вступив на ступеньки, Юни  оступилась, отчаянно замахала руками, пытаясь удержать равновесие  и  пролетев  через несколько ступенек,  шмякнулась на горячий песок, лишь чудом не раздавив  малышку-зеленую. Мгновение она лежала неподвижно, но испуганные возгласы, раздавшиеся сверху, а так же сильный жар, исходивший от песка, заставили целительницу поспешно подняться. Лихорадочно озираясь,  девушка потихоньку начала пятиться обратно к коварным ступенькам, разрываясь между желанием провалиться сквозь землю( вряд ли в Вейре кто-нибудь появлялся на площадке Рождения таким образом) и удивлением, что  ничего себе не сломала.
Раздавшийся справа требовательный писк заставил Юни замереть на месте. Зеленая самочка внимательно вглядывалась  в стоящего перед ней человека, а затем  попыталась сделать шаг, запуталась в собственных лапах и завалилась набок, неловко подмяв под себя крыло. Девушка бросилась к новорожденной, осторожно высвободила крыло  и помогла  ей подняться.  Драконица повернула голову и целительница утонула в радужных переливах глаз:  её охватило чувство всеобъемлющего счастья, такого острого, что на глаза навернулись слезы.  А ещё ощущение какой-то цельности, как будто она нашла очень важную часть себя.
Прижав маленькую зеленую к себе  целительница  ошарашено выдохнула –« Её зовут Велта!»

+5

17

C самого утра, весь Вейр гудел, сегодня должно было состоятся Рождение. Поэтому на кухне, уже вовсю готовилась еда, для гостей, которые прибудут вечером. Лорана накормив Талинту, и смазав  шкурку маслом, отпустила ее к остальным на озеро. Сама же всадница, отправилась помогать остальным. К вечеру ближе, когда начал нарастать гул драконов, Лорана успела сбегать переодеться, и занять на трибуне свободное место. Зная, что и Талинта следит за Рождением. На площадку рождения собирались гости и всадники. Когда гул стал еще сильнее, Всадница успела увидеть, драконы привезли кандидатов, и как, когда-то ее поставили на песок и улетели. Мальчиков уже привели, и те стояли, поглядывая на пестрые яйца, которые уже сильно раскачивались. Первым раскололось яйцо, недалеко от центра, и из него выбрался бронзовый дракончик. Одобряющий гул прошелся среди Всадников, это было хорошей приметой. Словно послужив сигналом, после бронзового малыша, начали трескаться и другие яйца.  А бронзовый малыш, прыгая к своему всаднику, умудрился завалить его, от чего все замерли на мгновение, но успокоились, когда оба поднялись. Лорана едва успевала следить за всеми, вот синей дракончик нашел своего друга, а за ним зеленая. Каждый из них обретал, что-то большее в своей жизни. На лицах других еще сгущались краски тревоги, или волнения, которые были хорошо знакомы Лоране. А вот еще одна зеленая малышка, уткнулась в бедро рыжеволосой девушки, еще двое стали одним целым. За ней последовала примеру, следующая зеленая. Но внезапно гул изменился, стал более интенсивным и в них вплелись немного другие нотки, Лорана вскинула голову и стала смотреть туда, где, несомненно, должна была появиться Золотая. И вот маленькая королева, выбралась из своей скорлупы, ища взором ту, что назначена ей судьбою. На пути к избраннице, Золотая налетела на недавно вылупившегося бронзового, но тут же поспешила дальше к намеченной цели. И вот еще двое обрели друг друга, в этом вихре судеб. Лорана смахнула одинокую слезу счастья, скатившуюся по щеке. Сейчас в этот короткий миг, она вспомнила, как сама совсем недавно была там внизу, и ее выбрала Талинта. Но тут же на площадке воцарилось напряженное молчание, и всадница разглядела то, что увидели и другие. Двое малышей искали своих всадников и не находили. Жалобный писк зеленый, вызвал еще большую тревогу на лице Лораны, та продолжала идти вдоль трибуны, а  бронзовый ушел куда-то в темный угол. Слова, сказанные предводительницей Вейра, казалось, повергли всех сидящих в шок. Бронзовый малыш умирал, и никто не мог ему помочь. Неужели такая учесть ждет и зеленую малышку не успела эта мысль проскользнуть в сознании Лораны, как она услышала, что зеленая нашла себе всадницу. Это немного приободрило Всадницу, но потеря бронзового оттеняла дух празднества. Девушка осталась сидеть на месте, поскольку Рождение почти завершилось, и сейчас гости и всадники хлынут наружу, и она вместе со всеми.

+3

18

Голова у девушки пошла кругом, Ульвэн чувствовала, как ее ноги слабеют, а пальцы рук холодеют. Волнение переполняло  дочь управляющего, она и представить себе не могла, что когда-нибудь окажется на площадке рождения… Так близко к чужой мечте… «Мне обязательно достанется бронзовый, - так всегда говорил ей Эван, а потом на всякий случай добавлял, - ну или коричневый…» И выглядел он в эти моменты очень деловито и уверенно, казалось, ничто не могло пошатнуть его детскую мечту в свою фантазию. Она помнит, с каким скептицизмом воспринимали его речи их родители. Ульвэн и сама их сначала так воспринимала. Но потом начала подыгрывать своему брату, и на какое-то время поверила в эту милую мальчишескую мечту. «Я обязательно возьму тебя потом к себе» - обычно этой фразой заканчивались милые мечтания Эвана о новой жизни с крылатыми, и они привносили в жизнь брата и сестры определенную надежду на какую-то новую, чудесную жизнь, судьбу, которая будет не похоже на судьбу их родителей.
А в итоге? В итоге она осталась здесь совсем одна, среди этих молодых девушек и юношей, таких же кандидатов, как и она сама. Теперь стоя здесь, она понимала своего брата. Драконами нельзя было не восхищаться, их нельзя было не желать. Стоя на площадке и ожидая чудесный миг рождения, Ульвэн поняла, что очень желает оказаться той счастливицей, которую выберет дракон. Однако вероятность была очень маленькой, по крайней мере, девушке так казалось, ведь помимо нее присутствовало достаточно кандидаток, а яиц, тем не менее, было ограниченное количество.
От рассуждений Ульвэн отвлек возглас нескольких девушек стоящих рядом с ней. Первый дракон вылез из скорлупы, красивый, статный зверь, он поразил кандидатку и близь стоящих девушек своим размером, и красивым бронзовым оттенком. Однако он направился в сторону юношей, чем очень раздосадовал Ульвэн. Ей так хотелось получить дракона, что она совсем забыла о том, что такие, обычно достаются только юношам. Наконец стали шевелится другие яйца, гул драконов и зрителей по-прежнему не смолкал, к ним добавлялись звуки новорожденных, которые избирательно подходили к молодым кандидатам.  Зеленые, синие драконы такие красивые и величественные, однако все они даже и не думали смотреть в сторону Ульвэн. Новоявленные всадники во всеуслышание объявляли  имена своих драконов, голоса их были радостные и воодушевленные. Еще бы, им сегодня определено повезло, тогда, как ей придется, похоже, покинуть это удивительное место, и вернуться в свой отчий дом, где ей, разумеется, найдут достойное применение. Градус настроение девушки начинал падать, разочарование медленно подкатывало, и казалось, смысла находится на площадке, больше не было.
Повернув немного голову вправо, дочь управляющего осознала, что в нескольких метрах от нее стоит красивая золотистая драконица. Она определенно смотрела в сторону Ульвэн и стоявшей рядом кандидатки. Она явно, испытывала интерес, только вот не понятно было к кому из них. Сердце девушки забилось с бешеной скоростью, но она не двинулась с места, боялась спугнуть эту золотую красавицу. Новорожденная двинулась в их сторону, но запнулась о крыло, и отскочила в противоположную сторону. «Надеюсь, она не поранилась» - пронеслось у девушки в голове. Тем временем золотая поднялась, и направилась снова в сторону Ульвэн. Дочь управляющего с каким-то теплом наблюдала за тем как подходит драконица, почему-то теперь ее уже не волновала кандидатка стоящая рядом, она почему-то знала, а может, просто очень надеялась, что золотая выберет ее. Теперь новорожденная золотая стояла прямо перед ней.
-Привет, я золотая Эланта. Я очень голодная... Ты ведь меня покормишь, да? – эта мысль просто появилась в голове Ульвэн, чем очень поразила девушку, вместе с ней пришло и новое ощущение, какое-то странное, она разберется с ним позже.
-Я Ульвэн, - представилась дочь управляющего, а потом добавила, - обязательно покормлю.
Девушка осторожно положила правую руку прямо на мордочку золотой, а потом аккуратно погладила.

+5

19

Драконица отдыхала в вейре после патрулирования, но её сон был беспокойным. Что-то мешало Кайрате погрузиться в мир снов, полностью отключившись от реальности. Окончательно из лёгкой дремоты её вывели хлопки крыльев снаружи и гудение, раздававшееся, казалось, отовсюду. Драконица резко вскочила и позвала всадницу:
- Китра, вставай! Идём же! - крикнула она, торопливо выбираясь из пещерки.
Снаружи кружили драконы. Один за другим они исчезали в недрах потухшего вулкана, направляясь к площадке Рождения. Вот мелькнуло крыло бронзовых гигантов, несущих кандидаток на Запечатление новой королевы. В Чаше тоже царила суета, люди бежали кто куда. Одни - в вейры, переодеваться, другие - во внутренние коридоры за кандидатами, третьи - в Нижние пещеры, заканчивать приготовления к торжественному пиру. Драконица не понимала всей этой суеты, но она давно привыкла, что люди многое воспринимают не так, как драконы.
Когда Китра появилась на карнизе, Кайрата уже парила рядом, готовая сорваться в стремительный полёт в любой момент. Подхватив свою всадницу, она понеслась к верхнему входу на площадку Рождения, откуда традиционно появлялись всадники и гости, прибывающие на драконах. Лавируя между другими зверями, она влетела в пещеру и ссадила Китру. А потом взлетела под потолок и уютно устроилась на уступе, присоединяясь к хоровому гудению.
Первые яйца уже начали раскачиваться. Первым вылупился бронзовый, затем голубой, три зелёных и золотая королева. Каждого малыша Кайрата приветствовала громким криком вместе со всеми. Но что это там? Бронзовый малыш не смог найти себе пару! Торжественное гудение сменилось траурным рёвом. Но вот ещё одна зелёная малышка всё таки нашла свою всадницу, правда не на горячем песке площадки, а среди зрителей. Новый радостный крик огласил пещеру.
Кайрата чувствовала, что Рождение подходило к концу, яиц становилось всё меньше, зато всё больше юных драконов вместе с их всадниками покидали площадку Рождения. Безошибочно определив в толпе зрителей Китру, зелёная обратилась к всаднице:
- Хорошее Рождение. Жаль малыша.
От других драконов Кайрата знала, что такое порой случается, но ей всё равно было горько.

Отредактировано Кайрата (2012-02-02 21:34:19)

+6

20

На весь предыдущий день Китре с Кайратой поручили патрулирование близ лежащих земель. Отчего сейчас, сладко посапывая в кровати, девушке вовсе не хотелось просыпаться. Хотелось просто как следует выспаться. Кажется, ей даже какой-то сон снился, и то, не самый лучший. На миг распахнув глаза, рыжая убедилась, что это был все-лишь дурной сон и снова прикрыла глаза, решив еще чуточку побаловать себя.
- Китра, вставай! Идём же! - не успела Китра провалиться в сон, как зеленая буквально вырвала ее из дрема.
- Что? - от неожиданности было спросила девушка, но сама же потом спохватилась, что сегодня Рождение. Не дав себя долго ждать, рыжая быстро и, как она успела заметить для себя, аккуратно собралась и выбралась на карниз. Кайрата была уже вся в нетерпении сорваться как можно скорее с земли и устремиться к Площадке  Рождения. Девушка поманила зеленую к себе и, запрыгнув и устроившись между гребней, устремилась на праздниство. Они должны были успеть как-раз к началу. Девушке было интересно кто родиться первый в этой кладке, особенно какие возникнут пары.
Приземлившись на горячий песок и спешившись с зеленой, девушка помахала Кайрате и поспешила занять свое место среди других всадников и собравшихся гостей.
Китра как-раз устроилась между двумя молодыми, они запечатлели своего дракона всего-лишь оборот назад, синими всадниками. Заметив рыжую парни освободили ей место, приветливо улыбнувшись. С ними она была знакома, с одним она даже как-то играла дуэтом на гитаре ранними вечерами, когда они уже освободились от дел, а спать еще не тянуло. Пока Рождение не началось на площадке стоял небольшой гул, в частности от собравшихся людей, которых поддерживали так же и драконы, сидевшие на карнизах. Китра обсуждала с всадниками прошедшие Рождения, а так же делилась своими мыслями по поводу грядущего. Парни даже было хотели поспорить на первого новорожденного дракончика. Точнее на его цвет. Даже готовились поставить одну марку, если родится бронзовый или коричневый, но Китра разумно отказалась. Не то, чтобы она не любила азартные игры, просто считала, что Рождение не самое подходящее место для этого. Вот сыграть в карты на марки - это уже другое дело!
Но тут шум среди скамей затих, это говорило о том, что Рождение началось! Первые яйца начали раскачиваться. Кто-то заваливался на бок, а кто-ото уже смог пробить скорлупу своего временного жилища. Первым оказался бронзовый! Синие всадники, сидевшие по бокам, весело бросили на рыжую косые взгляды. Китра не обратила на это внимание, Рождение, от что сейчас украло весь ее интерес. Девушка смотрела на вылупление малышей, как создавались новые пары и вспоминала, как тогда, еще пару оборотов назад ей посчастливилось запечатлеть Кайрату. Рыжая передала свои мысли и эмоции зеленой.
Вторым, почти одновременно с бронзовым, появился на свет синий. Он не долго думая уверенно направился к своему всаднику, затем по очереди стали появляться зеленые и сама золотая. Но что там? Один бронзовый малыш все никак не может определиться с парой. Китра вскочила, тревожно следив за ним и удерживая себя, чтобы не броситься на песок, да только чем она могла бы ему помочь? Малыш бродил среди мальчишек, отворачиваясь от каждого и, в конец разочаровавшись, ушел в угол площадки, уткнувшись в песок.
"Кайрата..." - тревожно позвала было рыжая, чувствуя как малыш на глазах у всех угасает. К нему было хотели броситься синие всадники, ее соседи по скамье, но их остановили, с горечью заявив, что малыш умирает. Сердце сжалось от грусти. Да, она знала, что такие случаи бывают. Ей о них рассказывали. Она еще радовалась тогда, помня, что в ее Запечатление все дракончики из вкладки нашли своих всадников.
Но тут рядам подошла новорожденная зеленая. Она настойчиво пыталась высмотреть своего избранника среди рядов. Но, к большому счастью, эта пара сложилась. Китра опустилась на скамью, внутри чувства смешивались. одно было чувство радости. Все-таки Рождение  было хорошим. Но ее печалила потеря бронзового...
"Да, жаль малыша..." - грустно ответила девушка. Она оглянулась на синих всадников, те тоже были поникшими, но держались неплохо, старались поддерживать хорошее настроение.
Сейчас все зрители провожали торжествующими взглядами состоявшиеся молодые пары.
- И все же... хорошее Рождение.

Отредактировано Китра (2012-02-03 22:16:15)

+4


Вы здесь » Драконы Перна: Долгий Интервал » Сюжетный архив » 10.02.1010 Запечатление


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC